Сюжеты

ГОТОВЫ ЛИ МЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ «ЧЕРНОЙ ОПАСНОСТИ»?

Этот материал вышел в № 56 от 05 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Отклик на публикацию в «МК» от 27 июля На страницах «Московского комсомольца» «Золотое перо России», лауреат высшей профессиональной награды в нашей журналистике Юлия Калинина еще раз высказалась по национальному вопросу. Или — давайте уж...


Отклик на публикацию в «МК» от 27 июля
       
       На страницах «Московского комсомольца» «Золотое перо России», лауреат высшей профессиональной награды в нашей журналистике Юлия Калинина еще раз высказалась по национальному вопросу. Или — давайте уж будем максимально точными — по вопросу национальной политики в отдельно взятом городе, сложность ситуации в котором усугубляется тем, что он, этот город, является столицей многонационального государства.
       Собственно, Калинина это понимает в полной мере сама, потому и для размышлений своих предусмотрительно выбрала не бурятов, не адыгов, не табасаранцев или якутов, а уроженцев соседнего государства. Которые, в свою очередь, проводят, оказывается, тихий захват Москвы и прописываются у нас в год по полтора миллиона человек (!) при полном попустительстве московской же милиции, где работает едва ли не один-единственный патриот (обнародовавший эти дикие цифры полковник Вохминцев).
       Но Калинина Вохминцеву «скорее поверила бы» — у нее самой глаза есть, и ее автобусная остановка уже превратилась «в привокзальную площадь каких-то Кавминвод», где неприятные лично ей люди кушают чебурек в тряпичном кафе-шантане. «Миграцию необходимо регулировать, иначе она оборачивается погромами — это а к с и о м а, здесь даже нечего доказывать», — учит журналистка. И добавляет: «Ни один народ не может позволить такого к себе отношения, как ты его ни уговаривай, как ни объясняй, что «национальная рознь — это плохо и стыдно». И пугает погромами, в которых, она убеждена, будут виноваты власти, вовремя не ограничившие миграцию, а за взятки отдавшие родной город на разграбление чужакам-инопланетянам.
       Кстати, сообщу для сведения: Кавминводы — это совсем не то место, откуда можно опасаться особенного наплыва азербайджанцев; Кавминводы — это все-таки Россия, и журналистка здесь просто проговаривается: ее вовсе не собственно азербайджанцы беспокоят, ее беспокоят «не такие», как она, люди с иным менталитетом, иными привычками, иной внешностью, так бросающейся в глаза на столичных улицах. «Черные», одним словом.
       И это главное.
       Причем с публицисткой такой тиражной газеты, как «МК», подозреваю, согласятся очень и очень многие, в том числе и те, кто согласия вслух выразить все-таки не решится. И так соблазнителен простой, как фига, рецепт: установить на въездах шлагбаумы, а милицию отучить брать на лапу...
       Но Калинина, предлагая все это, почему-то не отвечает на столь же элементарный вопрос: полтора миллиона азербайджанцев — много, ладно. Допустим... А сколько в самый раз? Начальник из паспортно-визовой службы (которому журналистка «скорее не верит») оправдывается, будто прописал таких за год «всего» 28756 человек, — это нормально? Или тоже много? А если Калинина с таким лимитом и согласится, кто даст гарантию, что не найдутся радикалы с требованиями еще более решительного, вплоть до «окончательного», решения азербайджанского вопроса в российской столице, — и что, тогда даже Муслима Магомаева — на историческую родину? И почему только азербайджанцы? А армяне, простите за грубость, чем лучше? А эти, как их, вовсе уж слово неприличное — евреи, их тоже многие не любят (в начале тридцатых, кстати, те, которых потом перевешают в Нюрнберге, любили сокрушаться, что Берлин превращается в еврейский город, тоже цифры приводили обескураживающие).
       Ну ладно, кавказцев разных, евреев (разве что вице-мэра Орджоникидзе какое-то время не трогать?), татар тоже шурануть, как следует, башкир, украинцев сократить «до разумных пределов»... А не оскорбляют ли наше эстетическое чувство, скажем, и вообще люди «нетипично московской внешности», рыжие, например? Я так и вовсе ограничил бы число приезжих (и не только питерцев), абсолютное большинство из которых лично я в Москву не звал, а ведут они себя порой тоже хуже некуда.
       Когда-то я тоже работал в газете, в которой сейчас Калинина печатает свои предложения по нацвопросу. И мой старший товарищ писатель Леонид Жуховицкий отвечал, помню, по моей просьбе на письмо девочки-десятиклассницы, которую очень, знаете ли, возмущала дурацкая мода, взятая отдельными товарищами: в клинья своих клешей вшивать цепочки и даже лампочки. С уродливыми вывихами девочка предлагала бороться столь же, как и Калинина, решительно: не пускать таких на школьные вечера отдыха, и все тут! Умный Жуховицкий ответил этой Тане в том смысле, что ему тоже не нравится, когда штаны выводят на прогулку, как пуделя, — на цепочке. И что он бы согласился с ее, Таниными, предложениями, если бы был стопроцентно уверен, что именно ему с Таней и доверят стоять на страже приличий — у входа в школьное здание. А вдруг доверят именно им, с цепочками?
       Бывшая моя газета устами своего обозревателя на Европу ссылается, ее опыт... Но здесь, простите за грубость, врет, нет у Европы никакого такого опыта, проблема есть, а опыта нет и, очень надеюсь, после шока 1945 года никогда больше не будет. Европа трудно, с ошибками, но УЧИТСЯ ЖИТЬ с заполнившими ее «не такими» в своих уютных городах. Дай ей Бог успехов!..
       Мне уже как-то приходилось ссылаться на доклад, который один из крупнейших европейских мыслителей Умберто Эко сделал несколько лет назад на конгрессе в Валенсии. Вот что он, в частности, говорил по предложенной «МК» теме:
       «...Третий мир стучится в двери Европы, входит в них, даже когда Европа не согласна пускать. Проблема состоит не в том, чтобы решать (политики любят делать вид, будто они это решают), можно ли в Париже ходить в школу в парандже, или сколько мечетей надо построить в Риме. Проблема, что в следующем тысячелетии (я не пророк и точную дату назвать не обязываюсь) Европа превратится в многорасовый или, если предпочитаете, в многоцветный континент. Нравится вам или нет, но так будет. И если не нравится, все равно будет так.
       ...Эта смычка (или стычка) культур может привести к кровавым последствиям, и я уверен, что в определенной степени эти последствия проявятся, и будут неизбежны, и будут тянуться долго».
       Так что же, сидеть и смотреть? Да нет, конечно. Умберто Эко утверждает, что «...приучать к терпимости людей взрослых, которые стреляют друг в друга по этническим и религиозным причинам, — только терять время. Время упущено. Это значит, что с дикарской нетерпимостью надо бороться с самых ее основ, неуклонными усилиями воспитания, начиная с самого нежного детства, прежде чем она отольется в некую книгу и прежде чем она превратится в поведенческую корку, непробиваемо толстую и твердую».
       У нас пока такой борьбой и не пахнет, что (среди прочего) раз за разом демонстрирует обозреватель «Московского комсомольца», дикостью предлагаемых мер успешно соревнующаяся с совсем уж недоумками из откровенно фашистских изданий.
       Но в чем я с ней полностью согласен, так это в суровой оценке деятельности московской милиции. Правда, беда не в том, по-моему, что эта милиция так и не научилась проводить в столице массовые зачистки по национальному признаку (кстати, та же Калинина именно о таких зачистках в Чечне мнения тоже крайне невысокого). Милиция наша не научилась требовать и добиваться соблюдения ВСЕМИ принятых в нашем городе порядков, причем хотелось бы при этом, чтобы и порядки были максимально цивилизованными, внятными и ни для кого отдельно не оскорбительными. То есть чтобы никто и никогда не избил Калинину дубинками и не затолкал в обезьянник, если она появится на московской улице без той же паранджи, но и чтобы той, кто в парандже на улице все-таки появится, ни от кого не досталось.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera