Сюжеты

ФАНАТЫ МИРНЫХ СОГЛАШЕНИЙ

Этот материал вышел в № 56 от 05 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наш корреспондент ведет репортаж с закрытого для прессы совещания милицейских генералов и футбольных болельщиков Побоище на ярославском стадионе «Шинник» 20 июля этого года вполне могло вызвать цепную реакцию «футбольного» насилия по всей...


Наш корреспондент ведет репортаж с закрытого для прессы совещания милицейских генералов и футбольных болельщиков
       

   
       Побоище на ярославском стадионе «Шинник» 20 июля этого года вполне могло вызвать цепную реакцию «футбольного» насилия по всей стране. Фанаты были готовы мстить «ментам», «менты» — проучить строптивых болельщиков. «Новая газета» уже писала («Государственный экскремизм», № 54) о том, каким образом традиционное противостояние милиции и футбольных фанатов достигло своей высшей точки. Инициаторами конфликта стали городские власти, устроившие облаву на приезжих. Несколько сотен задержанных болельщиков были согнаны на стадион, где около суток провели под палящим солнцем без воды и элементарных удобств. А в довершение всего уже во время самого матча «Спартак» — «Шинник» по приказу начальника ярославской милиции общественной безопасности Юрасова вооруженные дубинками бойцы ОМОНа перекрыли оба стадионных туалета. Первая же попытка прорыва болельщиков к кабинкам закончилась массовой дракой.
       По словам свидетелей ярославских событий, такого откровенного милицейского произвола не было за все время существования фанатского движения. И у общественности возникли вполне оправданные опасения, что передовой опыт полковника Юрасова будет внедрен и в других городах российской провинции. Теперь любое футбольное дерби грозит превратиться в череду бесконечных схваток.
       К счастью, дальнейшее развитие событий пошло по непривычному для России пути. Через неделю после инцидента, летним вечером 26 июля, один из лидеров фанатского движения клуба «Спартак» и заместитель главного редактора «Новой газеты», депутат Госдумы Юрий Щекочихин были приглашены к заместителю министра МВД Александру Чекалину. Предложение генерала было беспрецедентным: договориться о совместном собрании милицейского руководства и представителей фанатского движения.
       
       Историческое заседание совместной коллегии было назначено на первое августа. Цель встречи была обозначена по военному четко: прекратить конфликт и выработать способы эффективного взаимодействия для поддержания порядка на стадионах.
       Футбольные болельщики редко видят высокое милицейское начальство. Диалог с властью для подавляющего большинства фанатов исчерпывается стычками с рядовыми бойцами ОМОНа из стадионного оцепления. Отсюда — пропасть непонимания между теми, кто руководит охраной порядка на массовых спортивных мероприятиях, и теми, кто чаще всего этот порядок нарушает. Для прорыва в затянувшемся конфликте понадобился шок недавнего погрома на ярославском стадионе «Шинник». Правда, обстоятельства этого инцидента стали объектом пристального внимания высших чинов МВД только благодаря настойчивости лидеров движения спартаковских фанатов и принципиальной позиции думской фракции «ЯБЛОКО» и Комитета по безопасности Госдумы.
       Журналистов на заседание решили не пускать. «Только протокольная съемка, ребята, — инструктировал разочарованную стайку телевизионщиков сотрудник пресс-службы МВД. — Снимаете начало и выходите из зала. А мы потом вас позовем на заключительную часть». Представители печатных СМИ осторожно пробирались мимо расставленных штативов и камер, стараясь смешаться с живописной группой фанатов. Перспектива пропустить историческую встречу генералитета МВД с генералами футбольных трибун никого не радовала.
       
       Зал коллегий МВД напоминал кусок обычного российского стадиона. Внизу, вместо газона футбольного поля, — традиционный прямоугольник стола заседаний. Выше — лесенка кресел, разделенная, как в кинотеатре, узким проходом. А над всем этим — стеклянный матовый потолок.
       Приглашенные лица рассаживались командами. Милицейские начальники из столичного ГИБДД и ОМОНа, не имеющие прямого отношения к последним событиям, заняли «галерку» полупустого левого сектора. Фанаты в клубных шарфах и майках, а также примкнувшие к ним представители общественности, расположились в первых рядах переполненного правого. Я сел в «милицейский сектор». Растворился среди серьезных людей с широкими плечами и уставными прическами. Здесь было попросторнее. К тому же – спокойнее. Сказано же было: «без прессы». С фанатом меня все равно не спутать. Пусть считают клерком из пресс-службы. Лишь бы не выгнали.
       За столом, стоящим на широкой площадке перед рядами зеленых кресел, были приготовлены места для заместителя министра и руководителей главков. Рядом с московскими генералами сидели представители провинциальных отделов милиции из тех городов, где прошли последние матчи футбольной премьер-лиги. Вдоль стены, на стульях, устроились командиры ОМОНа подмосковных городов. Милицейская «галерка» оживленно перешептывалась. «А где Пиночет?» — поинтересовался один из моих соседей у сидевшего впереди полковника.
       «Юрасов, что ли? – уточнил тот и кивнул в сторону сухощавого человека интеллигентной наружности: — Да вон, в очках...» В голосе полковника сквозило явное сочувствие.
       
       Собрание, как и положено в таких случаях, открыл инициатор срочного отзыва из отпусков — заместитель министра. Встреча, по словам Александра Чекалина, задумывалась как рабочая, а потому говорить можно откровенно. Для этого, собственно, и удалены из зала представители прессы. (При этих словах я вжался в кресло и закамуфлировал диктофон.) Лучше, чтобы в зале не было противостояния. Цель как у милиционеров, так и у фанатов одна: выработать взаимоприемлемые позиции на будущее. А это значит, что хотя бы сегодня нужно преодолеть сложившийся годами антагонизм. «Прошу оставить запальчивость и не сводить счеты. Давайте решим, как футбол снова сделать футболом, как поддержать спортивные общества. В сложившейся ситуации нет абсолютно правой стороны. С одной стороны, на каждом матче слышны нецензурные выкрики тех ребят, которые не интересуются футболом, с другой – можно видеть, как чуть замешкавшийся паренек получает удар палкой по спине…»
       Вступительное слово залу понравилось. Футбольные болельщики умерили боевой настрой, милиционеры немного расслабились. Напряженность первых минут встречи ушла. Следующие выступавшие были настроены миролюбиво. По общему мнению, главная беда состоит в отсутствии общих «правил игры», четкого разграничения прав и обязанностей стражей порядка и футбольных болельщиков. А еще предлагали: хорошо бы создать традицию постоянных встреч руководства подразделений МВД и «офицеров» фанатского движения. И разработать социальную программу для каждого города, где проходят футбольные матчи ведущих российских команд.
       По мнению одного из представителей фан-клуба «Спартака», можно вообще попробовать создать специальные милицейские группы, которые будут постоянно обслуживать те или иные сектора стадионов. Понятно, что устраивать драки со «своими», давно знакомыми милиционерами мало кому из фанатов придет в голову. А омоновцы, зная завсегдатаев в лицо, смогут сразу отличить провокаторов от азартных футбольных болельщиков.
       После фанатов к трибуне потянулись милицейские начальники. Зал слушал их без особого энтузиазма. Единственным милиционером, которому удалось сорвать аплодисменты болельщиков, стал представитель УВД Санкт-Петербурга. Рецепт успеха оказался прост: «А мы обошлись без запретов. Дали болельщикам посмотреть город, разрешили флаги и барабаны. Не стали наказывать людей за то, что они «болеют» за свою команду. В результате из нескольких тысяч болельщиков за нарушение правопорядка пришлось задержать всего девятнадцать человек. Половина из них, кстати, были наши, питерские ребята…»
       Благодушный настрой зала развеял «герой дня» — автор инцидента в Ярославле полковник Юрасов. Болельщики ждали извинений. Вместо этого полковник обратился к трудам русского философа Ильина: «Ильин писал о четырех категориях людей. Представители первой категории соблюдают закон сознательно. Вторые – из-за боязни наказания. Третьи — нарушают его по незнанию. А четвертые становятся преступниками по собственной воле, четко осознавая все возможные последствия. Так вот, нам приходится иметь дело в основном с последними тремя категориями. Большинство – это «болото», которое идет за вожаками. И если речь идет о соблюдении российских законов, то не нужно изобретать какие то «правила игры». Основа «правил игры» — законы Российской Федерации».
       Фанатов философия разозлила. От былого благодушия не осталось и следа. И на трибуну ринулся один из лидеров фанатского движения — Профессор. Запахло скандалом. «Вы заметили, что аплодисменты достались только представителю Питера? Там был праздник. Люди болели за свои команды, и все было спокойно. А что касается Юрасова… Чем меньше город, тем хамоватее милиция. Мздоимство, незаконное лишение свободы, пытки – лишение воды и туалета в жару иначе не назовешь, — это и есть его «соблюдение закона?» Вы знаете, что в Ярославле от действий подчиненных Юрасова пострадали несколько сотрудников милиции и работник ФСБ, которые приехали посмотреть матч? Кто после такого вернет веру избитым ребятам?»
       Судя по заволновавшимся милиционерам, речь Профессора вполне могла сорвать наметившееся согласие. Ситуацию разрядил замминистра Александр Чекалин. «Понятно, — сказал он, — что обвинения в адрес ярославской милиции должны быть расследованы самым тщательным образом. Но делать это лучше не на собрании».
       Фанаты с такими доводами пусть и нехотя, но согласились, так что беседа вскоре превратилась в обмен достаточно конструктивными предложениями…
       Конечно, невозможно выработать за одну встречу беспроигрышный рецепт прекращения массовых беспорядков на российских стадионах. Цель собрания заключалась в другом. Первый раз футбольные болельщики смогли откровенно поговорить с высшим милицейским руководством. А генералы МВД наконец-то попытались увидеть в фанатах не банду агрессивных погромщиков, а нормальных людей с понятными проблемами. Теперь дело осталось за малым: превратить нынешнее перемирие в постоянный мир. Тяжеловато будет и тем, и другим.
       
       Место на «галерке», стратегически выгодное по соображениям обзора, после окончания встречи разом утратило все свои преимущества. К выходу было не пробиться. Чопорный зал коллегий МВД бурлил, как провинциальный кинотеатр в последний день показа модного боевика. Хлопали откидные сиденья кресел, вполголоса переговаривались засидевшиеся генералы. На выходе маячили штативы прибежавших за обещанной протокольной съемкой телевизионщиков. Фанаты, сбившиеся у самых дверей в неорганизованную кучку, мигом были выдавлены в коридор превосходящими силами милицейских начальников. В стороне, около опустевшего стола замминистра, стоял печальный полковник Юрасов.
       — Нелегко ему теперь, — задумчиво протянул мой бывший сосед по плюшевым креслам последнего ряда.
       — Сам виноват! — хмыкнул его собеседник, стараясь на ходу попасть в едва заметные кнопочки модного мобильного телефона. — Нечего подставляться…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera