Сюжеты

«ПОНАЕХАВШИЕ», ИЛИ БОГАТСТВО, КОТОРОЕ МЫ НЕ ЦЕНИМ

Этот материал вышел в № 58 от 12 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мир спасет любовь В 2001 году впервые в нашей стране проводился литературный конкурс для детей мигрантов. Название конкурсу мы долго искали. И наконец решили: пусть будет так — «Полюби меня, Родина!» Эссе, исповеди, рассказы и...


Мир спасет любовь
       
       В 2001 году впервые в нашей стране проводился литературный конкурс для детей мигрантов. Название конкурсу мы долго искали. И наконец решили: пусть будет так — «Полюби меня, Родина!»
       Эссе, исповеди, рассказы и стихотворения прислали на конкурс из 12 регионов России. Замечательно, что откликнулись, захотели рассказать о жизни беженцев не только дети-беженцы, но и их друзья-товарищи, наблюдающие эту трагедию со стороны. Но всем сердцем сопричастные ей.
       Немодно сегодня быть добрым и отзывчивым. Главное — успех, благополучие, деньги. В московском метро висит реклама молодежного журнала: «Дико классно». Рядом такая же детская мордашка, а слова чуть другие: «Дико круто». Что означает эта абракадабра? Куда зовут детей взрослые дяди и тети?
       Но как бы ни безумствовал окружающий мир, дети остаются детьми. Они еще не успели растерять тех главных вечных истин, которые каждому из нас даются (как генетический код) при рождении. Дети живут в более духовном мире, чем взрослые. Чувства для них важнее, чем вещи. А отсутствие добрых чувств — горькая мука.
       Итак, «Полюби меня, Родина!». Да, это упрек России, которая не очень-то благоволит к «понаехавшим».
       Но, читая эти незамысловатые произведения, вы убедитесь, что большинство юных авторов особой обиды на Россию не таят. Очевидно, они понимают, что настоящая Россия — это не равнодушное к своим возвращающимся соотечественникам государство, не злая паспортистка или милиционер, штрафующий за отсутствие злополучной «прописки». Нет, Россия — это прежде всего люди, россияне, большинству из которых тоже живется совсем не сладко. И как бы мы ни ругали Россию, порой называя ее мачехой, а все-таки надо помнить, что сообщество россиян приняло, дало кров более чем восьми миллионам соотечественников, гонимых из бывших братских республик.
       Здорово, что дети-то как раз это понимают. И сами делают первый шаг: они так искренне любят Россию, что скоро (давайте надеяться: очень скоро) родина ответит им взаимностью. А как же иначе?
       Ведь России привалило огромное богатство. Мигранты нужны России так же, как Россия-мать нужна мигрантам.
       
       
Дети-мигранты хотят любить новую Родину
       
       Две странички моей жизни
       Родился я в солнечной Молдавии, в городе Кишиневе. С трех лет все уже осознанно воспринимал и хорошо запомнил. Помню красивый зеленый город, много солнца, цветов, фруктов, но главное — это люди, которые меня окружали: улыбчивые, доброжелательные, весело обращавшиеся ко мне как на русском, так и на молдавском языке. Мне казалось, что все меня любят, а я действительно любил всех.
       Я видел счастливые глаза родителей, у которых была интересная им работа. Мама еще и училась в аспирантуре. У нас была уютная квартира, добрые друзья — вся атмосфера вокруг была радостной и какой-то светящейся.
       И вдруг все изменилось. По улицам стали ходить толпы людей со злыми лицами, размахивали флагами, грубо кричали на русском и молдавском языках: «Русские, вон из Молдавии! Чемодан — вокзал — Россия!» и другое, подобное этому. Так я узнал новые слова — национализм, экстремизм, «Народный фронт». Все вокруг как-то померкло, стало серым и неуютным. Люди казались сутулыми, с опущенными глазами, старались меньше общаться друг с другом.
       Молдаване боялись общаться с русскими, чтобы не навлечь на себя гнев «народнофронтовцев». Русские стали говорить об отъезде в Россию, на родину. Меня это удивляло. Ведь Молдавия была моей родиной, зачем мне из нее уезжать? Так я узнал, что я русский и у меня есть этническая родина, которую я совершенно не знал.
       Война в Приднестровье еще больше расширила мой словарный запас. Теперь я жил в горячей точке. Наши знакомые евреи массово стали уезжать в Израиль, где их хорошо встречали, обустраивали. Русские говорили, что Россия их тоже должна встретить как своих детей, ведь многие в Молдавию были посланы после окончания вузов, как мои родители — выпускники Московского энергетического института.
       Ехать в Россию? А в Москве президент Ельцин из танков стреляет по Белому дому! «Страшно. Опасно. Что делать? Как поступить?» — все чаще звучало в разговорах как русских, так и молдаван. Из двух зол родители выбрали меньшее. Наскоро собравшись, мы уехали из моего родного Кишинева в маленький провинциальный город Переславль-Залесский. Так закончилась первая, молдавская, страничка в моей жизни.
       В России все пришлось начинать с чистого листа. Нет жилья, нет у родителей работы по специальности, нет прописки, нет гражданства, нет статуса и так далее. Не лаской встретила нас этническая родина, а вопросами: «Почему вы приехали именно сюда?», «Хотите статус? Докажите, что в Молдавии вас били, в вас стреляли». Так началась вторая, российская, страничка моей жизни.
       Мне, конечно, проще жить за спиной родителей, но им трудно. А это меня огорчает, и постоянно мучает вопрос: «А есть ли у меня Родина?!» Молдавия, где я родился, выдавила нашу семью со своей территории. Россия позволила жить, но не приняла с заботой, как это делает Израиль, обустраивая своих этнических евреев. И мне хочется спросить президента, правительство: «Полюбит ли меня Россия как Родина или вытеснит на третью страничку жизни?». Я не хотел бы…
       Станислав СЛАВИНСКИЙ. Лауреат конкурса. Станиславу 14 лет, он приехал в Россию из Молдавии. Сейчас живет в Переславле-Залесском Ярославской области.
       
       Горжусь тем, что я беженец
       Жизнь — это сложная штука, особенно тогда, когда приходится покидать родной край и ехать в незнакомые места.
       От безнадежности люди бросают свои дома, имущество, лишь бы уехать оттуда, где воцарился беспредел, хаос или ведутся военные действия. Большинство граждан бывшего СССР ищут спасения на своей исторической родине — в России. И начинаются мытарства. Редкий случай, когда тебя поймут, выслушают, чем-то помогут. Большинство же россиян считают нас, беженцев, «мусором», не нужным для России грузом.
       Мне кажется, что правительство мало помогает людям, которые по его же вине стали беженцами и вынужденными переселенцами. Когда в 1991 году начался переворот, никто не спросил народ, как ему лучше жить. Взяли и просто свергли правительство и разорвали большую страну на множество обособленных стран.
       Я думаю, что люди, которые перенесли боль, страдания, унижения, никогда не забудут, что они — беженцы. Пройдя через все потрясения, они все равно сохранят в памяти пережитое.
       Я убедился, что большинство беженцев и вынужденных переселенцев не разучились с душой и пониманием относиться к людям независимо от их национальности и занимаемого положения в обществе.
       Я горжусь тем, что я — беженец и что я не родился в России.
       Денис РОМАНОВ. Денису 15 лет, он приехал в Россию из Азербайджана. Сейчас живет в поселке Северном Белгородской области.
       
       Хочу жить в России!
       Мы приехали в Россию из Латвии. После распада СССР нам, как и многим другим русским семьям, жить становилось все труднее. У родителей появились проблемы с работой, у меня — в школе, так как многие предметы уже преподавались только на латышском языке.
       В школе главным считалось изучение государственного (латышского) языка, другим же учебным предметам внимания уделялось гораздо меньше. Из-за образовавшихся так называемых пробелов в знаниях у меня впоследствии были большие проблемы.
       О жизни в России мы почти ничего не знали: по телевидению ее рисовали черными красками. Говорили, что в России власть в руках мафии да к тому же еще экономический кризис. Из-за таких «новостей» складывался довольно негативный образ.
       Да и Латвия по отношению к России проводила далеко не дружественную политику. Поэтому многие мои подруги уезжали из Латвии в разные страны, но только не в Россию. И наши родственники и друзья отговаривали нас от переезда, но решение было принято. В июне 1999 года мы переехали жить в Россию.
       Мы выбрали Белгород. Мне сразу понравилось название этого города, а потому и мои ожидания были весьма велики.
       Белгород расположен на холмах. Он почти полностью состоит из новостроек и домов частного сектора. После Риги с ее средневековыми улицами и домами, прекрасными скверами и парками, старинными соборами Белгород выглядел довольно уныло.
       Осенью 99-го я пошла в школу. Конечно, побаивалась, что надо мной будут смеяться. Но получилось все наоборот. Моим одноклассникам и учителям было интересно узнать, откуда я приехала. Они просили рассказать о Латвии, Риге, школе, где я училась.
       Потом я часто гуляла с одноклассниками по Белгороду. Они показывали мне свой город. Такого радушного приема я не ожидала. Мне никогда не приходилось встречаться с такими добрыми, умными и открытыми людьми, как в России. Белгород принял нас, как родных. И я поняла, что это именно тот город, в котором я хочу жить.
       За два прожитых в России года я приобрела много того, чего у меня не было в Латвии. Прежде всего это мои друзья. У меня всегда были проблемы в общении, но после переезда все изменилось. Может быть, из-за того, что я сама стала больше ценить людей.
       Теперь я точно знаю, что есть вокруг меня люди, которые, если попрошу, обязательно помогут. В Латвии люди очень сдержанные и общаются только со своими знакомыми и друзьями, а в России люди могут обратиться за помощью, заговорить с совершенно незнакомым человеком. Меня это поначалу очень удивляло. Мне было интересно общаться с белгородцами, потому что в душе я такая же, как они.
       Несколько лет назад я думала: вот вырасту и уеду жить в Европу или Америку, где уровень жизни намного выше, чем в России. Но теперь я ни капли не сомневаюсь, что хочу жить в России и трудиться на ее благо.
       Татьяна ЛОБУКОВА. Татьяне 15 лет. Она приехала в Россию из Латвии. Сейчас живет в Белгороде.
       
       
       Игра в войну
       Снова горькая повесть,
       Свечки льющейся воск…
       Маскировка под совесть
       Этим выводом войск.
       Взгляд с трибуны, не глядя —
       Никуда (на страну?).
       Это взрослые дяди
       Так играют в войну…
       Кто там прав — неизвестно,
       Также — кто виноват,
       Только мальчики вместо
       Оловянных солдат.
       Только танки и пушки —
       Не забава детей.
       Знаешь, это игрушки
       Самых главных людей…
       Где же, мать, твои дети?
       В черной рамке портрет,
       А лицо на портрете —
       Восемнадцати лет.
       Как на страшном параде,
       Все ушли в тишину…
       Что ж вы, взрослые дяди,
       Наигрались в войну?
       Ксения БЕЛЕЦКАЯ. Лауреат конкурса. Ксении 15 лет, она приехала в Россию из Чечни. Сейчас живет в Краснодаре.
       

       председатель исполкома Форума переселенческих организаций

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera