Сюжеты

КАНИКУЛЫ РАДИКАЛОВ

Этот материал вышел в № 59 от 15 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Председатель левой партии Швеции Гудрун Шиман честно призналась, что у нее проблемы на почве алкоголизма Как ни странно, для радикальной молодежи в Западной Европе лето — время, когда можно сосредоточиться на вопросах теории. Политическая...


Председатель левой партии Швеции Гудрун Шиман честно призналась, что у нее проблемы на почве алкоголизма
       


       Как ни странно, для радикальной молодежи в Западной Европе лето — время, когда можно сосредоточиться на вопросах теории. Политическая жизнь в это время замирает. Большое начальство отправляется в отпуска повсюду. А значит, оно не принимает решений, против которых нужно протестовать. Нет ни массовых демонстраций протеста, ни забастовок. А молодые люди собираются во всевозможные летние лагеря и на встречи, где можно спорить о революции, обсуждать новые книги и слушать музыку.
       
       Марксизм в Лондоне
       Июль в Лондоне был холодным и дождливым. Люди ходили по городу в свитерах, а то и в плащах. Туристы, как положено, посещали музеи, разглядывая мумии и полотна великих мастеров. А шесть тысяч левых активистов набились в аудитории Лондонского университета (University College of London), чтобы поучаствовать в фестивале «Марксизм-2002».
       Фестиваль этот проходит ежегодно. Его инициаторами были троцкисты из Социалистической рабочей партии (SWP), но в последнее время он становится все более открытым. «Это похоже на воду, затопляющую дельту реки, — объясняет мне Джон Рис, один из организаторов фестиваля. — Раньше для нас было очень важно, кто к какой организации принадлежит. Во время засухи каждый охраняет свой маленький ручеек. А когда поднимается большая вода — все это не имеет никакого значения. Берегов уже нет, есть общий поток».
       Поток состоит преимущественно из молодежи. Лидеры левых, помнящие еще движение 1968 года, неожиданно почувствовали свой возраст. «С каждым годом фестиваль все молодеет, — продолжает Рис. – Кажется, через некоторое время у нас будет один большой детский сад».
       Кстати, о детском саде: он тоже входит в программу фестиваля. Теперь не надо решать, кто останется дома с ребенком, а кто пойдет обсуждать глобализацию, капитализм и социализм. Здесь действует специальная служба. Дети разрисовывают себе лица и носятся по коридорам университета в то самое время, пока старшие спорят о политике. Рядом по видео крутят мультики. Кстати, новинки — «Корпорация монстров», «Шрек».
       Стены увешаны объявлениями: «Ирландские товарищи собираются на пикник в 12.00 перед университетом. Пиво, закуска и обсуждение текущих вопросов», «Французы встречаются в нижнем зале после обеда. Тема: итоги выборов», «Вечеринка еврейско-арабской дружбы в субботу в 20.00. Вход 3 фунта».
       Вечером, когда лекции и дискуссии заканчиваются, основная масса участников разделяется на три части. Старшие собираются в университетском баре, пьют вино и продолжают дискуссии. Остальные идут либо смотреть фильм, либо слушать музыку. Самым сильным музыкальным впечатлением оказалась группа Top Cat — странное сочетание джаза и рэгги (временами заставлявшая вспомнить еще и брехтовские зонги). Потрясенный этой группой, на следующий день я отправился на новый концерт, ожидая, что следующая команда будет не менее великолепна. Увы, меня ждало горькое разочарование: на сцене кривлялись две полные девушки и двое скучных парней, беспомощно пытавшиеся изображать «АББУ»...
       На еврейско-арабскую вечеринку я не попал, хотя и те и другие меня очень звали. Не подумайте, что мне было жалко денег. Просто надо было ехать в аэропорт.
       
       Шведский вариант
       После Лондона прошло всего несколько недель, а я уже оказался в Швеции на «Социалистическом фестивале», который проводили активисты «Левой молодежи». Организаторы хотели, чтобы я рассказал про то, как за «антисоветскую деятельность» сидел в тюрьме при Брежневе. После моего выступления из аудитории вышел атлетического вида бородатый норвежец и стал говорить о том, как он тоже сидел в тюрьме две недели после антиглобалистской демонстрации в Гетеборге.
       Шведский фестиваль разительно отличался от английского. Он был меньше, зато проводился на природе, в трех часах езды от Стокгольма. Здесь было несколько хуторов, школа и коровник, по чистоте напоминавший наши образцовые больницы. Еще, разумеется, были народный дом (сельский клуб по-нашему) и футбольное поле.
       Молодые люди разбили палатки прямо в поле. Большие палатки были превращены в лекционные залы, каждый со своим названием: «Космонавт», «Спутник», «Терешкова», «Лайка» и так далее. Палатка «Лайка» была по совместительству кафе и лекторием. Тут же, прямо на свежем воздухе что-то жарили. Идеолог «Левой молодежи» Арон Этцлер резал салаты. Впрочем, он не столько сам резал овощи, сколько руководил. На фестивале он возглавлял «салатную группу» и страшно переживал, чтобы все получилось как надо. Это вам не книжки писать!
       На фестивале у меня много старых знакомых. Прежде всего, конечно, Арон, который несколько лет назад разыскал меня по телефону, когда я сидел в гостях у кого-то из общих знакомых. Его первые слова были: «Я звоню вам из сауны».
       Новый лидер «Левой молодежи» — Али Эсбати. Довольно редкое имя для шведского политика. Али по происхождению иранский азербайджанец, его родители бежали в Швецию от режима Хомейни. В 70-е годы Швеция приняла множество политических беженцев, спасавшихся от военных диктатур в Азии и Латинской Америке. Теперь выросло новое поколение. Если Али одеть в традиционную восточную одежду, он покажется восточным принцем, как будто сошедшим со средневековой персидской миниатюры. Но по своим привычкам и характеру он типичный швед. Пунктуальный, надежный, уравновешенный. Познакомился я с ним несколько лет назад, когда он учился в Петербурге.
       Еще одно знакомое лицо — Эльза Барани-Валье. Маленькая, коротко стриженая девушка в огромной кепке, напоминающая Малыша из фильма Чарли Чаплина. В Швеции ее очень хорошо знает курдская община: несколько лет назад группа молодых шведов побывала в Турции и обнаружила, что местные власти с участием шведского капитала реализуют проект строительства дамбы, которая должна затопить курдские деревни и исторические памятники. Проект явно был связан с антиповстанческой стратегией турецкой армии. Начались акции протеста, шведским предпринимателям пришлось оправдываться. Теперь курды узнают Эльзу в толпе, здороваются.
       
       Политический футбол
       Параллельно с лекциями и дискуссиями здесь проходил свой футбольный чемпионат. Каждая региональная организация «Левой молодежи» имела собственную команду. В соответствии с принципами равенства команды были смешанные: парни и девушки играли вместе. Девушек, впрочем, было меньше, и играли они преимущественно в обороне. Причем форварды-мужчины, пробиваясь к воротам, совершенно не проявляли галантности — оборотная сторона феминизма...
       Национальное руководство «Левой молодежи» имело собственную команду, которая играла очень недурно. «Еще бы, — иронизировал Арон. — Они все время вместе, вот и команда сыгранная». Я болел за Стокгольм, который в финал не вышел. Вообще-то у Стокгольма были неплохие шансы: за него играл гость из Бразилии, представитель Движения безземельных крестьян. «Мы с ними уже играли в Бразилии, — жаловался Али Эсбати. — Думаете, у них техника какая-то особая? Ничего подобного! Сплошная агрессия!»
       Так или иначе, но на один из матчей бразилец не вышел — и Стокгольм не попал в финал. «Предатель, предатель!» — возмущалась Эльза. В заключительной встрече на поле оказались национальное руководство и команда под названием «Динамо». Уж не знаю, какой регион Швеции она представляла. Но играла здорово. Матч закончился с разгромным счетом — 6:1. На этот раз руководство проиграло.
       Судил матч мужик лет пятидесяти, очень решительный и строгий. Как оказалось, депутат парламента и заместитель председателя Левой партии Швеции. Еще один депутат стоял на воротах за Гетеборг, но не слишком удачно.
       
       Социализм против алкоголизма
       В отличие от Лондона здесь нет никаких спиртных напитков. Даже пива. Ни распивать, ни проносить нельзя. На территории лагеря жесткий сухой закон. Тем более не может быть и речи о наркотиках. В отличие от Южной Европы или Голландии, где курение травки считается почти признаком радикализма, в Швеции левые категорически против подобных вещей. «Это старая традиция рабочего движения, с девятнадцатого века, — объясняет мне кто-то из активистов Левой партии. — Никакой дури. Классовая борьба должна вестись на трезвую голову». «А как же шестидесятые годы? Секс, наркотики и рок-н-ролл?» — спрашиваю я. «Не знаю, как там было в Америке, а у нас в антивоенном и студенческом движениях наркотиков не было. Музыканты, может, и кололись. А в политической организации всякого, кого увидели бы с травкой, выкинули бы в две минуты».
       Но вообще-то традиционная пролетарская проблема все же не травка. Кто-то из моих друзей, побывав в Швеции, сказал, что пьют они героически. В том смысле, что при их ценах на водку каждая покупка — настоящий подвиг. К тому же государственная монополия на спиртные напитки обогащает казну, а потому потребление алкоголя можно даже считать здесь поступком патриотическим.
       Короче, никто не удивился и не обиделся, когда председательница Левой партии Швеции Гудрун Шиман честно призналась, что у нее проблемы на почве алкоголизма. Больше того, откровенность Гудрун резко прибавила ей популярности. Буржуазные политики тоже пьют, но скрывают. А лидер Левой партии во всем призналась товарищам. И принялась лечиться.
       Толпа молодежи собралась в павильоне «Спутник» послушать Гудрун, устроившуюся на неизвестно откуда взявшемся мягком диване. Слушатели хотели узнать, что она думает о социализме и капитализме, бросила ли она пить, собирается ли войти в правительство. Она отвечала, коротко и спокойно.
       «Гудрун, — раздался голос из зала, — а премьер-министром хотите стать?» «Разумеется. Если получим достаточно голосов, буду и премьер-министром. Но это пока теория. А в правительство, может быть, и войдем. Если, конечно, найдем общий язык с социал-демократами».
       В зале не все согласны: социал-демократы слишком сильно за последние годы сместились вправо. Перемен нужно добиваться не в правительственных коридорах, а на улицах.
       «Гудрун, вы призвали всех выйти на демонстрацию в Гетеборге. Там были столкновения с полицией, стрельба, раненые. Вы теперь призовете людей на демонстрацию в Копенгагене 13 декабря?» — «Да, все должны быть на улицах Копенгагена».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera