Сюжеты

НАШ ЧЕЛОВЕК В ХАВЕ

Этот материал вышел в № 59 от 15 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В Воронежской области —очередной судебный катаклизм, заставивший «черное золото» забиться обратно в скважину Дядя Миша, тракторист из воронежской сельской глубинки, всерьез озаботился проблемой нефтяных потоков. Этим летом он стал...


В Воронежской области —очередной судебный катаклизм, заставивший «черное золото» забиться обратно в скважину
       


       Дядя Миша, тракторист из воронежской сельской глубинки, всерьез озаботился проблемой нефтяных потоков. Этим летом он стал акционером компании «ЛУКОЙЛ» и немедленно подал жалобу в районный суд Верхней Хавы на незаконные решения Минприроды, администрации Ненецкого автономного округа и ФГУ «Федеральный геологический фонд», которые ущемили каким-то образом права дяди Миши еще в 2001 году. 23 июля райсуд запретил компании «Транснефть» транспортировку сырой нефти ОАО «Северная нефть». Десятью определениями суда была арестована значительная часть имущества «Севнефти»: от скважин и насосных станций до линий электропередач.
       В тот же день тот же суд в лице того же судьи Мишина определением об обеспечении жалобы миноритарного акционера вмешался в деятельность Котласского целлюлозно-бумажного комбината.
       Иски могут быть какими угодно, главное, что во исполнение их судья выносит постановление что-нибудь заморозить...
       
       Отмена постановлений — дело непростое. По ним установлены сроки, но длиться это может и месяцами, а местные юристы утверждают, что и годами, бывает.
       Географический смысл таких постановлений тоже прост: пока-то ответчик найдет на карте село.
       Я, например, в Верхнюю Хаву добирался так: сначала рейсовым автобусом 40 километров. Потом километров семь пешком по абсолютно пустынной дороге. Еще потом — 25 км бензовозом, от Правой Хавы до Верхней.
       В Хаве я первым делом посетил суд. Только чтоб сфотографировать. Председатель Верхнехавского суда в отпуске с 12 августа. Но его уже не было. Вместо него — судья Мишин В.И., который перераспределил нефтяные потоки по иску миноритарного акционера дяди Миши. И который заранее объяснил мне по телефону: ничего комментировать до разрешения дела в областном суде он не будет.
       Да и не было Мишина в суде в тот знойный час… Я сфотографировал дверь судьбоносной инстанции и пошел искать Паневина М.Н., истца.
       Непохоже было, что в том доме живет процветающий нефтяной акционер. Калитка с накинутым проволочным кольцом. Во дворе — игривый щенок на цепи. «Издохшая» «Победа» проросла травой. На двери замок. А на улице у дома лавочка.
       Через час дядя Миша пришел обедать. Я ему рассказал про сенсацию. Простой человек парализовал работу нефтяной компании — это ж фантастика! Дядя Миша газетчика испугался и сообщил, что вообще ничего не знает. Это все дочка. Она в Воронеже живет. А я и на суд-то ни разу не ходил, и не знаю, где он находится. Какой суд, про что… Какие такие акции… Это дочку надо спрашивать. Мы в этом не понимаем; тут запчастей на трактор не найдешь — и все, хоть на работу не ходи. А на дворе самая уборочная. Дочка — да, приезжала. У нее надо спрашивать. Не знаю, какой адрес. Трактор у меня…
       Напоследок я сфотографировал миноритарного киллера и борца с транснациональными корпорациями. И объяснил ему, что нам не надо бояться вступления России в мировое экономическое сообщество. Это им надо бояться. Потому что после нашего вступления любой миноритарный пастух сможет легко парализовать деятельность какого-нибудь «Майкрософта».
       Они, наивные, думают, что наш пастух приветливо помахал мировой экономике кнутом. Возможно, мировая экономика неправильно истолковала этот жест.
       
       Комментарии. Без комментариев!
       Получить какую-либо информацию в областном суде — трудное дело даже для журналиста. Здесь только милиционер на входе приветлив, а на всех остальных этажах — аура такая ледяная! Может, потому, что я сразу показывал ксиву. А в областном суде сложилось тайное общество, которое поклялось ненавидеть журналистов как классовых врагов. Какие-либо координаты (номера кабинетов, телефоны, время приема) узнать невозможно. Спросишь, а тебе молчат и листают бумаги. Приперся, гад!.. Это из-за них, щелкоперов, репутация судебной власти — ниже плинтуса.
       Областной судья, курирующий райсуд Верхней Хавы. Да, Верховный суд признал подобные постановления нарушающими конституционные права акционеров. Однако ВС запретил только отменять собрания акционеров, а насчет ареста имущества или приостановки прав регистратора в разъяснении ничего не сказано. Надо смотреть в каждом конкретном случае.
       Как по лабиринту, добрался я до заместителя по гражданским делам председателя облсуда, которому только что передано дело тракториста дяди Миши. Заместитель в отпуске, а его и.о., госпожа Агафонова Р.И., оказалась женщиной суровой, и разговор наш сложился неприятнейшим образом. «Ничего комментировать вам по конкретному делу не буду. Когда оно будет разрешено, тогда и узнаете». — «Да Раиса же Георгиевна! Я просто хотел узнать ваше личное юридическое мнение о ситуации, когда старушка с дальнего хутора способна парализовать работу крупной компании». — «Я вам сказала, что никаких дел с вами обсуждать не собираюсь! Все, разговор окончен!» — «Хорошо, давайте обсудим дела не конкретные, а общие. Скажите, разъяснение Верховного суда о том, что подобные иски нарушают конституционные права многих россиян, повлияли как-то на решения воронежских судов или нет?» — «Ничего обсуждать не буду, разговор окончен».
       Нет, не удалось мне добиться в облсуде человеческого разговора. Что ж. «Я пришел к вам как официальное лицо к официальному лицу и прошу вас предоставить мне информацию о количестве исков миноритарных акционеров к крупным акционерным обществам и о том, сколько из них было отменено. Эта информация имеет гриф «Секретно»? Нет? А закон о СМИ вы знаете?» — «Я все знаю, но ничего с вами обсуждать тут не буду. Разговор окончен».
       Признаться, я пал духом, пообещав написать, что некоторые руководители областного суда не знакомы с Законом о СМИ. Толку-то… Хотя столь яростно отрицательный результат — тоже результат.
       Мнение областной прокуратуры, отдела по надзору за законностью судейских постановлений. Ответственная за жалобы на решения Верхнехавского районного суда по гражданским делам (поливая цветы, засыпая землю в горшочки): «Я по своей зоне таких исков не припомню. Ну что-то было, это ж надо разбираться, документы поднимать. Долгая песня. Ну что там эти иски, они ж погоды для крупных компаний не делают. А новый Арбитражный кодекс вообще снял эту проблему, так что и обсуждать нечего. Знаете про новый АПК? Он запрещает судам общей юрисдикции заниматься делами акционерных обществ. Когда АПК начнет действовать? Где-то в сентябре. А пока любой акционер может подавать любой иск на компанию, и суд не вправе ему отказать».
       И, наконец, частные мнения. Знакомый адвокат: «Нормальный мужик Мишин, обыкновенный. Рисковый, да; иногда просто по лезвию ходит. Хоть анекдоты сочиняй».
       Бабушка возле здания районного суда: «Мишин-то? У нас хороший судья, дай бог ему здоровья. На то Господь их над нами и поставил, милостивцев, чтоб народ свое место знал и не баловал. Нам обсуждать их ни к чему, а как барин скажет, так и будет».
       Юрист из областной администрации: «Ну что Мишин? Живет он здесь, в Воронеже, и квартирка у него не бог весть какая. И машина обыкновенная. Не, не олигарх. А у тебя что, проблема есть в Верхней Хаве? Так давай я договорюсь. Это можно. Нужного решения всегда можно достичь. В рамках закона, разумеется. Но нужное. Ну что, поговорить?».
       
       От хутора до приватизации
       Через неделю после «паралича», устроенного нефтяной компании Верхнехавским судом, председатель областного суда приостановил исполнение всех 10 «паралитических» определений. И на следующий день Верхнехавский райсуд их послушно отменил. Никто, собственно, в этом и не сомневался. Мавр свое дело сделал, и кто-то сорвал на этом куш.
       Знакомый, опытнейший юрист, прокомментировал это дело так. Есть много в России, что и не снилось западным мудрецам. И не стоит ждать от районных судей бесплатного здравого смысла.
       В октябре 2001 года Верховный суд фактически запретил судам общей юрисдикции принимать решения об отмене собраний акционеров. Однако вопрос с дядей Мишей, который через Верхнехавский суд тормознул деятельность нефтяной компании, остается непроясненным.
       Результаты подобных мулек бывают фантастическими. Например, случай с миноритарным акционером (который потом оказался вообще не акционером), когда районный суд в Волгограде признал ничтожной приватизацию одного из крупнейших калиевых комбинатов страны. Тут, правда, ситуацию очень быстро и энергично отыграли назад, поскольку приватизация в России — священная корова, и посягать на нее нельзя. А тогда многие влиятельные группы вздрогнули: вы, ребята, играйте, да не заигрывайтесь! Такой прецедент может оказаться посильнее «Фауста»!
       И больше «миноры» на приватизацию не покушались. Но только потому, что в этом случае решающее слово сказали сами джунгли.
       А то, что новый Арбитражный кодекс запретил районным судам играть в отмену собраний акционеров, ничего на самом деле не значит. Наша экономика живет не по законам, а по понятиям. Если эту игрушку отменят, найдутся другие. Их, впрочем, и сейчас хватает. Так что судам районным безработица не грозит. Да и наказание тоже. Сколько б постановлений ни отменяли вышестоящие инстанции, вряд ли судья лишится своего места. А даже если лишится, надо еще оценить цену вопроса.
       Шут с ним, с новым АПК. Не в кодексах дело. Дело в образе жизни, который сохраняет свою суть и смысл, и никакие оградки из бумажных законов не изменят законов наших джунглей.
       
       P.S. Как нам стало известно, судья Мишин в конце августа намерен баллотироваться в члены областного суда, но последние скандалы заставили депутатов областного законодательного собрания присмотреться к его фигуре и сделать ряд громких заявлений.
       P.P.S. Тем временем другой судья, А. Лебедев из г. Наро-Фоминска, по жалобе сотрудника нефтяной компании ТНК (!) принял-таки аналогичное решение.

       КСТАТИ:
       Комментарий Сергея Деменьшина, председателя Наро-Фоминского городского суда:
       — Я не могу ничего сказать… Я знаю, что это дело нужно рассматривать, прежде чем давать комментарии. Есть судья, который этим делом занимался. Я этим делом не занимался. Я недостаточно хорошо владею информацией и всеми деталями дела.
       Алла ЗАЙЦЕВА
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera