Сюжеты

ПЕРВОКЛАССНЫЕ ПОХОРОНЫ

Этот материал вышел в № 59 от 15 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Так теперь хоронят автомобили в Европе Годами красавицу лелеяли, не жалели денег на шампуни, лосьоны и тонкие дезодоранты, ласкали нежной замшей. Она была почти членом семьи и тайной страстью хозяина. Но рано или поздно ласкам приходит...


Так теперь хоронят автомобили в Европе
       


       Годами красавицу лелеяли, не жалели денег на шампуни, лосьоны и тонкие дезодоранты, ласкали нежной замшей. Она была почти членом семьи и тайной страстью хозяина. Но рано или поздно ласкам приходит конец.
       Куда девается автомашина после того, как не смогла найти следующего почитателя и не в состоянии уже никогда пройти техосмотр у этих зануд в фирменных комбинезонах и с заумными приборами? Если ей не выпала честь пополнить престижную когорту старинных раритетов, или, как здесь говорят, «ансетров» (а это дано не всякой марке и модели), то целиком и безжалостно идет под пресс.
       Предшествует этому вывоз на свалку, каких много по всей Западной Европе. На таком кладбище можно при определенном навыке и заплатив сторожу совсем пустяк, причем вполне официально, по квитанции, отвинтить от «покойника» что-нибудь еще очень полезное для вашей машины. Российские люди, приезжающие в Европу за автомобилями марки «бэ/у», хорошо с этим знакомы и охотно пользуются услугами «могильщиков».
       Вот и мы с приятелем, проезжая по автостраде Брюссель — Лилль и увидев указатель на такое кладбище, свернули в надежде купить что-нибудь для его старого «Пассата», хранимого в московском индустриально-железном боксе. Но в новом центре по утилизации в Гилангьене (Ghislenghien — провинция Hainaut) мы ничего не купили. Как нам объяснили, новый он не только потому, что существует недавно. Он работает по новым правилам, придуманным Европейской комиссией.
       В Европейском союзе к старым машинам относятся нейтрально. Никаких репрессий, и особой любви — тоже. Но сочли, что просто под пресс — это слишком банально и не отвечает современным требованиям экологии и экономии. Не то чтобы так было жалко евроценты. По их разумению, это все равно что сливать в сточную канаву воду из ванной да еще из унитаза в придачу. В Европе воду очищают и опять пускают в оборот. Ключевыми словами экономического и политического лексикона стали «утилизация», «переделка», «вторичное использование», «замкнутый цикл».
       Подготовка к утилизации должна начинаться со стадии изготовления. Машину надо конструировать из таких материалов, которые легко поддаются переработке, да еще и экологически чистых. Даже красят теперь автомобили экологически чистой эмалью на водяной основе. Провозглашены всевозможные льготы участникам процесса (уменьшаются налоги, повышаются премии, доля сдаваемой старой машины в стоимость новой и т.п.). Отходы должны быть применены с максимальной пользой, будь то в качестве вторсырья или просто топлива. Ответственность жесткая. Кто больше засоряет окружающую среду остатками старых машин, тот и больше платит.
       Итак, Гилангьен. В Бельгии он один из одиннадцати новых центров по утилизации. Там мы проследили последний путь девятилетнего «Пежо-605», на котором мой приятель, по его сокровенному признанию, еще ого как поездил бы по Москве. Не будь расходов на предварительный ремонт, перегон и растаможку.
       Это были первоклассные похороны, а не банальное захоронение в общей могиле. Рабочим пришлось повозиться. Девять лет назад автомобилестроители не думали о том, что их изделие придется рано или поздно уничтожать. Теперешние обязаны думать. С 2003 года в производстве новых автомобилей запрещено использовать тяжелые металлы, которые трудно извлечь и переработать. Конструкторам дано задание предусмотреть такую сборку, которая облегчала бы технологию разборки. В прототипе Toyota ES Cubic это пожелание уже учтено.
       Утилизации, как и обычным похоронам, предшествует «административное уничтожение». Владельцу «Пежо» при нас выдали сертификат о том, что данного конкретного автомобиля больше нет. Это гарантия, что его «Пежо» будет вычеркнут из всевозможных списков и баз данных и не появится в полицейском протоколе о наезде со смертельным исходом. На него больше не пришлют счет на 250 евро ежегодного налога на эксплуатацию транспортного средства. Для полиции это основание считать фальшивкой любой документ, в котором будет фигурировать данный автомобиль.
       После бумажной процедуры машину выкатили на специальную площадку, исключающую утечку чего-либо вредного в землю. Сняли аккумулятор, катализатор, подушки безопасности, шины. Все это — предметы повышенного экологического риска. Резину продадут на вторичном рынке или сожгут в топке цементного завода. Из бензобака в пластиковые канистры аккуратно слили последние литры бензина. Отправили на склад. В другие емкости собрали масло из двигателя и коробки передач, тормозную жидкость и жидкость из омывателя стекол, фреон из кондиционера. Их вернут изготовителям.
       Следующий этап — разделка машины. Цель — собрать компоненты, которые можно переработать: свинец, алюминий, медь, другие цветные металлы, стекло, полиуретан… Детали, которые еще имеют товарную ценность, могут пойти на рынок запчастей. Группа PSA организовала сбор деталей, которые проверяют и обновляют на заводах во Франции и потом продают с фирменной гарантией.
       И вот торжественный момент. Все, что осталось, поволокли под навес, где с холодным хрустом пожирали металл предыдущих клиентов мощные гидравлические ножницы. Они измельчили бывший автомобиль в компактную груду однообразных кусочков. Ее, рассыпанную ровным слоем по платформе, подкатили к электромагниту, и тот отделил железо от цветных металлов и неметаллических отходов. Цветные металлы потом, как нам объяснили, погрузят в «ликер», где они рассортируются в зависимости от плотности. И останется жалкая кучка никому не нужного мусора, место которому только на свалке. А ведь какая была машина!
       Но плакать на этих похоронах все же не следует: почти половине пожилых автомобилей Европы удается избежать безжалостных ножниц и еще долго радовать водителей в России и Африке.

       P.S. 28% «средних» русских заявили, что в настоящий момент у них не возникнет затруднений с покупкой автомобиля. 25% из числа опрошенных планируют в течение 1,5 лет купить автомобиль или поменять на новый уже имеющийся. Каждый пятый собирается менять машину через 2—3 года. Около 15% «средних» русских думают сделать это через 4—6 лет. 35% респондентов не собираются вообще приобретать автомобиль и не намерены менять уже имеющийся.
       В ближайшие годы данный рынок будет увеличиваться, прирастая ежегодно на 10—11%, и к 2006 году достигнет 8—10 млрд долларов в год. Много это или мало? Исследователи приводят интересный факт: рынок одежды для среднего класса в России составляет порядка 12 млрд долларов в год, что в два раза больше рынка автомобилей и втрое превышает рынок бытовой техники. Так что автомобильному рынку в России есть куда развиваться.
       По материалам monitoring.ru

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera