Сюжеты

ШТУРМУЮЩИЕ И ОСАЖДЕННЫЕ

Этот материал вышел в № 60 от 19 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как банк «Нефтяной» и концерн «Росэнергоатом» сошлись в битве на средневековом поле Вы когда-нибудь задавались вопросом, почему российские физические лица бьют юридических? И с какой радости сознательные и современные на вид граждане,...


Как банк «Нефтяной» и концерн «Росэнергоатом» сошлись в битве на средневековом поле
       

  
       Вы когда-нибудь задавались вопросом, почему российские физические лица бьют юридических? И с какой радости сознательные и современные на вид граждане, путаясь в галстуках от Армани, берут тараны и прочие осадные орудия и штурмуют предприятие, завод или офис, как средневековую крепость? Есть же у наших современников суды, приставы, прокуратуры и милиция... Есть даже местные администрации... Но получается почему-то всегда так, что все это нагромождение госструктур делится поровну между штурмующими и осажденными, и, размахивая дубинами, а нередко и автоматами, вступает в бой, причем у каждой из сторон есть свое решение суда, вдохновляющее на дальнейшие безобразия...
       
       Атомная энергетика — область наиболее продвинутая и современная, казалось бы, застраховала себя от такой дикости, но не тут-то было. Средневековая борьба развернулась вокруг одной из строительных структур системы Минатома — ООО «Севзапатомэнергострой», которую не поделили банк «Нефтяной» и концерн «Росэнергоатом». Концерн со стопроцентным государственным участием хочет вернуть «Севзапатомэнергострой» (чьим акционером является) в лоно государства, а банк (тоже акционер) отдавать не хочет. Прямо противоположные решения судов, как я уже говорил, есть у каждой стороны.
       
       Откуда взялось средневековье
       Было бы странно полагать, что ученые и строители вдруг воспылали взаимной враждой. Они в этом не участвовали, да и происходило все не внезапно. Средневековье надвигалось постепенно, приближали его управленцы прошлого созыва еще в те времена, когда Минатомом руководил Евгений Адамов, а «Росэнергоатомом» (основным акционером «Севзапатомэнергостроя») — Юрий Яковлев.
       В те благословенные годы «Росэнергоатому» принадлежало 75% акций «Севзапатом-
       энергостроя», а банку «Нефтяной» — всего 25. Но в конце ноября 2001-го основные представители участников этой строительной структуры собрались и решили увеличить размер уставного капитала «Севзапатомэнергостроя» с 20 тыс. руб до 30 млн. Начинание, безусловно, благое, но воплотили они его так, что совершенно поменялись ролями: под контролем «Росэнергоатома» осталось примерно 25% «Севзапатомэнергостроя», а банк «Нефтяной» получил все 75% просто потому, что банк внес 22 млн 477 тыс. рублей, а концерн всего 3 млн с хвостиком.
       Тут бы государству в лице Минатома РФ возмутиться: с чего это «Росэнергоатом» так расщедрился, что отдает строителей под частное банковское крыло? Дело-то перспективное, поскольку «Севзапатомэнергострой» курирует возведение третьего блока Калининской АЭС, на который будет потрачено еще порядка 150—200 млн долларов, а возможно, возьмет на себя и четвертый блок (это еще миллионов 400). Так зачем его отдавать? Но не возмутились...
       К тому же прошлое руководство концерна не спешило согласовывать этот вопрос ни в Минатоме, ни в Мингосимуществе, как того требует закон.
       
       Хорошая мина
       После того как в концерн «Росэнергоатом» пришло новое руководство во главе с президентом Олегом Сараевым, первым делом и проявилась любопытная во всех отношениях картина. На Калининской атомной электростанции, эксплуатацию которой осуществляет этот концерн системы Минатома, достраивают третий блок. Деньги идут по линии Минатома. Строительство ведет «Севзапатомэнергострой», который недавно почти целиком контролировался «Росэнергоатомом» системы Минатома, и... попадают в коммерческий банк «Нефтяной», который владеет 75% строительной структуры. По некоторым данным, банк мог получать от этого ежемесячно до 1 млн долларов чистой прибыли (сам «Севзапатомэнергострой» плюс субподрядчики на строительство — это очень большие возможности). И уже ввел в руководство «Севзапатомэнергостроя» своих людей. Олег Ивасько стал первым замом гендиректора, были и другие интересные назначения.
       Концерн «Росэнергоатом», разумеется, начал обращаться во все инстанции и подал в суд. Глава администрации города Удомля, в районе которого, собственно, и разгорелся этот сыр-бор, отменил регистрацию увеличения доли банка «Нефтяной» в «Севзапатомэнергострое» как незаконную. К такому же решению пришли московский Головинский суд и суд Мурманска, после чего руководителей, поставленных «Нефтяным», уволили, назначили новых, но банк не отступил.
       В июне нынешнего года он провел собрание акционеров «Севзапатомэнергостроя» без участия его нового руководителя и «Росэнергоатома». На собрании гендиректором вновь избрали Ивасько, а в совет директоров включили... первого заместителя губернатора Тверской области А. Строева (в отношении которого когда-то возбуждалось уголовное дело, связанное со строительством в Москве в начале девяностых нескольких бизнес-центров). Так в скандал стали вовлекать все новых, совершенно далеких от атомного строительства людей и даже целую область, поскольку, если верить заявлениям областного руководства, банк «Нефтяной» уже обещал им серьезные инвестиции...
       Двоевластие окончательно закрепили постановления судов во Владимире, Элисте и Махачкале, которые заняли позицию банка. Тут, собственно, средневековье и вступило в свои законные права, и «Севзапатомэнергострой» начали штурмовать с фасада и с тыла.
       
       Хроника боевых действий
       Гендиректор от банка «Нефтяной» Олег Ивасько брал офис «Севзапатомэнергостроя» трижды, и только на третий раз в нем укрепился. Силы распределились следующим образом: на стороне Ивасько мечами размахивали судебные приставы. Именно их подавляющим силам удалось прорвать оградительные сооружения, оккупировать часть управления «Севзапатомэнергостроя» и насадить там Ивасько, хотя здание, если честно, принадлежит «Росэнергоатому».
       И хотя городской суд Удомли приостановил действие исполнительных листов, по которым Ивасько въехал в офис, боевой подъем был велик, а рубеж уже взят.
       О том, что нужно думать, как взаимодействовать с партнерами, в банке «Нефтяной», похоже, немного позабыли. Взяли здание «Севзапатомэнергостроя»... Но ведь он строит блок атомной электростанции, которая находится в ведении «Росэнергоатома», а насильно мил не будешь. Откуда возьмутся обещанные Тверской области инвестиции, если проект в связи с таким неожиданным развитием событий будет нести одни убытки?
       С 22 июля почти четыре дня руководство от банка «Нефтяной» пыталось укрепиться на позициях, а Олег Ивасько хотел зарегистрироваться в налоговой инспекции как руководитель «Севзапатомэнергостроя». Безрезультатно. Враждующие стороны, впрочем, договорились, что не станут друг друга бить и конфликтовать с милицией (в здании дежурили два областных милиционера), а будут бороться хоть и непримиримо, но в приемлемых для закона рамках.
       25 июля сотрудники частного охранного предприятия (ЧОП), выступающие на стороне «банкиров», перестали пускать в здание «Севзапатомэнергостроя» тех, кого Олег Ивасько отстранил от работы. Разумеется, последовал контрудар: к вечеру охрана Калининской АЭС взяла все здание под контроль, однако на втором этаже — там, где находятся кабинеты руководства и залегает архив (то есть все самое ценное), окопались четыре охранника того самого ЧОПа, ушли в глухую оборону и никого к себе не пускали.
       Осада продолжалась до августа. И хотя осажденным через милицию исправно передавали продукты питания, к девятому числу на баррикадах остался один человек, остальные под разными предлогами покинули поле битвы. А тут как раз вступило в силу новое решение суда (на этот раз дагестанского) о том, что прав «Росэнергоатом» и назначенные им руководители «Севзапатомэнергостроя» легитимны и предпочтительны. С этим решением и двинулись на второй этаж.
       Охранник долго не пускал, тогда решетку перекусили гидравлическими ножницами, и представитель концерна «Росэнергоатом» лично вручил последнему герою судебный вердикт. Понимая, что сопротивление бесполезно, охранник покинул баррикаду. А машина частного охранного предприятия, нанятого банком «Нефтяной», еще долго стояла перед «Севзапатомэнергостроем», и те, кто в ней сидел, зачем-то фотографировали входящих и выходящих.
       Так все и завершилось. По крайней мере, пока... Тверская обладминистрация в итоге тоже выразила свою окончательную позицию. Выступил первый зам губернатора Юрий Данилов и сказал, что администрация никого в этом конфликте поддерживать не будет и что для нее главное, чтобы налоги платили и, по возможности, работали с местными поставщиками.
       Наивно, конечно, полагать, что представители враждующих лагерей тут же сядут за стол переговоров. Такого «стола» просто не существует. Беда заключается в том, что в подобных конфликтах со стороны государства не осталось равно уважаемого и той и другой стороной арбитра, способного вывести оппонентов из затруднительной ситуации. К сожалению, при нынешней судебной системе, выдающей любые решения, некому призвать оппонентов к порядку (только 6 августа вступила в силу норма нового кодекса, по которому судьбу предприятия будет решать лишь один суд — арбитражный по месту «жительства» предприятия). А прокуратура, похоже, никогда не заинтересуется активностью прошлого начальства «Росэнергоатома» и его сделкой с банком «Нефтяной», которая привела к тому, что одно из перспективных и современнейших предприятий атомной отрасли на некоторое время погрузилось в средневековье со всеми вытекающими отсюда экономическими последствиями.
       
        

       — Конфликт стал возможен прежде всего из-за несовершенного законодательства. Когда бывшее руководство концерна «Росэнергоатом» согласилось на схему перераспределения долей «Севзапатомэнергостроя», оставив концерну 25% и отдав банку 75, формально ему нельзя было предъявить претензий — не существует четкого закона относительно государственных унитарных предприятий (каковым является «Росэнергоатом»); нет документа, который бы регламентировал, что может и чего не может продавать и покупать их руководство. «Севзапатомэнергострой» в какой-то степени оказался заложником этой ситуации. Впрочем, мы проводили переговоры с руководством банка «Нефтяной», рассчитывали и продолжаем надеяться на то, что там займут конструктивную позицию. Жаль, что нам не удалось урегулировать все сразу, хотя мы предлагали вернуть банку вложенные им деньги и даже компенсировать потери.
       Мне сложно понять позицию «Нефтяного». Крупным инвестором для нас он быть не может (при таких объемах строительства необходимы 5—10 банков). Но он держится за структуру, сформированную «Росэнергоатомом» и работающую в системе Минатома. Зачем ему роль прослойки? Сложно поверить, что, выводя этот конфликт на все более скандальный уровень, банк хочет получить более значительную денежную «компенсацию», своего рода отступного...
       Скандал действительно кто-то раздувает. Так появилась информация о руководстве «Росэнергоатома» и компании «ЭРКО», будто бы я действую в ее интересах, а не в интересах отрасли... Но «ЭРКО» создавалась как инвестиционная компания для атомной энергетики (из бюджета денег не давали) по решению правительства и Минатома, в начале девяностых туда привлекли более 80 тыс. акционеров, эмиссия составила 3 млрд рублей. Получили собственность, стали сдавать ее в аренду по утвержденным государством ценам. Экономическое обоснование готовил известный академик Дмитрий Львов... А в 1995 году вышел закон об атомной энергии, где все это не предусмотрели. Разумеется, все нужно вернуть в законные рамки, а как? Работала прокуратура, работали юристы — это был сложный процесс.
       Возвращаясь к проблеме с банком «Нефтяной», мы и сейчас готовы сесть за стол переговоров, готовы даже рассматривать участие банка в атомном строительстве, но по объективным причинам он не может претендовать на самую главную роль.
       
       Отдел расследований

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera