Сюжеты

ТЕПЛИЧНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ УГОЛЬЩИКОВ?

Этот материал вышел в № 60 от 19 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Оборотная сторона шахтерских бунтов Вчера на Горбатом мосту шахтеры в очередной раз требовали от правительства дополнительной поддержки отрасли и защиты продукции на внутреннем рынке. Однако государство в течение 10 лет помогает...


Оборотная сторона шахтерских бунтов
       
       Вчера на Горбатом мосту шахтеры в очередной раз требовали от правительства дополнительной поддержки отрасли и защиты продукции на внутреннем рынке. Однако государство в течение 10 лет помогает реструктуризации угольной отрасли. И теперь правительство готовит госпрограмму ее модернизации. Но главное — хорошо известно, что чрезмерная защита отечественного производителя может оказаться вредной как для самой поддерживаемой отрасли, так и для экономики в целом.
       За 10 лет этот тезис неоднократно подтверждался. Возьмем отечественный автопром. Государство под давлением лоббистов периодически и пошлины запретительные вводило, и чего только не делало. В «Москвич» московские власти закачали миллионы рублей. И что? Никаких сдвигов. Как выпускали некачественные машины, так и выпускают. А «Москвич» вообще закрылся. Зато повышение цен на импортные автомобили из-за увеличения пошлин позволяет производителям задирать цены и на отечественные. А ведь автомобильные лоббисты клялись, что защитные меры позволят им за время их действия реструктурировать предприятия и наладить выпуск современных массовых автомобилей.
       В итоге ситуация абсурдная: автомобили, в которых наши производители видят конкурентов, — это машины 7—10-летнего возраста, снятые с производства, имеющие большой пробег, но при этом более надежные и комфортабельные, нежели отечественные. Отметим лишь, что зарубежная автопромышленность такая, как она есть, исключительно благодаря конкуренции. И все ссылки на американский опыт 30-х годов по поддержке развития автопрома несостоятельны — тогда автомобилестроение только зарождалось, так что и конкуренции никакой не было.
       Но вернемся к углю. В начале 90-х годов угольщики всячески противились реструктуризации, требовали прямых дотаций, рассматривая внедрение конкуренции и самоокупаемости как развал отрасли. Однако государство не пошло на поводу и давало деньги лишь на реструктуризацию. В итоге выяснилось, что отрасль может существовать без госдотации и, более того, может быть привлекательна для частных инвесторов. Не секрет, что и главы некоторых угольных регионов опосредованно участвовали в драках между «олигархами» за перспективные угольные разрезы.
       Но вот опять все та же песня. То кемеровский губернатор Аман Тулеев, возглавивший рабочую группу Госсовета по поддержке угольной отрасли, требует от государства ограничить ввоз угля из Казахстана (забывая, кстати, что эти требования способны ударить по русскоязычному населению в Казахстане, которое в основном и работает на этих разрезах). То «угольный олигарх» гендиректор Сибирской угольно-энергетической компании Олег Мисевра требует от государства ввести административные и экономические меры, чтобы заставить электроэнергетиков переходить с газа на уголь.
       Кстати, все это результат прекращения дотаций и реструктуризации отрасли — производство угля выросло, возможности экспорта ограниченны. Вот угольщики и пытаются всеми правдами и неправдами расширить емкость внутреннего рынка.
       Однако, как выясняется, если заставить электроэнергетиков силовым порядком расширять потребление угля, то за это придется расплачиваться потребителю. Электроэнергетикам придется нести дополнительные затраты на техническое перевооружение. Это было бы еще обоснованно, если бы массовый переход с газа на уголь наверняка давал бы положительный результат. Однако, по экспертным оценкам, этого не произойдет. Даже переход не с газа на уголь, а с экибастузского угля (Казахстан) на кузнецкий, о чем так мечтает Аман Тулеев, потребует не менее 5 млрд рублей затрат. Ведь ТЭЦ рассчитаны на уголь с другими параметрами, и замена топлива приведет к снижению эффективности выработки электроэнергии и даже к быстрому выходу из строя агрегатов. Зато тарифы в связи с этими затратами могут вырасти в полтора раза.
       А перевод электростанций с газа на уголь, во-первых, может быть эффективным только при увеличении цены газа до 950—1250 рублей за куб. м. Есть и опасность, что кузнецкого угля на обеспечение Уральского региона может не хватить. Тарифы же при переходе с газа на уголь могут вырасти почти в два раза. Таким образом, за поддержку отечественного угледобытчика, как и в случае с автопромом, расплачиваться придется отечественному потребителю.
       Протекционистская политика в отношении угольной отрасли, направленная на увеличение потребления угля, ни к чему хорошему не приведет. Говорить об этом вообще бессмысленно, пока Минтопэнерго не разработало реальный топливный баланс страны. Из него хотя бы будет ясно, насколько обоснованны требования угольщиков по расширению внутреннего спроса. Или их надо стимулировать искать возможности увеличения экспорта. Или, например, входить в вертикально интегрированные компании ТЭКа и вкладывать деньги в переоборудование ТЭЦ под уголь.
       Никто не спорит: отечественного производителя нужно поддерживать. Однако поддержка, сведенная к банальной изоляции от внешних конкурентов, не только не будет способствовать развитию самого производителя, но и может вызвать пагубные последствия для экономики в целом. Главная задача государства — стимулировать производителя, а как известно, конкуренция — один из наиболее жестких стимулов к развитию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera