Сюжеты

ХАЧИК НА ШЕЕ

Этот материал вышел в № 60 от 19 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Склонение армянского имени по падежам русской жизни Земля расползается вширь, уверяют ученые, у нее появилось пузо, и глобус теперь должен быть вовсе не шарообразной формы, а несколько приплюснутый, ближе по форме к тыкве. Насчет тыквы не...


Склонение армянского имени по падежам русской жизни
       

  
       Земля расползается вширь, уверяют ученые, у нее появилось пузо, и глобус теперь должен быть вовсе не шарообразной формы, а несколько приплюснутый, ближе по форме к тыкве. Насчет тыквы не скажу, что же касается шестой части суши, то она для лиц определенной национальности стала принимать очертания сплошных углов. Не круг, не тыква, но многоугольник — фигура с множеством острых и обидных углов. Ставят туда лицом к стенке неугодных людей и неудобные народы. Забава такая, освященная традицией...
       
       Именительный: кто? что? — ХАЧИК
       В прямом переводе с армянского Хачик означает «крестик». Не детские крестики-нолики, а висящий на шее символ веры. В развернутом виде оно звучит как Хачатур — дающий, дарующий крест. В основе имени великого композитора лежит эта семантика, так что Арам Ильич Хачатурян, в чьем маскарадовском вальсе, возможно, кружилась бабушка или матерь скинхедская — от крест дарящих, от осеняющих крестом христианским.
       Уместно вспомнить, что в знаменитой книге Джойса «Поминки по Финнегану», написанной как бы на нескольких языках, из армянского взяты два слова, одно из которых «хачкар» — «крест-камень». В вольном переводе на скинхедский — надгробие для Хачика. Тьфу.
       
       Родительный: кого? чего? — ХАЧИКА
       Европейские столицы перенаселены выходцами из бывших колоний. Тому объяснения дают политики, социологи, экономисты. Где-то я вычитал о синдроме детства — когда взрослого уже человека обижают, он нередко идет к родителям, бессознательно ища у них защиты. Помнится, лет десять назад знакомый биолог, получивший образование в московском вузе и достаточно долгое время проработавший в российских НИИ, без толку промаявшись в Ереване, махнул рукой: «Поеду-ка в Москву, там мои друзья, там меня поймут». Биолог был армянином, правда, русскоязычным. Он чувствовал белокаменную Москву ближе розовотуфового Еревана. Не тот ли самый синдром — искать защиту там, где привык ее находить? В столице некогда родины, помаленьку, пядь за пядью, заросшей травой забвения родственных отношений.
       Конечно, сейчас произносить монологи о нерушимости и зажигать факелы дружбы — все равно что стрелять холостыми в воздух. А тезис о совместно пролитой крови на фронтах вслух произносить — почти пошлость. Вон бритоголовая братва высказалась в том духе, что, дескать, зря немцев не пустили в Сибирь — жидов не осталось бы.
       Вообще Великая Отечественная для нерусских, но экс-советских давно уже обрела статус Второй мировой войны. Какая может быть Отечественная без Отечества? Празднование Дня Победы в этом году отразило изменения: речи и телевизионные картинки рисовали историю таким образом, будто с фашизмом расправились одни русские. Выходит, армяне, грузины, узбеки, казахи, азербайджанцы — короче, все остальные были наемниками. Теперь уже вряд ли кто утешит тех же старых армянских солдат — дедов этих самых хачиков.
       А на что обижаться-то? Читая под чьим-нибудь некрологом подпись «Группа товарищей», я немедленно впадаю в депрессию. Как же так? Жил человек и за свою жизнь пожал сотни тысяч рук, миллион раз от души улыбался, километры прошествовал в похоронных процессиях, творил добро и, как говорят у нас, бросал в воду, не ожидая воздаяний, лечил чужих детишек, считая их своими, помогал другим строить, отстраиваться, перестраиваться, достраивать, устраиваться, поднимал тосты во здравие — а товарищей всего ничего, группа. Остальные, выходит, враги? Товарищей — группа, врагов — легион? Так?
       Именованные числа несут в себе определенную философию. В РФ, говорят, около двух миллионов армян, из коих тысяч восемьсот в столице и примерно столько же на Кубани. И впрямь давненько осели на российских землях сородичи, аж со времен Петра Великого и Екатерины Второй. Эти самодержцы по-всякому поощряли переселение армян на юг не за красивые глаза, конечно: во-первых, трудолюбивы, а во-вторых, живой щит против извечного врага — Османской империи. Начинка бутерброда Россия — Турция.
       Отсюда и началась многочастная симфония о единой вере, духовной близости, традиционно прорусской ориентации. Нечто серьезное и общее, разумеется, в наличии имеется, но подсолнух поворачивается к солнцу в хорошую погоду, а в непогоду, в ненастье он обращает взор в другую сторону, необязательно противоположную, может, даже вовнутрь.
       
       Дательный: кому? чему? — ХАЧИКУ
       Хачиков, фигурально выражаясь, распинают от Москвы до самых до окраин — в Красноармейске, Новосибирске, Краснодаре. Бить своих стратегических союзников (а у нас — российские базы и военный договор, и не первый день путь к сердцу республики проходит через министерство обороны) из Араратской долины нынче стало ксенофобской попсой. «В Москве быть армянином — как знак опасности, — уверяет председатель правления Московского национального армянского клуба Смбат Караханян. — На дню нам звонят полторы сотни армян, просят помощи, говорят, что их избивают и преследуют. За несколько месяцев произошло шесть убийств, к призывам о помощи милиция глуха и реагирует цинично».
       Неужели и вправду товарищей — группа? И это — в России?
       
       Винительный: кого? что? — ХАЧИКА
       Они действительно существа нагловатые, нахрапистые, и тут нас самих доставали. Хачик для Хичкока.
       Не думаю, что какой-либо народ может превозносить свою шваль. К тому же это бесстыдное племя удачливо, иной раз, быть может, именно в силу своего бесстыдства и неразборчивости в средствах достижения финансовых целей. Прибавьте к этому портрету и визг тормозов джипменов, и вопиющее бескультурье, и весь тот поведенческий спектр, возникающий при внезапной метаморфозе люмпена-неудачника в состоятельную единицу при бабках. Креста нет на подобном Хачике.
       Вы что, рехнулись, считая сие чисто армянским явлением? У вас что, мало примеров из страны березового ситца? «Всякая торговля, — делились наблюдениями братья Гонкуры, — превращает человека в мошенника, — законного, если хотите, — но все же мошенника».
       Расхожая истина: преступник не имеет национальности. Дурак тоже, поверьте. И Хлестаков безнационален, и Чичиков, и выродок Чикатило, и унтер Пришибеев, и скинхеды, кстати. Да, они не имеют национальности, однако ж имеют, хоть и разную, географическую прописку, но конкретную историческую родину: в одном случае — тюрьма, в другом — жестокое и злое сердце, в третьем — бритая и дурная голова, где резвятся юные черви многообещающего негодяя. А чьё Хачьё? Если уж гастролируют в российских городах — пусть там и найдут свою кару. Порядочный совершенно безразлично относится к тому, кто взял верх в бандитских разборках: русские выдавили чеченцев, армяне перестреляли своих противников — да хоть все наоборот!
       Пропади они пропадом. Но когда с железными прутьями, битами… Но когда по заранее составленным по этническому признаку спискам… Но когда в подземном переходе юноше выкалывают глаз только за то, что его отец — армянин… А если бы еще ему передалась еврейская картавость мамы? Без двух остался бы.
       В общем-то в нормальных государствах чужих не пускают, а допущенных сажают, если провинился. Чиновники же — что в России, что в Армении — ценят более всего водяные знаки внимания.
       Судя по рассказам, милиция в авангарде этого почина. (Хотя какой же это почин! Перечитайте «Былое и думы» Герцена — своих благородных россиян не щадили). Легко догадаться, что движение скин-юнцов повышает курс водяных знаков особого внимания к лицам кавказской национальности. А бычки, бритоголовые иваны, не помнящие родства, громят могильные плиты теперь уже без разбору, бьют азербайджанцев на рынках, пускают в ход дубинки в подмосковных домах армянских семей. А постарше которые, властью облеченные, объявляют войну, грозя Грузии.
       Верный признак серьезного нервного расстройства государственного организма — нетерпимость к чужим безотносительно к тому, в гостях они или у себя дома.
       
       Творительный: кем? чем? — ХАЧИКОМ
       Короче: криминальным хачикам объяви крестовый поход и тогда хачикизму придет конец? Даже если скинхедов считать молодой гвардией российского общества, малость сомневаюсь, что кремлевские власти наделили штурмовиков полномочиями наносить групповые удары по чужакам. Что за удовольствие уподобляться террористу Агдже, сочинявшему антиармянские стихи, которые не нравились даже турецким полицейским?
       В конце концов не нравятся армяне — не смотри цветное телевидение, его изобрел Ованес Адамян, отвернись от холстов Айвазовского, покрой, наконец, матом матушку Суворова — она имела несчастье армянкой родиться; вас раздражают азербайджанцы — ну выключи Муслима Магомаева! И с грузинами не особенно церемонься — эка важность Вахтанг Кикабидзе или Нани Брегвадзе! Да и вообще весь Кавказ, черный-пречерный, смуглый-пресмуглый, нагловатый донельзя, не желающий никак смирить гордыню, произносящий длинные тосты вместо того, чтобы сразу хлопнуть, плеснуть в хайло, как в каменку, резко вскидывающий ноги и руки в танце — асса!
       Туда ссылали умниц русских — поэтов, офицеров, необыкновенно совестливых людей. И они прикипали сердцем к этим могучим горам, крепким и работящим их обитателям. Подумать только!
       Скажете, утрируем и педалируем не те ноты? Возражать не стану. Но сведение к абсурду связано с тем, что на кремлевском олимпе глухи к политкорректным суждениям, зато чутки к новоязу — гремучему языку плаката (а по вкусу — шашлык из свинства, эти факты, жаренные на кем-то нарочно подлитом масле).
       Любо цитировать атамана Кубанского казачьего войска Владимира Громова: «Армяне отличаются живостью, предприимчивостью и активностью в бизнесе в отличие от русских, а на фоне общей бедности обилие армян в торговле и бизнесе воспринимается местным населением отрицательно». А русский промышленник Шустов стоял у истоков армянского коньяка — нормально. А армянские купцы помогали Шаляпину — нормально, ну ясно, нормально… Нет, спрячу-ка поглубже свою ракетницу из советского реквизита.
       В длинной-предлинной летописи взаимосвязей двух народов сотворено много чего хорошего. Творительный падеж, пожалуй, работал на полную скорость.
       
       Предложный: о ком? о чем? — о ХАЧИКЕ
       Стоны Хачика мало кто всерьез воспринимает. В подмосковном Красноармейске люди в форме опоздали на пару часов: точность — вежливость милиции. Армянское посольство молчало целые сутки. Полагают, растерялись, а по-моему, выполняли установку официального Еревана. Да что там мидовские службисты — президенты держат рот на замке, будто в почетном карауле стоят. И как это удается в сплошь каменной Армении голову зарыть в песок?!
       Не мое это иностранное дело упрекать российского президента: он хранил паузу в день геноцида армян — 24 апреля, когда Джордж Буш выражал сожаление; он безмолвствует, нежно глядя на экран, где плачут дети разных народов — о, великий шелковый Путин, молчание его далеко слышно…
       Ереванские аналитики прикидывают и так и сяк — то на турецкий фашизм указывают, то глухо намекают на неких желающих перевести стрелки с себя на армян, то видят в этом проделки недругов, встревоженных сложением оси Тегеран — Ереван — Москва. А кто-то высказал вслух соображение, что, дескать, Кремль руками «красноармейцев» желает проучить Ереван за флирт с Западом, переросший в роман. Выражаются эти мнения, заметьте, с превеликим смущением, ибо их авторы — русскоязычные армяне, преданно, постоянно, ни разу и ни на йоту не уклонившиеся от ориентации на север. Что же касается радикальной оппозиции, то она потирает ручки: «Блеф — ваше военное союзничество!»
       
       * * *
       Национальная наша совесть великий классик Ованес Туманян отвечал поэту Аветику Исаакяну в Венецию: «Получил твое письмо. Говоришь, ежели времена подходящие, — скажи, приеду.
       Не знаю, какие времена ты называешь подходящими, но я говорю тебе:
       — Приезжай!
       — Приезжай, Аво джан!
       Для нас таких подходящих времен не было и, быть может, не будет, но ты приезжай.
       Приедешь — увидишь, что край наш разрушен, народ наш перебит, оставшиеся в живых надломлены, ряды друзей и близких поредели. Увидишь, как много досталось на нашу с тобой долю из этого мирского океана горя, но приезжай.
       Я знаю, что и там для тебя ничего подходящего нет — ни места, ни времени, ни среды, ни средств.
       Наконец, ты, верно, соскучился по нашей земле и воде, по своим родным и друзьям.
       …Ну так приезжай, Аво родной».
       Грустно, честное слово.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera