Сюжеты

ДЕЛО О $400 МЛРД

Этот материал вышел в № 60 от 19 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Портрет российской коррупции Сегодня мы предоставим возможность посмотреть на коррупцию с другой стороны — глазами обычных граждан России. Что такое «бытовая» коррупция, и на что уходит из наших кошельков 2796 млн долларов? Коррупция в...


Портрет российской коррупции
       

  

       Сегодня мы предоставим возможность посмотреть на коррупцию с другой стороны — глазами обычных граждан России. Что такое «бытовая» коррупция, и на что уходит из наших кошельков 2796 млн долларов?
       
       Коррупция в обыденной жизни
       В каком-то смысле правомерен печальный вывод: чем меньше граждане сталкиваются с государством, тем с большей безосновательностью они ему доверяют. Вряд ли эта закономерность может служить лестной характеристикой государства. И вряд ли она сулит стране благоприятные перспективы.
       Связи, установленные нашим исследованием, не позволяют обольщаться тем, что примерно половина граждан страны не втянута в активные коррупционные отношения. Не видно, как при сохранении статус-кво это число может расширяться. Более того, измерения показывают, что скорее имеет место обратное.
       Остается напомнить, что рост числа граждан, прибегающих к коррупции, согласно нашим выводам, будет приводить к увеличению числа граждан, не доверяющих государству. У нас теперь есть возможность дать, хотя бы предварительно, ответ на вопрос, что определяет коррупционную практику граждан — их собственные побуждения или жизненные обстоятельства? Анализ показывает, что ведущий фактор влияния — практика взаимодействия с государством. Это не значит, что антикоррупционному реформированию должно подвергаться только государство. Без изменений в сознании людей задача не реализуема. Но осознать свою ответственность и перестать сваливать на вечное «Воруют!» государство обязано.
    
       Вот характеристики ситуаций, в которых участники опроса решают проблемы с помощью коррупции. Для каждой характеристики приведены ее значение (Х) и ранг (r).
      

   
       Несложный анализ оказывается весьма поучительным. В частности ясно, что коррупционные риски являются в большей степени свойствами ситуаций и соответствующих государственных институтов, а не свойствами людей, приходящих в эти институты за услугами.
       Степень коррупционного риска определяется двумя обстоятельствами: первое — дефицитность услуг. Примеры — конкурсы в вуз или получение бесплатного государственного жилья. Второе — насущность, необходимость услуг. Примеры — здоровье, уклонение от опасностей военной службы. С другой стороны, коррупционные риски минимальны там, где услуги государства должны предоставляться автоматически из отведенного на всех ресурса. Пример — пенсии.
       Обращает на себя внимание, что второе место по уровню коррупционного риска занимают высшие учебные заведения.
       Чем вероятнее получить услугу за взятку, тем большим спросом пользуются именно эти услуги. Это еще одно доказательство того, что рынок коррупционных услуг уже сформировался. Но это своеобразный рынок подмен: чем больше спрос на услугу, тем больше шансов, что вы получите ее за взятку.
       
       Объемы рынков коррупционных услуг
       Собранные нами данные позволяют оценить общий объем выплат должностным лицам в виде взяток, производимых всеми (прибегающими, естественно, к коррупции) гражданами России в течение года. Приведенные в следующий таблице данные пересчитаны в доллары по курсу 30 рублей за доллар. Исчисление идет в миллионах долларов.
       Наши расчеты завершаются тем, что к данным, приведенным на рисунке, следует добавить объем средств, который должен быть отнесен к ответу «Другое» на поставленный вопрос. А на него приходится ни много ни мало 693,8 млн долларов. Теперь легко подсчитать общую сумму, и мы получим, что бытовая коррупция выжимает из кошельков граждан России ежегодно 2796 млн долларов. Это примерно по 28 долларов ежегодно с каждого гражданина не моложе 18 лет (напомним, что это минимальная оценка).
       Казалось бы, сумма не очень велика. Но масштаб этих изъятий будет яснее, если сопоставить его с теми суммами, которые отпускает бюджет России на соответствующие сферы государственных услуг.
       Всего в сфере государственного образования работают 3 млн человек. В государственных высших учебных заведениях преподают 250 тыс. человек. Средняя месячная зарплата профессора составляла на начало 2001 г. 2416 рублей. Это значит, что в год он получал (по курсу 29 рублей за доллар) 1000 долларов.
       Предположим, что годовая сумма, определенная нами выше как взнос граждан в виде взяток в высшее образование, равномерно распределяется между всеми преподающими в государственных вузах. Тогда, поделив 449,4 млн долларов на 250 тыс. преподавателей, получим, что на каждого в год приход чуть менее 1800 долларов в год. Это почти в два раза больше, чем платит государство профессору.
       Мы видим, что через взятки может осуществляться финансирование сфер государственных услуг, сопоставимое с тем, которое производится из государственного бюджета (всех уровней). Это означает, что в стране действуют две налоговые системы. Причем в некоторых сферах теневая система сбора коррупционных налогов действует более эффективно, чем государственная.
       Бесспорно, можно утверждать, что коррупция в определенной мере обеспечивает выживание некоторых сфер государственных услуг, которые недофинансируются государством. Если бы все сводилось к этому, не о чем было бы говорить. Но проблема состоит в том, что коррупция одновременно резко искажает функционирование этих сфер услуг и снижает их эффективность.
       Рассмотрим вердикт, вынесенный нашими респондентами.
       Это рейтинг коррупционности сфер государственных услуг по субъективным оценкам респондентов: чем больше значение, тем выше коррумпированность по оценкам респондентов
       Лидирующее положение автоинспекции представляется естественным не только в силу объективных обстоятельств, но и по той причине, что в общественной мифологии и фольклоре она давно является расхожим образом низовой коррупции.
       По контрасту «почетные призовые места» в этом рейтинге судов и вузов не освящены ни молвой, ни праведным журналистским гневом. Между тем коррупция в этих сферах несоизмеримо опаснее коррупции на дорогах. Коррупция в судах подтачивает ключевое понятие справедливости, без которого не может существовать общество, а коррупция в вузах лишает общество будущего.
       
       «Кто против коррупции?»
       Ответы на этот вопрос оказались весьма затруднительными для опрашиваемых, в том числе и экспертов. Тем не менее удалось выделить антикоррупционные установки и их носителей.
       — Люди хотят быть честными. Эта честность представляется свойством особенно той части населения, которая считает себя интеллигенцией независимо от своей формальной социальной принадлежности: «…честных людей больше».
       — Большой части бизнеса нужны честные правила игры. Эта часть бизнеса, отстраненная по тем или иным причинам от государственного пирога, хочет некоррупционного доступа к тендерам, госзаказам и т.п. Возможно, она значительно беднее той, которая коррумпирована, но зато многочисленнее.
       — Боязнь того, что существующая система чревата взрывом — «антикоррупционной революцией».
       — Выгодно иметь репутацию. Этот мотив присущ представителям крупного бизнеса. На формирование этой установки повлияли и кризис 1998 года, и скандал с BONY, и многие другие обстоятельства.
       Высказывалось убеждение в том, что значимые антикоррупционные силы появятся не раньше чем через одно или два поколения.
       Антикоррупционные усилия общества связываются экспертами и с процессом создания нормальной «среды обитания». Здесь существенная роль отводится среднему бизнесу: «Сегодня бизнес все больше и больше заинтересован в восстановлении правил».
       Высказывалось мнение и о том, что антикоррупционное влияние могут оказывать западный бизнес, международные финансовые организации и политики, осознающие, что коррупция в России дискредитирует идею демократии.
       
       ЧИТАЙТЕ В СЛЕДУЮЩИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК:
       — какой орган госвласти, по мнению обычных людей, наиболее коррумпирован;
       — кто из чиновников (от ДЭЗов до президентской администрации) больше берет, на взгляд предпринимателей и рядовых граждан;
       — дают ли взятки по доброй воле или госслужащие к этому принуждают;
       — насколько общество доверяет судебной системе.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera