Сюжеты

ЧТО БЫЛО. ЧТО ВСПЛЫЛО. И ЧЕМ СЕРДЦЕ НЕ УСПОКОИЛОСЬ

Этот материал вышел в № 60 от 19 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Рассказ очевидца ново-российского бедствия Водила-частник вез меня в прошлое воскресенье из Краснодара в Новороссийск, а потом долго показывал растерзанный город-герой и объяснял. Расшифровка диктофонной записи стала мукой: что толку...


Рассказ очевидца ново-российского бедствия
       

  
       Водила-частник вез меня в прошлое воскресенье из Краснодара в Новороссийск, а потом долго показывал растерзанный город-герой и объяснял. Расшифровка диктофонной записи стала мукой: что толку рассказывать о былом, если по многим прогнозам самое страшное только надвигается? Водитель показывал сорванные дамбы, а МЧС уже предупредило, что уцелевшие водохранилища не выдержат нового удара. И есть вероятность, что еще до выхода газеты беда вернется добивать город...
       
       — Что больше всего запомнилось?.. Ну, например, как одна семья пыталась уехать. Они рассовывали свое добро по мешкам и коробкам, но вода прибывала быстро. Пока напихали по мешкам, воды в доме по пояс. Что-то в машину погрузили, и жену с дочкой глава семейства отправил на попутке. А воды в доме уже под потолок.
       Мужик нырять начал за мешками, а потом вспомнил про собаку. Она уже не лаяла и не визжала; нос один над водой — из последних сил. А сама-то на цепи к будке привязана. Ну он бросил мешок — и к ней. Кое-как отцепил. Тем временем машину с вещами понесло потоком.
       Ну вылез он кое-как сюда вот, наверх. Стул у него откуда-то. Сел на стул и сидит, свесив руки. И собака рядом мокрая скулит. Картинка, да?
       А в Верхнебаканской ты и сам видел – дерево в три обхвата на дом заброшено, мост… Вместо огородов — слой щебня, мусора, веток. Дома, урожай, имущество – все коту под хвост. Как жить дальше, где бомжевать?.. Никому они не нужны в нашей стране.
       И каждый сам по себе. Обычные телефоны уже в четверг не работали, мобильники тоже замолчали, узнать что-либо неоткуда. Про телевизор, радио в таких условиях и говорить нечего. Машины МЧС иногда попадались, они людей вывозили, но не все эвакуироваться соглашались. Пытались добро сторожить. Еще пожарники ездили и милиция. Но в основном они работали в самых бедственных районах, а в городе можно было надеяться на попутки, чтобы выехать в безопасное место, какие-нибудь грузовики, автобусы… Кому-нибудь, может, с этим и повезло.
       На соседней улице вытаскивали машину из ямы на дороге. Вытащили. А под ней оказалась еще одна, разбитая, и части третьей. Таким вот поток был в Цемдолине.
       Очень многие ближе к вечеру были пьяными. Мне вообще показалось, что пьяны все. У нас и так-то город промышленный, а тут народ после такого стресса… Но ничего, никаких драк. Наоборот, обнимались совсем незнакомые люди, плакали.
       
       Знаешь, что меня больше всего раздражает? Плакаты! Вон там, видишь — «Слава Новороссийску!». По всему городу висит, что город наш – герой, что да здравствуем мы и так далее. Смерч разрушил мосты, дома и плотины, а плакаты уцелели. Слава плакатам!
       Вот я не понимаю, как это: Новороссийск – крупный торговый и промышленный порт. В истории всегда считалось, что если город лежит на пересечении торговых путей, он обречен быть богатым. А уж более пересеченного на Черном море, чем Новороссийск, найти трудно. Вот два соседних города на этой линии: Краснодар и Анапа. В обоих современные автобусные и железнодорожные вокзалы, крупные аэропорты. А наш город? Вокзал пора переделать в музей средневекового железнодорожного искусства.
       Когда здесь собралась толпа из тысяч паникующих людей, оказалось, что ни одного табло нет, а про опоздания рассказывает тетенька из справочного окошка. Или на листочке напишет циферки, и они висят часами… И расписание висит, как издевательство. А кроме этих бумажек и хриплых объявлений по радио, из которых половину не разобрать, ничего нет! Как же не быть панике? Ну кое-как разгрузили народ с помощью поездов и автобусов.
       Я тут на вокзале обычно стою и видел: группа «товарищей» в белых рубашках и галстуках с толпой больших чинов милиции, в сопровождении телекамер и диктофонов вошла в маленький кассовый зал новороссийского вокзала и до краев его заполнила. Подошли к людям в очереди узнать, какие проблемы у народа, чем недовольны. Слышно только близстоящим, но по лицам обладателей галстуков видно, что народу сердито разъясняют, как начальники не покладают рук и спасают их, дураков.
       Пришли, блин, с народом поговорить! Они бы пришли, когда здесь толпа бедствовала. Тогда, может, и получили бы в ответ то, что заслуживают.
       
       Бедствие упало на город в четверг, а в субботу вышли местные газеты «Кубань сегодня», «Новороссийские новости», и в них ни слова о трагедии. Лишь в одной газете, «Новороссийский рабочий», на три полосы подробный репортаж о ситуации. Так и во всем остальном: несчастье делило мир на черное и белое.
       В Новороссийске еще циклон бушевал, а мародеры уже шуровали. Со всех машин, унесенных водой, скручено все, что можно. Деньги, документы, любое добро из бардачков – об этом уж и говорить нечего. Поэтому, кстати, пострадало больше людей, чем могло бы: многие пытались остаться, чтобы не лишиться последнего, и их уносило, калечило камнями, деревьями…
       В четверг вечером, когда спал поток, народ, как муравьи, перемещался между городом и Цемдолиной. Что интересно, никакой транспорт не останавливался, автобусы и легковушки никого не брали. Я и сам видел: микроавтобус остановился перед светофором, и женщины с детьми подошли, стали просить довезти их. Водитель смотрел на них спокойно, дождался зеленого и поехал дальше. Власть не смогла «построить» маршрутки и радиотакси. Частники делали свой маленький бизнес: ездили по безопасным районам и цену драли почем зря.
       Одни начальники думали только о своих задницах, а вот в порту, например, без всяких указаний сверху и до того, как сформировались разные беловоротничковые штабы, моряки сами организовали спасение людей. После обеда в четверг между восточным округом и центром пошли первые катера. Шесть катеров работали на двух участках, и уже в четверг к ночи перевезли несколько тысяч человек. В отличие от частников — бесплатно.
       Мне знакомая рассказывала, что народу на палубах толпилось – тьма! Одного дедушку прямо у нее на глазах сбросило в море, и тут же за ним прыгнул матрос. Вытащил.
       А потом портовики организовали очистку бухты нефтемусоросборщиками и вылавливали трупы. Говорят, что больше всего погибших нашли в районе Абрау-Дюрсо – больше 20 только в четверг и пятницу. На самом деле, конечно, погибло намного больше, и многих из них никогда не найдут. А кого-то даже среди пропавших без вести не будут числить. Потому что отдыхающие останавливались дикарями просто на природе или в кемпингах, и никто не знает, сколько их было. Пока штук десять машин нашли.
       Вроде бы деньги для пострадавших выделяют и в крае, и в правительстве… Ну такие деньги простым смертным редко достаются. Посмотрим. Помнишь, как на Лене? Там сам президент пальцем грозил: смотрите, мол, не разворуйте! Приду проверю.
       А они все равно разворовали. Потому что это не на умственном уровне, это уже инстинкт. И если есть война, то она обязательно кому-то становится родной матерью.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera