Сюжеты

ПЕРЕГРУЗКА

Этот материал вышел в № 61 от 22 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Страна сгибается под тяжестью катастроф Два года назад была подводная лодка, теперь – вертолет. Потери сопоставимые. «Курск» потонул во время учений, вертолет «Ми-26» упал во время боевых действий. Скорее всего – сбит неприятелем. С него,...


Страна сгибается под тяжестью катастроф
       


       Два года назад была подводная лодка, теперь – вертолет. Потери сопоставимые. «Курск» потонул во время учений, вертолет «Ми-26» упал во время боевых действий. Скорее всего – сбит неприятелем. С него, неприятеля, следовательно, и весь спрос. Как с самовзрывающейся торпеды.
       Но войны затевают конкретные люди. И они же их проигрывают.
       Нынешняя катастрофа «Ми-26» — не первая, хотя и самая страшная. Вертолеты уже сбивали. Бывало, и сами падали. Войны без потерь не бывает. Но почему погибших так много?
       Власть должна ответить на неизбежные вопросы. Почему злосчастный борт был перегружен, как сельский автобус в Чувашии, рухнувший в пропасть за неделю до этого? По всем правилам на борту «вертушки» должно было находиться до ста человек – как удалось набить туда 147 военнослужащих, о которых сообщили информационные агентства? Почему у нас даже военные вертолеты – как теплушки в гражданскую войну? А если затолкали в машину столько народу, почему не было прикрытия? Если машину действительно подбили с земли, то как умудрились это сделать под самой Ханкалой, где сосредоточено больше всего войск? Чудовищная неэффективность? Предательство? И то и другое сразу?
       То, что в зоне боевых действий нехватка исправных машин и опытных летчиков, – тоже не секрет. Военная техника изношена до предела. Но это же не стихийное бедствие. Почему те, кто больше всего кричит о «величии страны» и необходимости воевать «до победного конца», не позаботились о том, чтобы собственную армию обеспечить техникой и кадрами в достаточном количестве? Хотя, конечно, им не до этого. Рейтинг не зависит от количества исправных вертолетов. Вертолеты — это вообще мелочь. Как и люди, в них сидящие. Важен «победный конец».
       Однако счастливого конца у чеченской истории не будет. Катастрофа «Ми-26» – лишь часть общей картины, которая день ото дня становится мрачнее. Погибшие в вертолете – только часть общего списка, непрестанно растущего. И в относительно спокойные дни в Чечне непрестанно гибли солдаты. Бои в Западной Чечне и в Веденском районе на прошлой неделе обернулись новыми потерями и неудачами. Боевики атакуют, генералы оправдываются перед телекамерами. Но до поры можно было делать вид, что ничего не происходит. Очередная, сто пятьдесят первая «вылазка бандитов».
       В разгар боев в Западной Чечне и Веденском районе президент Путин не нашел ничего лучше, как играть в компьютерную игру: на глазах у изумленных телезрителей он радостно управлял электронным симулятором истребителя (примерно такой же, только чуть дешевле, стоит на моем компьютере). Крушил виртуального противника и совершал героические подвиги перед тренажером. Но и здесь не справился: горючее кончилось. Game over.
       У президента не нашлось времени задуматься о тех, кто управляет настоящими летательными аппаратами под огнем настоящего, а не виртуального противника. Тем более не интересны ему мирные жители, пропадающие без вести, и «случайные жертвы» зачисток.
       Но решать проблемы все равно придется. Не в виртуальном, а в реальном мире. Придется признать собственные неудачи, садиться за стол переговоров, искать выход. В этом прямая обязанность Путина как президента. Не справится он — придется этим заниматься кому-то другому. Но рано или поздно все равно придется.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera