Сюжеты

МИЛЛИАРДЫ РУБЛЕЙ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЧНИ, КРУТЯТСЯ В МОСКВЕ

Этот материал вышел в № 61 от 22 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

МИЛЛИАРДЫ РУБЛЕЙ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЧНИ, КРУТЯТСЯ В МОСКВЕ НАША СПРАВКА: МАСАЕВ Усман Шакаевич — заместитель главы администрации Чеченской Республики по инвестициям и экономическому развитию, 37 лет, кандидат...


МИЛЛИАРДЫ РУБЛЕЙ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЧНИ, КРУТЯТСЯ В МОСКВЕ
       


       НАША СПРАВКА:

       МАСАЕВ Усман Шакаевич — заместитель главы администрации Чеченской Республики по инвестициям и экономическому развитию, 37 лет, кандидат экономических наук. Родился в селении Майртуп Шалинского района. В 1987 году окончил Кемеровский пищевой институт. После чего успешно занимался наукой и бизнесом. Избран президентом Союза промышленников и предпринимателей Чеченской Республики.
       С 23 июня 2002 года назначен заместителем Ахмада Кадырова — главы администрации Чечни.
      
      КСТАТИ:
       - Когда Усман родился, его отцу было 64 года, а маме — 38 лет. Родителей уже нет в живых.
       - В школе любимыми его предметами были математика, физика, химия.
       - В 17 лет, в основном с отличными оценками окончив школу, чтобы проверить свои силы, уехал учиться подальше — в Кемерово.
       - Сегодня в Чечне, в том числе и с его помощью, восстановлены хлебозавод в Аргуне, винно-водочные заводы в Наурском и Гудермесском районах, нефтеперерабатывающая установка в Гудермесе, сахарный завод в Аргуне…
       - Усман Масаев мечтает, чтобы четверо его детей были счастливы в процветающей Чечне

       
       — Кто инициировал назначение вас заместителем главы Чеченской Республики по инвестициям и экономическому развитию? Сколько всего заместителей у Ахмада Кадырова?
       — Эта должность введена указом президента России 16 мая нынешнего года.
       Глава Чеченской Республики Ахмад Кадыров сам предложил мне стать его заместителем по инвестициям и экономическому развитию. А всего у него три заместителя. Премьер-министр Чечни Станислав Ильясов является одновременно и заместителем главы республики. Другой заместитель — Тауз Джабраилов, ведающий вопросами идеологии, и я.
       — Как разграничиваются ваши с Ильясовым полномочия? Не дублируете ли вы друг друга в вопросах экономики?
       — Ильясов работает с бюджетными деньгами, моя же задача — планировать развитие экономики республики на ближнюю и дальнюю перспективу и привлекать для реализации наших экономических планов внебюджетные средства, создать условия для развития малого и среднего бизнеса в республике.
       Чеченцы — народ инициативный и трудолюбивый, дай им минимальные возможности для бизнеса — и они себя реализуют.
       — Помню, как в январе 1997 года руководство России поддержало Масхадова. А в мае того же года, встретившись с Масхадовым в Кремле, президент России Борис Ельцин разводил руками в недоумении — черт знает, куда делись деньги, выделенные Чечне. В основном огромные денежные суммы крутились где-то в России и до Чечни не доходили.
       А как сейчас? Каков бюджет Чечни? Идут ли деньги на восстановление республики?
       — Вы попали в точку. Это главный вопрос для тех, кто занимается восстановлением экономики республики.
       Бюджет Чечни 2002 года — 4,5 миллиарда рублей. Понятно, что большинство этих средств должно прийти из Центра и целенаправленно вложено в экономику. Но этого, увы, не происходит.
       Официально за 7 месяцев этого года освоено только 14% бюджетных денег, предназначенных для восстановления экономики. Но и эти 14% только на бумаге.
       Заместитель Германа Грефа Мухамед Циканов на недавнем совещании заявил, что до конца года удастся освоить 70% денег, предназначенных на восстановление экономики.
       Но это неправда, Циканов сам понимает, что не освоят. В перерыве совещания он ко мне подошел и об этом сказал.
       — Почему это происходит? Что, никто за эти средства не отвечает, ни с кого не спрашивают?
       — Вот теперь мы подошли к главному. Возможность манипулировать, а говоря попросту, воровать миллиарды рублей, заложена в самой структуре финансирования Чеченской Республики.
       Деньги, предназначенные для экономики, непосредственно в республику не идут. Их распределяют на 25 министерств, ведомств и госкомитетов России, то есть на заказчиков, которые находятся в Москве.
       Здесь же находится и созданная при Госстрое России дирекция по восстановлению объектов народного хозяйства Чечни. Ее возглавляет Анатолий Попов. Дирекция должна заключать договора с 25 заказчиками, а те, в свою очередь, с подрядчиками.
       Переписки, обсуждения, переговоры, переводы денежных сумм — все это растягивается на многие месяцы. Вот они и назаключали договора за 7 месяцев только с 11 заказчиками. И освоили эти самые 14% средств в основном на бумаге.
       На самом деле (я за эти слова отвечаю) — ни рубля не освоили.
       А в конце года, чтобы отчитаться (именно так было в прошлом году), на миллиарды рублей закупается втридорого оборудование. Его завозят — и оно гниет, потому что на монтаж денег не выделили. При закупках оборудования сидящие в Москве совершенно не знают состояния экономики Чечни. К примеру, закупают на миллион долларов оборудования на строительство мясомолочных предприятий. А где взять сырье? Ведь скот почти весь уничтожен.
       Все это создает беспрецедентные условия для чиновничьего воровства. Фактически глава республики не имеет никаких финансовых возможностей. Миллиарды рублей, предназначенные на восстановление экономики Чечни, крутятся в Москве.
       В прошлом году 500 миллионов долларов ушло на ветер, в этом году украдут еще больше — 700 миллионов долларов. Если не изменить ситуацию, то и в следующем году будет то же самое. А бюджет 2003 года планируется в размере 5 миллиардов 150 миллионов рублей.
       — Выходит, Кадырову денег не доверяют?
       — Если человеку не доверяют, зачем же его назначать? Ведь он и все, кто с ним, поверили руководству России, начали борьбу с бандами.
       У Ахмада Кадырова в этой борьбе убиты шесть близких родственников. На него постоянно совершают покушения. Ему деваться некуда. В борьбе с незаконными вооруженными формированиями он пойдет до конца.
       — Хорошо. Если не доверяют Кадырову, то почему молчит Ильясов? Ведь его направили в Чечню специально из Ставрополя восстанавливать экономику.
       — Ему невыгодно шуметь и ссориться с руководителями министерств России из-за Чечни. Его отправляли на год. Обещали после этого взять в Москву на высокую должность. Потом попросили потерпеть еще полгода. Сейчас эти полтора года прошли, он ждет, когда его позовут наверх. Зачем же ему с ними ссориться?
       — Неужели ничего нельзя изменить и все опять разворуют?
       — Я две недели оставался за Ахмада Кадырова. 30 июля на совещании у вице-премьера Христенко об этом говорил. Это моя задача — изменить ситуацию. Если все деньги, предназначенные для Чечни, пустить в дело, их бы хватило для восстановления экономики. Сегодня финансовый беспредел, который творят чиновники в Москве, наносит вреда значительно больше, чем боевики.
       Люди в Чечне боятся, что республику снова сдадут боевикам и все деньги спишут.
       — Здесь все понятно. Давайте перейдем от экономики к военной сфере. Если до конца года, как планируется, российские войска выйдут из Чечни, оставив только два соединения — 42-ю дивизию Министерства обороны и 46-ю бригаду внутренних войск, — будут ли способны местные правоохранительные органы справиться с ситуацией, защититься от боевиков?
       — В Чечне более 10 тысяч местных сотрудников МВД. Если их должным образом вооружить, они вполне способны справиться с ситуацией и вести реальную борьбу с бандами.
       Кроме того, есть полевые командиры, которые при определенных условиях гарантий — непреследования со стороны федеральных властей — готовы прекратить сопротивление.
       — С кем из известных полевых командиров ведутся подобные переговоры?
       — С Русланом Гелаевым, Магомедом Хамбиевым. Хотя Басаев и подобные ему, конечно же, будут вести борьбу до конца.
       — Чем больше среди российских военных будет будановых и шамановых, тем больше возможностей у Басаева пополнять свои ряды. Есть ли позитивные моменты в отношениях военных к мирному населению?
       — Мне много приходится общаться с военными. Военное руководство в Чечне осуждает таких, как Буданов.
       Недавно я присутствовал в моем родном селении Майртуп во время зачистки. Командиры старались все делать законно, но без нарушений не обошлось.
       Трое пьяных военнослужащих-контрактников угнали БТР в соседнее селение Курчалой. Командиры вовремя приняли меры и их вернули. Пока я беседовал с офицерами, несколько военнослужащих залезли и в мой дом. Но командование группировки подобное пресекает.
       — Да, население Чечни как бы между двух огней. Бандиты расправляются с теми, кто сотрудничает с российской властью, особенно с сотрудниками милиции и их семьями, работниками администраций городов и селений. А с другой стороны — нечистоплотные люди в погонах. Как в такой ситуации уберечься? Ваш старший брат Ахмед рассказывал мне в 1998 году в Грозном, что вынужден работать в МВД масхадовской Ичкерии, чтобы местные бандиты не украли кого-то из родственников.
       В вашем родном Майртупе действовала банда Джалу. Они похищали людей с целью выкупа. Я знаю русских и чеченцев, которые сидели у Джалу в заложниках.
       — Вы правы. Мы вынуждены были держать моего брата Ахмада в правоохранительных органах Ичкерии, чтобы он мог уберечь от неприятностей наших родственников. Одного нашего приятеля похищали несколько раз. Его друзья шутили: как только рядом с ним останавливается машина, он в испуге, чтобы не били, сам запрыгивает в нее.
       — Усман Шакаевич, вы же успешно занимались бизнесом; насколько я знаю, имеете успехи и в науке — пишете докторскую диссертацию. Мы знакомы уже пять лет. Неоднократно встречались. Я с удивлением вижу, как вы поседели.
       Зачем вам нужно было идти во власть и подвергать себя и своих родных опасности?
       — Я чеченец и не могу спокойно смотреть, как страдают мои соплеменники. Поэтому пока не налажу восстановление экономики, не добьюсь, чтобы средства шли по назначению, я добровольно не уйду.
       А докторская диссертация посвящена теме восстановления народного хозяйства Чечни.
       — Но вам же угрожают, ваш дом забросали гранатами. Это сделали боевики?
       — Не знаю. Ведь я пытаюсь добиться законного и честного распределения инвестиций. А это очень большие деньги. И те, чьи криминальные интересы я задеваю, этого не прощают.
       Вы правы, все мы сегодня в Чечне между двух огней.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera