Сюжеты

ТАРКОВСКИЙ В КАБУЛЕ

Этот материал вышел в № 61 от 22 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Афганистан — с проекционным киноаппаратом наперевес. И он многое перевесил Виктор ГЛУЩЕНКО, заместитель директора «Экспортфильма», отправился в Афганистан с несколькими ящиками советских фильмов, дублированных на пушту и дари. Он...


В Афганистан — с проекционным киноаппаратом наперевес. И он многое перевесил
       


       Виктор ГЛУЩЕНКО, заместитель директора «Экспортфильма», отправился в Афганистан с несколькими ящиками советских фильмов, дублированных на пушту и дари. Он собирался пробыть в Афганистане десять дней, а пробыл полтора месяца…
       
       — Как-то Рушайло в беседе с президентом затронул вопрос о гуманитарной помощи Афганистану. Путин вспомнил: у нас же есть масса фильмов, которые когда-то были сделаны на языках пушту и дари. И поручили Минкультуры их найти, Минкультуры — нам, «Совэкспортфильму». Мы обнаружили несколько фильмов: узбекские, таджикские, фильмы Ханраева, фильмы Кингарова и Каюмова, документальные... Отыскали еще киноустановку — проекционный киноаппарат. Вскрыли, промыли и привели ее в действие.
       В феврале первый десант гуманитарной помощи с киноустановкой и несколькими фильмами был направлен в Кабул. Его сопровождали люди из администрации президента. Киноустановку поставили в кинотеатре, показали несколько фильмов.
       Потом мы пообещали, что подготовим еще несколько десятков картин на языках пушту и дари в качестве гуманитарной помощи. В общем, в результате 41 фильм был озвучен на этих языках.
       Когда все было готово — это было 120 яуфов. Представляете, что такое яуф? Ящик для упаковки фильмов — сокращенно яуф. И вот 120 этих яуфов — каждый по 6 коробок. Там были разные фильмы: и комедии Гайдая, и фильмы Бондарчука, и Рязанова «Необыкновенные приключения итальянцев в России»! Все это надо было сопроводить в Кабул и подарить афганскому правительству.
       Талибы разрушили музеи и уничтожили почти 3000 копий фильмов, 80 процентов из которых были наши.
       Мне было поручено доставить груз.
       Тут просто небо помогло: я нахожу своего бывшего студента (я был деканом ВГИКа в свое время), которого в 82-м году принимал во ВГИК, — Силиба Бармака. Выясняется, что он президент студии «Афганфильм», которая, к счастью, сохранилась. Талибы считали ее сатанинским местом, в которое вообще входить не положено, и ее не тронули, только фильмы сожгли. Я ему позвонил. Он тут же прибежал. Мы сразу договорились. Студия, слава богу, оживает, они уже снимают свой первый фильм «Беженцы».
       Я случайно взял с собой фильм, посвященный Андрею Тарковскому. А в этом году Андрею исполнилось 70 лет. Говорю Бармаку: слушай, у меня есть потрясающий фильм, в котором Тарковский рассказывает о себе, о том, как снимал свой фильм «Жертвоприношение». Силиб загорелся этой идеей, и мы сделали вечер, посвященный Тарковскому.
       Это была бомба! Потому что Тарковский в Варшаве, Тарковский в Риме, Тарковский в Москве — это естественно и нормально, но — в Кабуле?! Мы в «Афганфильме», в маленьком зале провели этот вечер.
       В заключение торжественной части показали грандиозный документальный черно-белый фильм, снятый 50 лет назад, который мы нашли в Госфильмофонде. Он называется «Сокровище Афганистана — Бамиан» — да, тот самый Бамиан, где Будда, взорванный талибами, и тот уже исчезнувший мир.
       ...А первое впечатление от Кабула — паранджа, которая потрясает: голубоватая и синяя, до пят, и маленькая сеточка. Все ходят в паранджах. Воровство здесь наказывалось отрубанием пальца, руки; если тебя случайно увидели на улице курящим, тебя могут избить, потому что курение тоже запрещено, хотя у них кальяны есть, но это — особое курение: если хочешь, то кури так, чтобы тебя никто не увидел, — не соблазняй. Если тебя застали на улице в момент намаза, когда ты должен быть в мечети, если ты не готовился к этому и, не дай бог, не помылся, то, во-первых, тебя немного палками побьют, потом помоют, чтобы ты чистый шел в мечеть.
       Что у них за мысли? Кто мы для них? Когда мы говорим «здравствуй» по-русски, они тут же говорят: «Здравствуй! Как дела?». Я научил детей петь «Калинку-малинку». Через десять минут они эту «Калинку» повторяли без ошибок. И когда я выходил на улицу купить бутылку воды, они все тут же выбегали и пели «Калинку». Естественно, когда они ее споют, я должен дать бакшиш — то ли ручку, то ли кусок хлеба, то ли афганскую монету.
       Одному мальчику я сказал: ты заработай, а не проси. Сначала он приходил грязный, немытый. Я говорю, ты сначала помойся, вот вода. Он помылся. Потом подмел комнату. Я говорю, теперь ты молодец, ты теперь заработал и своим братьям скажи, чтобы они что-то делали. Но остальные ждали, когда выйдет Навик, чтобы у него этот бакшиш отнять…. Да, дети у них удивительно восприимчивы. Этого Навика я обязательно во ВГИК возьму.
       ...Американцы ездят по городу вооруженные, на «Хаммерах», у них свое питание, они никогда ничего не покупают, потому что «там сибирская язва», — не рекомендуется! Они ведут обособленный образ жизни, летают на вертолетах. Сдуру разбомбили свадьбу. Ну афганцы тоже два раза при мне пальнули по американскому посольству — слава богу, без жертв. Но чувствуется напряженность.
       Мы хотим приучить их к каким-то формам современной цивилизации. Но они не хотят, чтобы это было сделано насильно. Кто любит насилие? Да любой человек этого не захочет. Тем более народ. У них же сейчас не наш год, не 2002-й, а 1381-й!
       Они сидят у своих тунканов, у своих домов, пекут хлеб, продают что-то… — это способствует размышлениям о звездах, о небе, о земле. Детей они вообще никогда пальцем не трогают.
       Сейчас они потихонечку школы открывают, университет. Мы предполагаем сейчас сделать там уголок русской культуры, наполнить его и видеоклассикой, и литературной классикой.
       Пока я там почти два месяца был, ко мне обращались десятки выпускников наших вузов: московских, воронежских, ленинградских. Они тоже были изгнаны с работы талибами как прикоснувшиеся к каким-то другим ценностям, но они так удивительно соединили в себе культуру, которую получили, с той культурой, которая у них была от рождения! Мы хотим создать ассоциацию выпускников наших вузов.
       Воевать мы там уже воевали, все силой хотели — не получилось. А то, что сейчас там делает наше посольство, — это действительно верно. Но это только начало большой работы.
       Конфуций сказал: «Истинный полководец выигрывает сражение без боя».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera