Сюжеты

ПОТОМУ ЧТО ВСЕ — ТАК

Этот материал вышел в № 63 от 29 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В этом фильме нет ни капельки крови. И всего две слезинки 1 сентября на ТВС состоится премьера фильма Тофика Шахвердиева «Убить человека». Сюжет фильма очень прост: несовершеннолетние девочки-убийцы рассказывают о своих преступлениях. И...


В этом фильме нет ни капельки крови. И всего две слезинки
       


       1 сентября на ТВС состоится премьера фильма Тофика Шахвердиева «Убить человека». Сюжет фильма очень прост: несовершеннолетние девочки-убийцы рассказывают о своих преступлениях. И все. Мы дали задание — посмотреть — Леле МУРСАЛИЕВОЙ, студентке второго курса журфака МГУ. Ей 17 лет, как и тем, кто по ту сторону экрана. Что она увидела?
       
       Первый раз я решила посмотреть фильм, выключив звук. Нормальные лица. Иногда — детские. Чаще — смешливые. Иногда — виноватые. Как у нас, когда объясняем, почему не сдали курсовую.
       Я крутила пленку еще и еще… Просто потому, что увидела среди НИХ невозмутимое лицо моей подруги. Сходство было просто безумное: те же глаза, надменная улыбка, неловкость плеч.
       Но я точно знала, что это не моя подруга. Моя разбилась насмерть на своей машине. «БМВ» класса кабриолет», — как сообщили газеты.
       Тут я невольно врубила звук и услышала: десять лет за умышленное убийство.
       Просто совпало?
       Теперь я смотрела кино ушами.
       «Тут я решила убить. Показать, что мне не страшно ничё».
       «Ну выпили мы пива, и подельница сказала, типа хочется кого-нибудь побить. Ну я говорю: вона сидит… Ну а чё такого?».
       Страна корчагиных стала страной раскольниковых. Миллионы моих ровесниц решают дикий вопрос: тварь я дрожащая или право имею?
       В фильме — ни капельки крови. Ни обезглавленных, ни вспоротых, ни проткнутых — то, чем напичканы ТВ-новости, что играет на рейтинги, но давно не «играет» на чувствах. Но говорящие головы вдруг неведомо как начинают цепко держать кадр.
       Иногда они оправдываются:
       «В нашем мире нельзя не быть жестокой».
       «Я освобожусь, и у меня будет много денег. И меня тоже кто-нибудь убьет. Из-за денег. Вы хочете сказать, что это жестокость?»
       Но чаще — гордятся. Тем, что смогли. Потому что «…ведь все так. Есть, конечно, ботаники-отличники, но в основном все — так».
       Я совмещаю увиденное и услышанное, и не получается кино. Даже документальное. Получается жизнь, которая определяет сознание. Получается сознание, которое определяет жизнь.
       Круг, как ни крути, замкнутый.
       «В общем, я схватилась за нож… Ну так получилось. Куда ударила? Я не знаю — там много ударов… 22 раны».
       Говорит и вроде не верит себе. 22 удара ножом. В папу…
       В фильме нет ни капельки крови. И всего две слезинки. В последнем кадре. Обычная такая девчонка-хохотушка с некоторым кокетством сообщает в камеру:
       — Да, я убила.
       — Кого?
       Странно, но я вроде вижу маршрут вопроса у нее в мозгу. Движение мысли убивает улыбку и настораживает глаза.
       — Даша, ну кого? Ответь!
       Я понимаю, что ответ знают все, кроме нее. А Даша хоть и все помнит, но еще не знает. Пауза — жуткая. Пленка фиксирует чудовищный путь первой человеческой мысли в этой голове.
       — Ты слышала вопрос? — истерика уже у съемочной группы.
       И тут появляются две слезинки. Ползут по щекам. И могут упасть на сердце. Упадут? Или высохнут?
       И два слова:
       — Своего ребенка.
       В кино нет ни капельки крови. Потому что вся кровь там — на воле?
       
       P. S. Премьера фильма Тофика Шахвердиева на ТВС — 1 сентября в 18.30.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera