Сюжеты

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕЗНАЕК В РЕСПУБЛИКЕ ШКИД

Этот материал вышел в № 63 от 29 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Для кого 1 сентября прозвенит последний звонок? К 1 сентября готовятся, как к взятию Бастилии. Этот учебный год скорее всего окажется богат на научно-практические баталии и чиновничьи интриги. Год, когда станет ясно, в какую сторону и...


Для кого 1 сентября прозвенит последний звонок?
       
       К 1 сентября готовятся, как к взятию Бастилии. Этот учебный год скорее всего окажется богат на научно-практические баталии и чиновничьи интриги. Год, когда станет ясно, в какую сторону и чьими руками будет повернута весьма инертная система российского образования.
       Министерство образования проводит пресс- и интернет-конференции (им нужно успеть до декабря утвердить в правительстве свои планы).
       Профаны и профессора дописывают конкурсные учебники в надежде понравиться премьеру Касьянову, проявившему неожиданную осведомленность в новейшей истории России, и успеть поживиться за счет немаленьких грантов.
       Российская академия образования (РАО), почти как тезка, готовится к реструктуризации денежных вливаний, выделенных на модернизацию подведомственной отрасли.
       Общественность негодует в курилках по поводу келейного характера разработки реформы образования, двенадцатилетки, ужасного Единого экзамена, сравнивая при этом Минобраз с Дирекцией единого заказчика, которая не в состоянии отремонтировать канализацию, но способна писать двухтомники нормативных документов, чья себестоимость приближается к миллиону долларов.
       Серьезные ученые из «большой Академии» начинают серьезно готовиться к серьезному возмущению. Но, так как они ко всему подходят фундаментально, гнев этот рискует себя проявить как раз к тому самому моменту, когда все будет решено. Кем-то и как-нибудь...
       А учителя... А учителя штопают последнюю пару колготок и покупают на свои деньги обогреватели в классы, потому как никто из реформаторов не обещал, что вместе с нововведениями в школу придет еще и тепло. В то, что придет зарплата, не верит никто. Верят в прибавку: ведь реформаторы радостно пообещали к 2005 году повысить содержание учителей аж в два раза! Жуть просто, какая щедрость — с полутора-двух до трех-четырех тысяч.
       Но что это за реформа (простите, модернизация), как и зачем будут меняться средняя и высшая школа, когда и за счет кого — до сих пор не известно никому. По крайней мере, в этом никто не признается.
       Когда начинаешь приставать к творческой группе ученых, собранных при правительстве, с вопросами о Едином экзамене, двенадцатилетке, странных учебниках, образовательном стандарте и базисном учебном плане, которому обрадуются разве что пациенты, страдающие слабоумием, — все эти достойные люди страшно изумляются и говорят: «Это не мы. Мы — вот: схема финансирования, структура финансирования, правила финансирования, ну немножечко и про сельские школы говорим. И вообще — интернет в каждый аул». А кто про экзамены, учебники и программы? Пожимают плечами.
       Бежишь в Министерство образования: там глаза поднимают вверх или опускают долу, в зависимости от уровня компетенции. А в РАО вообще притворяются учеными, ничего не имеющими общего с практикой.
       И никто не знает, чем и когда все это закончится. Пока разработчики реформы доводят до совершенства свои схемы, действующие чиновники проводят свою реформу — так, как они ее понимают. И как могут — в приказном порядке. И все чаще начинают раздаваться слабые голоса, не подкрепленные административным ресурсом: приостановите реформу, давайте обсудим.
       Давайте. Только не понятно — с кем и что.
       А между тем учителя УЖЕ работают (пока в порядке эксперимента, чья география стремительно расширяется) по новой двенадцатилетней программе, по новым учебникам, которые утвердили те же, кто и написал. Учителя УЖЕ проводят вместо экзаменов тестирование, обрекая детей на непоступление в вузы, потому как уроки подгоняют под заранее известные ответы на некорректно поставленные вопросы; и вновь учителя боятся инспектора РОНО, от которого зависит, доплатят ли школе (по сто рублей на каждую боевую единицу) за эксперимент или нет.
       Так что баталий в этом учебном году не миновать: и за деньги, и за идею. Правда, есть опасность, что все, как всегда, сведется к наказанию стрелочников. Их могут уволить, чтобы набрать новых. А стороны будут стоять насмерть, как пуговицы в райкинском монологе. На одном берегу — высшая школа, у которой намереваются пощипать ее теневой бюджет, на другом — чиновники школы средней, которым он совсем не помешает.
       Есть и третья сторона: учителя и школьники. Но их дела — сторона. Будут учить и учиться, как прикажут.
       И последнее: только во время этой драки не стоит апеллировать к нехватке денег на образование. Это — неприлично, как шевелить ушами на встрече с президентом. Кредиты международных фондов в Россию уже поступили. Кредиты, которые, судя по всему, и позволяют выплачивать солидные гонорары авторам сомнительных учебников и проводить в прессе массированную пиар-кампанию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera