Сюжеты

РУССКИЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Этот материал вышел в № 64 от 02 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С 29 августа по 8 сентября проходит 59-й Венецианский кинофестиваль. В нынешнем году старейший смотр отмечает свое семидесятилетие. Но на благостного старца форум никак не тянет. В его экранах отразились не только история кинематографа, но...


       


       С 29 августа по 8 сентября проходит 59-й Венецианский кинофестиваль. В нынешнем году старейший смотр отмечает свое семидесятилетие. Но на благостного старца форум никак не тянет. В его экранах отразились не только история кинематографа, но и все бурные катаклизмы канувшего в Лету ХХ века: в том числе режим Муссолини, эпоха «железного занавеса». Именно Венеция ровно 40 лет назад, задолго до падения Берлинской стены, воздвигла свой культурный мост между Западом и Востоком, несмотря на мощное противодействие, открыла миру имена Тарковского и Кончаловского. Тогда, в 62-м, «Золотым львом» было увенчано «Иваново детство», а курсовая работа Андрея Кончаловского «Мальчик и голубь» победила в конкурсе дебютов.
       
       И вот спустя 40 лет «русские возвращаются». Главный феномен «Венеции-2002» – настоящее нашествие российского кино.
       В основном конкурсе — фильмы Андрея Кончаловского «Дом дураков» и Сергея Бодрова-старшего «Медвежий поцелуй». Действие картины Кончаловского разворачивается в стенах психиатрической лечебницы, расположенной между Россией и Чечней, между миром и войной. В этом современном парафразе формановской «…Кукушки» использованы реальные факты новейшей истории. Известно, что одним из экспертов фильма была обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская. В главной роли фильма — Юлия Высоцкая, жена режиссера, пока известная публике не столько по экрану, сколько в роли героини его мемуаров.
       «Медвежий поцелуй» – тоже вариация на тему лирической сказки. Тут каждый волен выбирать свой прототип: «Красавица и чудовище», «Аленький цветочек», «Обыкновенное чудо». Принцесса цирка Лола обязательно полюбит Медведя, да и как его не поцеловать, если под шкурой бьется пламенное сердце Бодрова-младшего?
       В не менее престижный конкурс «Новые территории» приглашен фильм «Небо. Самолет. Девушка». Это дебют режиссера Веры Сторожевой. Хотя стиль и облик картины несомненно определила Рената Литвинова, выступившая здесь сразу в трех лицах: сценариста, продюсера и исполнительницы главной роли. Любопытно, что и эта российская картина — фактически ремейк знаменитой пьесы Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь», однажды уже экранизированной Георгием Натансоном. Девушкой 60-х, разбившей сердца целому поколению и канувшей в кинооблаках, была Татьяна Доронина. Амплуа «белой вороны» 90-х, чужой среди своих, вполне последовательно воплощает Рената Литвинова. Немудрено, что Эдвард Радзинский разрешил постановку с условием, что в главной роли будет сниматься сама Рената.
       В этой же программе — картина Алексея Балабанова «Река». О судьбе фильма, съемки которого были прерваны в связи с трагической гибелью исполнительницы главной роли Туйары Свинобоевой, «Новая газета» подробно рассказывала. Хочется лишь заметить, что и эта смонтированная пятидесятиминутная версия картины заряжена оголенным током страстей, бушующих среди погибающих прокаженных. Лишь неуклонное течение самой Реки примиряет нашедших на ее берегах пристанище: Любовь — с Ненавистью, Жизнь — со Смертью.
       В программе «Неделя критики» (конкурсе дебютов) – диплом Алексея Мурадова «Змей». Об этом тщательно визуально выстроенном фильме «Новая газета» рассказала одной из первых.
       Выпускник Высших курсов и ученик Алексея Германа подчеркнуто буднично рассказал историю офицера, жизнь которого делится на две части: работа и дом. На работе он приводит в исполнение смертные приговоры, а дома нежно общается с больным ребенком, запуская в финале для него воздушного змея.
       Русские картины возвращаются в Венецию не только в метафорическом, но и в буквальном смысле. Так, в специальной ретроспективе будут демонстрироваться советские фильмы, снятые в эпоху Сталина и отмеченные Венецианским фестивалем во времена режима Муссолини. Среди них: «Окраина» (первый звуковой фильм Бориса Барнета), «Веселые ребята» Григория Александрова и «Новый Гулливер» Александра Птушко.
       Простой вопрос: чем же вызван этот неуемный всплеск интереса к нашему кино? — простого ответа не имеет. Во-первых, экран, как лакмус, отражает отношение европейцев к той или иной стране. И похоже, возникшее в последнее время оледенение между нами слегка подтаивает. Во-вторых, российский кинематограф медленно отходит от наркоза стагнации, на его авансцене рядом с мэтрами появляются режиссеры нового поколения. И в-третьих, на место ушедшего в отставку директора Венецианского фестиваля Альберто Барбера (с нескрываемой прохладцей воспринимавшего веяния российского кино) пришел Мориц де Хадельн (до недавнего времени возглавлявший «Берлинале»). А среди обширных дружеских связей де Хадельна российские кинематографисты исторически занимают «призовые» места. Экспертами отмечено, что за невероятно короткое время новому директору и его команде удалось собрать мощнейший конкурс. Нашим авторам придется соревноваться с Такэси Китано, Сэмом Мендесом, Лилианой Кавани и Патриком Леконтом. Но столь разнообразная яркая «русская программа» – убедительный признак возвращения российского кино в мировое киносообщество.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera