Сюжеты

ЖЕРТВЫ КРОВАВОГО АВГУСТА

Этот материал вышел в № 65 от 05 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

3 сентября 2002 года в Ростове в госпитале Северо-Кавказского военного округа от ожогов умер рядовой Щербаков — 119-я жертва трагедии сгоревшего под Ханкалой вертолета «Ми-26». Эта смерть превысила число погибших в августе 2000 года на...


       
       3 сентября 2002 года в Ростове в госпитале Северо-Кавказского военного округа от ожогов умер рядовой Щербаков — 119-я жертва трагедии сгоревшего под Ханкалой вертолета «Ми-26». Эта смерть превысила число погибших в августе 2000 года на атомной подводной лодке «Курск».
       Сообщение о смерти рядового Щербакова застало меня в Ростове, в Центре психологической помощи и реабилитации Северо-Кавказского военного округа, который находится недалеко от военного госпиталя, где умер солдат, на северной окраине города.
       Начальник центра подполковник Сергей Шаповаленко рассказывает, что обычно здесь оказывают психологическую помощь военнослужащим округа и членам их семей. На это работают 22 штатных специалиста-психолога (по 11 — военных и гражданских). Но после трагедии «Ми-26» 19 августа на базе центра была развернута вся психологическая, медицинская, финансовая и прочая помощь прибывающим на опознание родственникам.
       За две недели, говорит полковник Рамазан Османов, главный психолог Северо-Кавказского военного округа, были приняты 258 членов семей жертв трагедии. Иногда приезжали сразу по 4—5 человек от семьи. В базовой военной гостинице «Звезда» мест не хватало. На помощь пришло руководство города. Были бесплатно выделены места в других гостиницах. Питание также организовано бесплатно.
       После процедуры опознания в госпитальном морге или идентификации в 124-й Центральной медико-криминалистической лаборатории родственников погибших снова приводили в центр. При необходимости оказывали медицинскую помощь. Здесь же оформляются документы на «груз-200», оказывается экстренная финансовая помощь из средств округа (по 10 тысяч рублей за погибшего), а также оформляются военно-страховые документы, средства по которым можно будет получить через военкоматы по месту жительства. Эти страховые суммы определены приказом министра обороны. 25 окладов получат семьи погибших, десять окладов — за тяжелое ранение и пять окладов — за легкое ранение. Страховые суммы за погибших разные, в соответствии с денежным содержанием офицеров и рядовых.
       Всеми вопросами по расследованию гибели «Ми-26» и помощи семьям погибших руководит командующий Сухопутными войсками генерал-полковник Николай Кормильцев. Всю непосредственную оперативную и организационную работу взял на себя отозванный из отпуска заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом по воспитательной работе генерал-майор Александр Серов. Он и подчиненные ему офицеры все эти две недели денно и нощно здесь, в центре, решают все проблемы родственников погибших.
       На 3 сентября по месту захоронения отправлены останки 97 погибших. При мне сюда, в центр, привозят мать и сестру старшего лейтенанта Смирнова (это звание он получил за несколько дней до гибели). 23-летний Дмитрий Смирнов в прошлом году окончил Волгоградский политехнический институт, а 5 марта этого года его призвали на два года на военную службу офицером.
       19 августа в Моздоке старший лейтенант Смирнов отправил первым вертолетом свои вещи, но сам по приказу командира задержался и улетел тем вторым злополучным рейсом «Ми-26». Вещи офицера благополучно долетели до Ханкалы… а самого сгоревшего старшего лейтенанта мать и сестра опознали по подаренным ему за отличную учебу японским часам «Ориент» и медальону.
       
       P.S. Подробный репортаж из 124-й Центральной лаборатории медико-криминалистической идентификации читайте в следующем номере.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera