Сюжеты

НИКТО НЕ НЕЛЕГАЛЕН

Этот материал вышел в № 65 от 05 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Солидарность с иммигрантами — вопрос совести В Германии, подписавшей недавно с Вьетнамом договор о ремиссии, началось выдворение вьетнамских граждан, находящихся на германской территории еще «со времен ГДР». Чтобы избежать возвращения на...


Солидарность с иммигрантами — вопрос совести
       


       В Германии, подписавшей недавно с Вьетнамом договор о ремиссии, началось выдворение вьетнамских граждан, находящихся на германской территории еще «со времен ГДР». Чтобы избежать возвращения на родину, значительная часть выдворенных из Германии вьетнамцев пытается «укорениться» в Польше.
       В Угличе прошел несанкционированный митинг, на котором руководитель одного из частных охранных предприятий Юрий Перлов призывал выгнать чеченцев из города.
       Глава британского МВД Дэвид Бланкет подготовил проект закона о сегрегационных нормах для иммигрантов, этот законопроект уже окрестили «британской редакцией апартеида».
       
       Иммиграция сейчас — главная тема европейских ультраправых политиков и радикально настроенных интеллектуалов. Это карта, которую разыгрывают и консервативные партии, зовущие избирателей под флаг национализма, и «прогрессивные» лидеры, требующие создания новых рабочих мест. «Правые исповедуют веру в свободный поток капитала, льющийся поверх государственных границ, но не хотят вспоминать, что он должен сопровождаться потоком рабочей силы, – перечисляет парадоксы лондонская Guardian. — А левые приветствуют иммигрантов, привлеченных расцветом той самой экономики, которую они хотели бы отменить». Но в большой политике слово «иммиграция» все чаще звучит с отрицательным знаком: конечно, ведь широкие массы проще призвать к тому, чтобы гнать чужих, чем оказывать им гостеприимство. Поэтому их защита остается преимущественно областью интеллектуалов, артистов, активистов, философов.
       Солидарность с иммигрантами — прежде всего вопрос совести. Русская интеллигенция XIX века испытывала перед народом чувство вины. Европейская интеллигенция также испытывает чувство вины перед «третьим миром» за эпоху империализма, покорение и истребление культур, тем более если они продолжаются и сейчас под именем «глобализация». В сегодняшней Европе иммигранты являются именно теми «обездоленнными», которым нужно помогать и за права которых бороться. Но те, кто хочет помочь иммигрантам, оказываются не всегда поняты ими. Ведь широкий и вызывающий протест, который они хотели бы осуществить, необразованных полулегальных иммигрантов только пугает. Они лишь хотели бы жить здесь немного более обеспеченно и безопасно, чем жили на родине, а с баррикад для них прямой путь: тюрьма — депортационный лагерь — снова родина.
       Летом 1997-го перед зданием правительства в Вене появилась уличная выставка: галерея портретов людей с темной кожей, являющихся политическими беженцами. В темноте вечернего города на нее проецировалась слайд-надпись: «Вы позволили легально расстрелять М. Джафарцаде и вместе с ним других политических беженцев!». Речь шла о деятеле арабского политического движения, который обращался к правительству Австрии с просьбой о политическом убежище. Так молодые, социально ориентированные художники реагировали тогда на первые признаки новой волны европейского национализма.
       Сегодняшний национализм есть реальное сопротивление глобализации, выражаемое в слепой ярости народных масс. Ни для кого не секрет, каким шоком для всей Европы были успехи сначала Хайдера, потом Ле Пена. Уже несколько лет, как жителям многих стран приходится привыкать к факту: официальные партии либо провозглашают открытый национализм, либо игнорируют болезненную тему иммиграции. На ближайших выборах в бундестаг в Германии, где расизм в отношении турецких и других иммигрантов особенно велик, лидирующие партии соблюдают негласный договор — не говорить на тему иммиграции ничего и опускать даже моменты, имеющие к ней отношение. Вероятно, в основе такого решения лежит сомнение в том, что партия, которая решится взять на себя ответственность за эту тему, захочет потом отчитываться за последствия.
       Общественные инициативы против расизма действуют с середины 90-х годов, и их хорошим примером в Германии является политическая кампания «Kein mensch ist illegal» («Никто не нелегален»). Активисты организуют протестные лагеря на границах между Европейским союзом и другими странами, поскольку именно эти разделительные полосы являются наиболее опасной зоной для беженцев. В последний раз такой лагерь происходил на границе с Польшей. Мне случилось побывать на Bordercamp 99-го года, когда он проходил в месте пересечения трех границ: немецкой, польской и чешской, в районе двух маленьких пограничных городков – Герлица и Циттау. В лагере принимают участие несколько сотен человек. Состав участников обыкновенно делится на две неравные части: большая — это активисты левого движения, сквоттеры, анархисты и панки, меньшая — интеллектуалы, которые обсуждают теорию, выпускают бюллетень, делают пиратское радио. Участники лагеря проводят шумные акции протеста, расклеивают листовки. Им противостоит местное население. Именно в таких приграничных населенных пунктах чаще всего выдают нелегальных иммигрантов полиции, если те заходят в кафе или пытаются переночевать в местной гостинице. Поскольку я не идеально говорю по-немецки, меня по дороге к Bordercamp некоторые немцы тоже принимали за иммигранта; впрочем, я встретил и доброжелательных людей. Один водитель даже посоветовал мне остерегаться полиции.
       В 1996—1999 годах во Франции очень популярной стала инциатива sans-papier, то есть «безбумажников». Консервативное правительство, пришедшее к власти после краха Миттерана, приняло новые визовые правила, по которым даже представители третьего-четвертого поколения иммиграции, много лет жившие в стране, должны регулярно обновлять свои визы. Естественно, многие из них получили внезапный отказ в их продлении и больше не имели необходимых «бумаг». Доведенные до отчаяния таким неожиданным поворотом судьбы, иммигранты перешли к акциям гражданского неповиновения: самым известным случаем было, когда несколько сотен «безбумажников» забаррикадировались в церкви Сен-Дени в Париже и потребовали государственного убежища. К акциям и демонстрациям sans-papier мгновенно присоединились интеллектуалы; например, их очень активно поддерживал недавно умерший социолог Пьер Бурдье, объединивший современный активизм с пафосом студентов 68-го года. Их заступничество, однако, не помогло, и вскоре запершиеся в церкви были захвачены полицией и депортированы.
       В Италии иммиграция считается крупнейшей на всю Европу. К 2001 году, когда на выборах победил ультраправый Сильвио Берлускони, движение иммигрантов было уже очень сильным: дошло до того, что на индустриальном севере страны прошли первые «цветные забастовки». От нового правительства ожидали чего угодно. Тут-то и грянули генуэзские погромы. Внезапное, непредсказуемое вторжение разноцветных анархических толп, более разноцветных и страшных, чем вся цветная диаспора, вызвало у триумфаторов дрожь и икоту. И хотя полицейские в Генуе были как никогда жестоки, их агрессивность можно объяснить только отчаянием. С тех пор Берлускони ограничивается «полумерами», запрещая иностранцам говорить на своем языке в крошечных приграничных областях или создавая бюрократические препятствия для их приема на работу.
       Это было всего год назад, но какими уже далекими кажутся эти дни! События 11 сентября, глобальная антиисламская пропаганда сыграли свою роль и заставили другие европейские правительства резко «повернуть вправо». Проблема никуда не делась, она стала только острее. Доказательство тому – недавние драки между немцами и турками по всей Германии, когда их команды делили места на футбольном чемпионате мира.
       Проблема в том, что ужесточить законы, сделать строже контроль на границах, усилить армию для правительств проще, чем противостоять глобализации. А пока глобализация набирает силу, потоки неудовлетворенных и обиженных из «третьего мира» будут становиться больше и больше. Это значит, Европа сможет решить проблему иммигрантов, только создавая новый «железный занавес». Она попытается вернуть единство, утраченное или воображенное, снова противопоставляя себя всему остальному миру, баррикадируясь, защищаясь, чтобы остаться наедине с собственными нерешенными проблемами. Но ведь это приведет лишь к дальнейшей шизофренизации.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera