Сюжеты

ОКЛЕВЕТАЛИ БАНЮ

Этот материал вышел в № 66 от 09 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

За Шаманова в Ульяновске дают срок На прошедшей неделе в Ульяновске, кажется, впервые с тех пор, когда в законодательстве появилась статья УК 129, часть 2 — «Клевета», был приговорен журналист. На один год исправительных работ. Осуждена...


За Шаманова в Ульяновске дают срок
       
       На прошедшей неделе в Ульяновске, кажется, впервые с тех пор, когда в законодательстве появилась статья УК 129, часть 2 — «Клевета», был приговорен журналист. На один год исправительных работ. Осуждена редактор газеты «Симбирские известия» Юлия Шеламыдова за статью, написанную даже не ею самой, а другим автором, которого, кстати, к ответственности привлекать вообще не стали.
       Вообще говоря, существуют две статьи, по которым можно привлечь к суду автора и средство массовой информации: это оскорбление чести и достоинства и собственно клевета. При этом оскорбление чести и достоинства (а также диффамация — распространение ложных сведений — и так далее), буде оно доказано в суде, влечет за собой сугубо административные меры ответственности – штраф, опровержение, извинения. Клевета же трактуется как чисто уголовное преступление, за которое и автору, и распространителю «заведомо ложных сведений» грозит уголовное наказание – вплоть до лишения свободы. Но вот эта «заведомость», которая черным по белому прописана в комментариях к статье, до последнего времени и спасала журналистов. Потому что доказательство этой «заведомости» представить практически невозможно, и стоит только объявить, что, мол, да, распространил ложные сведения, но искренне заблуждался и считал их истинными, – и все, обвинение рассыпается.
       Естественно, признать журналиста виновным по данной статье может только очень пристрастный суд. И теперь к азиатским прецедентам присоединился Ульяновск, ведомый в светлое будущее генералом Шамановым. Да и заявление в суд поступило непосредственно от губернатора Ульяновска, который усмотрел в статье «С легким паром, губернатор» нечто, подвигнувшее его бросить неотложные губернские дела и начать судиться с 22-летней редакторшей «Симбирских известий».
       Сама статья никак не объясняет гиперчувствительности губернатора к печатному слову – в ней описывается, как 31 декабря прошлого года на госдаче, где проживает «бесквартирный» Владимир Шаманов, сгорела баня. Причем баня действительно сгорела, что подтверждается и выездом на место пожарного расчета, и наличием погорелого места. Но сановный истец посчитал, что события были описаны чересчур живо, а авторские трактовки оказались чересчур вольными.
       Обычно в подобных исках суды отказывают даже по более мягкой статье, где защищаются «честь и достоинство», поскольку закон оставляет журналисту право и на личную оценку, и на свое мнение. Но данное дело было необычное. С февраля по август сменились целых три дознавателя – складывалось впечатление, что речь идет о следствии над человеком, попытавшимся устроить государственный переворот.
       Впрочем, разбираться в тонкостях уголовного дела на газетной полосе – дело неблагодарное. Вот только где еще? Ведь кассация пойдет в областной суд, который может также оказаться под гипнозом влиятельного истца.
       Любопытно, что местные ульяновские газеты, подробно освещавшие процесс, апеллируют не к закону и справедливости, а к чувствам самого Владимира Шаманова – мол, пожалейте девушку, вы же военный. Видимо, прекрасно отдавая себе отчет в том, что прописанное в Конституции разделение властей на исполнительную, законодательную и судебную на расстоянии 870 километров от Москвы действовать не может. Зато магически действует на воображение географическая близость печально знаменитых мордовских лагерей, где, вероятно, имеет шанс встретить 23-летие Юлия Шеламыдова.
       
       Соб. инф.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera