Сюжеты

КЕМ КОНКРЕТНО ПРОДАЕТСЯ СЛАВЯНСКИЙ ШКАФ И ЧТО В НЕМ ЛЕЖИТ?

Этот материал вышел в № 66 от 09 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дело о мебельной контрабанде «Три кита» связано с отмыванием денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» и имеет отношение к российскому оружейному экспорту Расследование дела о контрабанде мебели, которая поступала в магазины «Гранд» и «Три кита»,...


Дело о мебельной контрабанде «Три кита» связано с отмыванием денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» и имеет отношение к российскому оружейному экспорту
       

   
       Расследование дела о контрабанде мебели, которая поступала в магазины «Гранд» и «Три кита», конечно, увлекательное, но не настолько, чтобы поднять шум до небес и заставить президента и правительство интересоваться этой проблемой. И все же свершилось. Президент сказал, что берет его под свой контроль... Правительство в лице премьера Касьянова потребовало от ФСБ РФ отчитаться, что там происходит со стульями и шкафами... («Новая газета» № 58). А тут еще Генпрокуратура усадила следователя МВД Павла Зайцева, который, собственно, и начал раскручивать контрабанду, на скамью подсудимых и требует дать ему три года за то, что он попирал права человека... Такая фантастическая активность в наших условиях, мягко говоря, нетипична, и потому невольно спрашиваешь себя: что за всем этим стоит?
       А скрывается за громким делом «Трех китов» такое, что контрабанда вообще кажется детской забавой. Подставные фирмы в России и за рубежом, перебрасывающие мебель через границу, были всего лишь новым элементом старой российской истории отмывания денег через «Бэнк оф Нью-Йорк», а некоторые ее персонажи имеют странные связи с «Рособоронэкспортом» — структурой, которая занимается поставками оружия и военной техники за рубеж.
       В результате простое, казалось бы, дело о контрабанде стало делом больших ставок и взяток. Некоторым прокурорам за сдержанность обещали генеральские кресла («Новая газета» № 58). В противостояние втянули МВД, таможню, ФСБ... И началась большая политика, поскольку российские госдеятели оказались в диком положении: куда ни бросишь взгляд в «трехкитовой» эпопее — все обещает крупный скандал, причем не только внутренний, но и международный.
       Расхлебывать все это страшно и стыдно. Страшно потому, что основные российские герои нью-йоркского отмывания неприкосновенны и, как никогда, сильны: у них гарантии нынешнего президента и связи президента прошлого — это предпочитают обходить стороной. А стыдно — поскольку некоторые известные западные фирмы, к примеру германская мебельная группа Welle, которая честно поставляла мебель для «Трех китов» (были также фирмы Италии и Испании), никак не рассчитывали стать «прикрытием» для неблаговидных операций, каким-то удивительным образом сочетающихся с торговлей оружием. В Европе к такому не привыкли.
       
       Путешествие мебели из Европы в Москву
       Германская, итальянская, испанская и прочая мебель, которой предстояло вероломно нарушить российскую границу, ничем подозрительным не отличалась. На теневой путь, пролегающий, впрочем, через таможенные терминалы, ее толкали примерно полсотни фирм. Они были ее «проводниками» и входили в одну большую семью. Перечислять, кто кого из этих контор породил, — значит написать пару томов в библейском стиле, поэтому ограничимся ясным сюжетом.
       Конторы эти можно сгруппировать следующим образом: «ограниченный контингент» фирм в Германии (три штуки) и российские посредники-продавцы, которых не перечесть. Германская группа покупала мебель в Европе и перебрасывала ее в Россию, где ее передавали друг другу разные посреднические ООО. Следы терялись, а мебель по цепочке все же попадала в «Гранд» и «Три кита».
       Но было в этой мебельной эстафете и нечто общее, а именно: группа российских и немецких товарищей, которые с мебелью почти породнились, — предприимчивый россиянин Сергей Зуев (ныне депутат Московской областной Думы от Одинцовского округа) и не менее предприимчивые немцы — Вольф и Уве Пфайфле.
       Под началом отца и сына Пфайфле были три германские фирмы («Интер-Трейд», «Интер-Деус Варенханделз» и «Максес Варенханделс») — все они теплой компанией размещались по одному адресу и представляли тот самый «ограниченный контингент», который покупал европейскую мебель. А представителем и генеральным уполномоченным одной из этих трех фирм («Интер-Трейд»), особенно активно поставлявших мебель в Россию, был Сергей Зуев. И именно он руководил российскими фирмами, владеющими «Грандом» и «Тремя китами».
       Вот вкратце и вся цепочка, но контрабанда бы не удалась, будь все так просто и прямолинейно. Для классической контрабанды необходимы изыски. Нужно на таможне предоставлять документы о том, что едет какая-то мелочь, платить за нее копейки (пошлины там всякие, сборы), а на самом деле под этим прикрытием ввозить мебель существенную и побольше, продавать ее подороже и с государством не делиться. Тогда будет сверхприбыль. И останется единственная проблема: сделать так, чтобы за плечами тех, кто оформлял подложные таможенные документы (выдавал слона за муху), не заметили твою скромную персону.
       Лучше всего, если фирма, в адрес которой поступает мебель и которая пишет в таможенных бумагах чепуху, будет абсолютной пустышкой — фикцией с такими же призрачными сотрудниками. Эта фикция, растаможив мебель и наврав относительно цены и количества, конечно же, продаст ее внутри России и очередной раз наврет по поводу цен (существенно, допустим, их занизив). С нее и взятки гладки — контора-то фиктивная. А другая, уже настоящая фирма купит у нее товар по всем правилам. И если ее спросят о странном путешествии мебели через границу, ответит, что знать ничего не знает, купила по закону и никому не отдаст, а продать может и уже продала...
       Так мебель (или еще какой товар) проходит по цепочке, приносит серьезные деньги и обратно не возвращается. И хотя практика показывает, что фиктивная и серьезная конторы работают в паре и за ними стоят одни и те же люди, у правоохранителей возникают большие проблемы с доказательствами. Приходят соответствующие органы в фиктивную организацию, а там — пусто. Хватают учредителей, представителей, руководителей... а те утверждают, что просто потеряли паспорта, а какие-то недобрые люди этим воспользовались и, прикрываясь чужими именами, насоздавали бог знает что...
       Примерно то же самое произошло в истории «Трех китов». Мебель от германской фирмы «Интер-Трейд» (отец и сын Пфайфле) почти два года шла могучим потоком в адрес некой фирмы «Лига-Марс» по поддельным документам — стоимость была занижена в четыре раза (!)... «Лига-Марс», как водится, врала на таможне, получала мебель и продавала по смехотворной цене другой, уже совершенно серьезной фирме (ООО «Бастион»), которая, в свою очередь, отгружала ее в мебельные центры «Гранд» и «Три кита».
       Когда случилось разбирательство, кинулись проверять «Лигу-Марс», а там —шаром покати, поскольку учредили ее по двум потерянным паспортам, да к тому же гендиректорами пять раз подряд были темные личности, которые тоже пользовались потерянными паспортами... Нашли рассеянных владельцев паспортов — они сделали большие глаза, поскольку таможню видели только по телевизору. Получился надежный российский «офшор» с номинальными владельцами, которые ничего не знают.
       
       Таможенные страдания
       Собственно, это и есть принципиальная схема контрабанды в действии. Мебель прошла, деньги получены. Прочие сделки в этой истории оригинальностью не отличались, только фирмы мелькали разные, связанные между собой учредителями, доверенностями, руководством. Смотришь на это и думаешь, что без поддержки на таможне такое раздолье маловероятно... И действительно, была поддержка. Помимо разных фирм в контрабандной эпопее появлялись занимательные персонажи.
       Существовала, к примеру, одна фирма (ООО «Сэфтранс» — таможенный брокер), учредителем которой был некто А. Ю. Саенко, а руководителем — П. Ю. Стрепков (запомните этих господ, к ним мы еще вернемся). Работала в этой фирме госпожа Пирогова, которая одновременно была секретарем склада временного хранения «Союзтехстройсервиса», через который тоже шла мебель в адрес бутафорской «Лиги-Марс».
       Пирогова, добрая душа, выдала генеральную доверенность на свою машину («ВАЗ-2109») сотруднику таможенного поста «Наро-фоминский» Лисицину. Удивительно, но этот таможенник оказался также основным жителем квартиры предпринимателя Саенко. Нужно ли говорить, что именно облагодетельствованный со всех сторон Лисицин поучаствовал в решении выпустить на все четыре стороны мебель, адресованную фиктивной фирме «Лига-Марс»?
       Эпизод незначительный, но типовой. Готов поспорить, что таможенник Лисицин был не одинок. Мебель для подставной «Лиги-Марс» ввозили не только через Наро-Фоминск, но и через Балтийскую таможню, и через Московскую северную. Там не так давно задержали подложные документы уже известного нам германского «Интер-Трейда», что свидетельствует о размахе предприятия. Что же скрывалось за этим российско-германским размахом? И почему Генпрокуратура РФ спешно забрала, попыталась закрыть контрабандное дело и принялась обвинять следователя, когда следственный комитет МВД начал было понимать, что там к чему?
       
       Путешествие денег из Москвы в США. «Бэнк оф Нью-Йорк»
       Если контрабандная мебель в этой истории двигалась на восток, то деньги шли исключительно на запад. У фиктивной смехотворной фирмы «Лига-Марс», в которой не было ни одной живой души и почти все делалось по потерянным или украденным паспортам, был контракт — в своем репертуаре — на поставку мебели со странной американской фирмой «Согра Интернешнл» (Sogra International), по которому в США полагалось отправить 5 млн 125 тыс. долларов. Деньги, по идее, должны были лечь на счет этой фирмы в Нью-Йорке (№ 987-038-192-065, в филиале The Chase Manhattan Bank, на Пятой авеню) или в Риге (счет № 60200189015, Lateko Bank, Riga).
       Между тем «Согра Интернешнл» – такая же липа, как «Лига-Марс». По адресу американской фирмы, который был указан в контракте (9229 Queen Boulevard, Rego Park, New York 11394) никакой «Согры» нет и никогда не было. А вот счет в филиале «Чейз Манхэттен Бэнк» действительно был. И к нему имели непосредственное отношение некто А. Констин и Ана Гарен, которая являлась фигурантом расследования по «Бэнк оф Нью-Йорк». Разумеется, этот счет уже закрыт. Если две фирмы в России и в США были иллюзорными, то деньги и банковские счета — самыми настоящими.
       
       Оружейная составляющая
       Есть в этой контрабандной истории еще один загадочный поворот. В марте 2002-го в адрес главы МВД Грызлова по каналам его же министерства, а скорее всего от его же сотрудников, пришло анонимное письмо, которое, впрочем, заслуживает внимания.
       В письме утверждалось, что фиктивную «Лигу-Марс» контролировали Павел Стрепков и Андрей Саенко (оба 73-го года рождения), о которых мы уже упоминали, рассказывая о том, как задержанную было мебель для «Лиги-Марс» отпустили с таможенного поста «Наро-фоминский».
       Также в письме говорилось, что эти молодые люди контактируют с одним из замов представителя президента в Центральном округе, а также неофициально общаются с высокопоставленными сотрудниками ФСБ и руководством государственного унитарного предприятия (ГУП) «Рособоронэкспорт». Саенко является заместителем Сергея Мирошникова — директора ГУП «Рособоронэкспорт-ТБ» — дочерней структуры «Рособоронэкспорта». А Мирошников, как утверждает послание, еще в начале 90-х скрывался в Германии, проходя по делу о незаконной торговле оружием.
       В 2001 году при участии «Рособоронэкспорта-ТБ» на свет появился некий склад временного хранения (ООО «Транспортно-экспедиционный терминал»), к которому имеют отношение люди, мелькающие в «трехкитовом» деле. Большая часть этого склада (51 процент) принадлежит фирмам, которыми, в свою очередь, безраздельно владеют английские компании «Монтагю Индастриос, Лтд.» и «Продент».
       Неизвестные авторы письма к Грызлову уверяют, что таким образом обеспечивается участие иностранных компаний в поставке оружия и техники по линии «Рособоронэкспорта», а терминал под крышей государственного унитарного предприятия в обстановке некоторой секретности вместе с оформлением федеральных грузов пропускает и кое-что коммерческое.
       В письме также отмечено, что у Андрея Саенко хорошие отношения с Жуковым (Евгений Жуков — подполковник ФСБ, бывший помощник замдиректора ФСБ Юрия Заостровцева, брат Николай Жуков в прошлом — сотрудник ПГУ КГБ, в частности, имел отношение к поставкам оружия в Ливию, Тунис и проч.), а в разговорах Саенко любит упоминать всуе руководство ФСБ и первого зампреда Государственного таможенного комитета Мещерякова.
       Относиться к этой анонимке можно по-разному, но, скорее всего, она появилась в рамках противостояния между МВД, ФСБ, таможней и Генпрокуратурой. Наши источники уверяют, что писали ее с подачи генерала Орлова — помощника бывшего главы МВД Рушайло, что само по себе интригует. Напомним, правая рука бывшего министра, «серый кардинал» и теневой казначей МВД Орлов, крышевавший многие таможенные терминалы и склады временного хранения, не так давно бежал за границу и, судя по письму, решил кого-то сдать или, по крайней мере, намекнуть, что может это сделать, если его не оставят в покое.
       А проверял ли кто-нибудь в МВД или Генпрокуратуре это послание, чтобы выяснить, что там правда, а что нет и почему персонажи дела «Трех китов» так упорно связывают с оружейным бизнесом и высокопоставленными сотрудниками ФСБ? Нам известно, что в деле есть свидетельские показания, указывающие на то, что такие связи существуют. К тому же не верится, что люди и структуры, связанные с торговлей оружием, случайно присоседились к контрабандной сети с международным размахом. Не верится также, что Стрепков и Саенко, которым не исполнилось и тридцати, являются самостоятельными игроками. Кто-то их направлял и курировал...
       Думаем, история мебельной контрабанды, за которой, как выяснилось, скрывается нечто большее, еще преподнесет сюрпризы. Интересно, хватит ли у Генпрокуратуры (где сейчас расследуют это дело) воли довести его до конца и вспомнить о каждом «герое», обстоятельно проверив бизнесменов, оружейников, сотрудников спецслужб, госдеятелей...
       У нас есть вопросы, которые, как нам кажется, в ходе разбирательства нельзя обойти:
       1. Кто из российских персонажей стоит за таинственной американкой Аной Гарен, имеющей отношение к банковскому счету, на который спланировали 5 с лишним млн долларов, и станет ли Генпрокуратура РФ поднимать историю «Бэнк оф Нью-Йорк» в поисках этих высокопоставленных незнакомцев?
       2. Существуют ли зафиксированные в рамках этого дела телефонные переговоры, которые вели представители МВД, ФСБ, Государственного таможенного комитета и Генпрокуратуры (по неподтвержденным данным, на 32 кассетах «прослушки» в деле «Трех китов» такие разговоры встречаются), и что по этому поводу будут предпринимать?
       3. Имеет ли «Рособоронэкспорт» через свои дочерние структуры отношение к этой контрабандной истории и не использовались ли возможности этой международной сети для нелегальных или тайных, санкционированных государством поставок оружия в некоторые страны?
       

       заведующий отделом расследований «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera