Сюжеты

ВНИМАНИЕ! ПРЫЖОК БЕЗ ПАРАШЮТА! ИЗ КОСМОСА ИЛИ НЕБОСКРЕБА

Этот материал вышел в № 66 от 09 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Для испытания космической техники Герой России продал дачный участок и машину Эта статья в равной степени интересна и лицам гражданским, и военным. И обитателям офисов высотных этажей. Знаменитый космонавт и летчик Магомед Толбоев начинает...


Для испытания космической техники Герой России продал дачный участок и машину
       

  
       Эта статья в равной степени интересна и лицам гражданским, и военным. И обитателям офисов высотных этажей. Знаменитый космонавт и летчик Магомед Толбоев начинает (при нашей, в том числе, поддержке) испытание аппарата, способного без парашюта спасти космонавта и попавших в беду обитателей небоскребов.
       
       У нас чаще так: нехожеными тропками не бродят, доверяют лишь известным лейблам. Мы готовы исправить подобное недоразумение, предложив нашим читателям разговор с Магомедом ТОЛБОЕВЫМ – космонавтом и летчиком-испытателем, на счету которого не один дерзкий вызов ограниченным возможностям человека.
       
       Сразу надо сказать: собранный по деталям типичный портрет космонавта, такого недосягаемого былинного витязя в шлеме с «эсэсэсэром», по крайней мере, нуждается в историческом уточнении. Магомед Толбоев оказался вполне земным человеком, увлеченным настолько, насколько вообще идея способна завладеть человеком. У Толбоева она проста, как приказ: ДОКАЗАТЬ. Что расчеты наших конструкторов живут не только на бумаге. Что работа испытателя столь же важна, сколь и рискованна...
       За столиком кафе гостиницы «Россия» разговор шел о том, как сейчас обстоит дело с гордостью недавнего нашего прошлого – авиацией, космонавтикой. О том, каким испытаниям подвергали лучших тест-пилотов того времени. Например, как с бешеной скоростью вертели в двусферных агрегатах, и надо было не просто терпеть, а еще и «гасить» специальные лампочки – так проверяли вестибулярный аппарат. Еще — как измеряли состояние организма человека, сутки покоящегося на поверхности воды на толстой синтетической пленке.
       И это – не считая частых вылетов, во время которых учились сажать все модели самолетов — от пассажирских махин до скоростных перехватчиков — с выключенными двигателями. Когда из машины «выжимали» все, иногда случалось непоправимое… Тогда, выяснив причину, слабые места летательного аппарата укрепляли, сажали нового пилота и в итоге запускали готовый истребитель нового поколения. Так, вкупе с щедрыми финансовыми вливаниями, благодаря гонке вооружений мы опережали Америку.
       — Тяжело даже удержать самолет на такой скорости, — рассказывает Толбоев о том, как он на своем истребителе сопровождал приземляющийся «Буран». Готовился он и сам «укротить» гигант-носитель. Но тут весь корабельный парк распался, рухнуло бюджетное финансирование. Что пошло на металлолом, что — в музей, а что — за границу. Последний космический «челнок» недавно завалило на Байконуре.
       
       А сейчас все время Магомеда Толбоева уходит на подготовку нового проекта, на первый взгляд, больше похожего на сценарий к голливудской фантастике. Летчик-испытатель в специальной капсуле должен совершить прыжок на Землю с 40 километров. Без парашюта. Из космоса.
       — Существует уникальное тормозное устройство, созданное на основе другой отечественной разработки – «Марс-98». Оно предназначено для доставки на землю грузов с любой высоты. Этого, как нам кажется, удалось достичь благодаря тому, что изначально в технические данные занесли возможность спасения с околоземной орбиты — от этого, как говорится, плясали. Добились большего.
       — А какой практический смысл будет иметь такой аппарат на земле?
       — Аварии происходят постоянно: от них не застрахованы никто и ничто. И чем дальше идет технический прогресс, тем более серьезные последствия он за собой влечет. Возьмем атомную станцию: назначение — то же, что и у водяной мельницы, но от аварии страдают жители многих стран. В связи с последними событиями, похоже, всем стало ясно: мы живем в век техногенных катастроф. Самое страшное из которых – землетрясение, а самое частое – пожар. В обоих случаях люди оказываются запертыми на непреодолимой высоте. А начиная с пятнадцатого этажа таких заложников не спасут уже ни клумба под окном, ни пожарная лестница. Мы смотрели документальную хронику: пострадавшие выбрасываются из окон, хотя никакой надежды нет. Это — инстинкт, на котором и основывался принцип действия нашего средства спасения. Персональное надувное тормозное устройство (НТУ) — своего рода спасательный круг в экстренных ситуациях.
       — То есть, хотите сказать, теперь прыгать с балкона или из космоса — шансы равные?
       — Испытания опытной модели уже нами проводятся. Сделано 30 сбросов с башенного крана и один — с воздушного шара. Успешных. Остается доказать, что аппарат может использоваться и человеком в определенных ситуациях. Ради этого мы готовы продемонстрировать его возможности, «выбросив» испытателя на расстоянии 40—60 километров от Земли. НТУ будет пилотируемым — это должно отбросить все сомнения в отношении безопасности. Я лично готов убедить мир в том, что российские космические технологии, невзирая на все трудности, еще вполне конкурентоспособны.
       — Падающий с такой высоты корабль, если можно так назвать это устройство, без двигателей и парашютных приспособлений должен развивать огромную скорость. А приземление — это страшный удар… Что в таком случае должен испытывать тест-пилот?
       — Мы – люди привыкшие, профессионала ощущения не интересуют. Интересует поведение аппарата. На физиологические ощущения обращать внимание — дело туристов... Если серьезно, ощущения, конечно, будут: это и скорость падения, и провал с такой высоты. Очень тяжел сам старт — физически: надо удержать равновесие всей конструкции при заполнении шара гелием. Такие операции проводят не везде: в России приспособления существуют только в городе Вольске Саратовской области, а еще в Америке. Сам аппарат, естественно, оснащен всем необходимым: надувные бортики, тормозные устройства, платформа со встроенным креслом «Казбек» — для обеспечения безопасности приземления в случае каких-то неполадок и фиксированный центр тяжести, не позволяющий устройству переворачиваться во время падения.
       — Насколько мне известно, аналогов у этого устройства в мире нет. А шар с гелием, запускающий НТУ в атмосферу, тоже изобрели в России?
       — Скорее, это традиционное средство доставки. Еще в советское время оно использовалось для транспортировки авиационной почты. И микробиологического оружия. Капсулу подвешивают к стратостату и доставляют в любую точку земного шара. При этом, заметьте, сбивать его нельзя. Если контейнер упадет, вся гадость расползется по земле. Именно поэтому мы параллельно с американцами начали конструировать новые системы подхвата в воздухе таких опасных грузов. С вертолетов, самолетов тралили эти контейнеры в воздухе и обезвреживали.
       — Сроки заключительных испытаний и, в частности, дата вашего прыжка из космоса уже известны?
       — Все, как всегда, зависит от финансирования проекта. И, надо сказать, «выбить» средства на продолжение испытаний, изготовление опытного экземпляра под человека довольно трудно. Люди всегда хотят знать, во что вкладывают деньги. Но дело в том, что, чтобы предъявить им все доказательства — в надежности, в безопасности, в целесообразности НТУ, — уже необходимы хотя бы начальные вложения. До сих пор испытания проводились на деньги, собранные невероятным трудом. Я сам продал свою машину, огромный участок, который мне как Герою России выделило государство, и мы смогли запустить проект. Теперь нужны серьезные финансовые вливания для его завершения.
       — Почему бы не попросить поддержки у государства, ведь подобное изобретение должно представлять интерес для различных ведомств, тем более что сумма не такая уж крупная?
       — В масштабах государства сумма на изготовление пилотируемого НТУ просто смешная — 2,5—3 миллиона долларов. Заметьте: мы говорим о космической разработке, когда поставка одного только килограмма груза на околоземную орбиту обходится государству в 20 тысяч долларов! Да и в практических целях наша разработка опережает все имеющиеся сейчас на вооружении средства спасения. Например, для спасения космонавтов в готовности номер один на космодроме всегда стоит аварийный «Союз». Но стоит только представить, сколько времени потребуется для того, чтобы просчитать траекторию полета, выждать, когда у МКС орбита совпадет для запуска спасательного корабля. У космонавтов такого времени может и не быть... Куда проще иметь индивидуальное средство спасения и в случае чего воспользоваться им.
       — А что собой представляет НТУ как сугубо бытовое, «земное» средство спасения?
       — Сейчас возводятся многоэтажки, поэтому бытовое применение устройства — спасение людей, грубо говоря, с пятнадцатого этажа и выше. Если учесть, что в ближайшее время столичные города собираются отстраивать как раз в высоту, то самое время задуматься об этом. Типичный пример – возводящийся в центре Москвы бизнес-центр «Сити»: судя по принятому проекту, это настоящая Вавилонская башня — больше 120 этажей! Но, очевидно, на деловых и торговых комплексах – местах скопления тысяч человек – заинтересованность в НТУ не должна ограничиться.
       На каждого работника – в офисе, на каждого члена семьи – дома приобретается своего рода воронкообразный рюкзак весом до 20 килограммов (столько же весит простая канистра). В критической ситуации человек надевает его и выпрыгивает в окно спиной на улицу. Автоматически ниши «рюкзака» наполняются азотом (самый дешевый и, соответственно, доступный газ), а центр тяжести не дает аппарату перевернуться. Если говорить о стоимости, то, по нашим подсчетам, устройство будет пользоваться спросом начиная с цены в тысячу долларов.
       
       В расчетах КБ имени Бабакова все вроде бы учли, да и как не доверять детищу разработчиков «Лунохода»? Это — с одной стороны. С другой — предвидеть ход любых испытаний невозможно. Остается терпеливо ждать. Но как-то странно это: в России вот-вот появится техническое чудо, а на его раскрутку идут совсем не государственные деньги. Сорок тысяч метров пустоты, сверхзвуковой полет определяют естественный интерес к спасительным «рюкзакам», которым пророчат едва ли не меньший успех, чем своевременному внедрению в быт зубных щеток и микроволновок. Только земельных участков и машин у Толбоева больше нет.
       А он все равно прыгнет. Обязательно. Говорю же, странно. Да у нас всегда так...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera