Сюжеты

ЧУГУНОВУ ПЕРЕЛОМАЛИ РУКИ

Этот материал вышел в № 66 от 09 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Чтобы он прекратил доить коров и писать в газету В Сверчкове одна улица, пять домов, остальные — особняки дачников за высоченным забором. У Чугунова забора нет. Дверь день и ночь открыта — заходи и читай. С пола до потолка книги, книги...


Чтобы он прекратил доить коров и писать в газету
       

    
       В Сверчкове одна улица, пять домов, остальные — особняки дачников за высоченным забором. У Чугунова забора нет. Дверь день и ночь открыта — заходи и читай. С пола до потолка книги, книги... От Платона до Гайдара (младшего). Лестно: рядом с такими книгами на полках лежит аккуратная подшивка «Новой газеты», с первого ее номера.
       
       Владимира Михайловича Чугунова в Сверчкове и близлежащих деревнях знают как Володю-молочника. У него самые низкие цены на молоко и сметану. Покупатели (!) ему говорят: «Не ценишь ты молоко своих коров».
       В райцентре Солнечногорск у Чугунова другая репутация — редактора оппозиционной газеты, бесстрашного спорщика с местными властями и чудака. Его длительный спор с властителями — как вдохновенный монолог Рыцаря перед козопасами — почти целиком представлен на страницах газеты «Солнечногорская» (второе ее название — «Чугунка» — набрано уже более скромным шрифтом чуть ниже). Районному судье на этих страницах «нездоровится». Достается на страницах «Чугунки» и главе района: «С этого номера газета до выборов в 2003 году будет указывать, сколько осталось дней до конца срока узурпатора». (Чугунов, кстати, активно перепечатывает наши материалы. Мы не в обиде.)
       Сервантес, опасаясь чрезмерной правильности своего героя, приписал ему небывалое и ненормальное — бой с ветряными мельницами. И сразу все стало на свои места. Чугунов боролся с судом посредством пера и с исполнительной властью — посредством суда. Что тоже вызывает ухмылку. Но дошел до Страсбурга.
       А 4 июля прямо во дворе его собственного дома был приведен в исполнение чей-то жестокий приговор: Владимира Михайловича «отключили» электрошоком и переломали обе руки.
       Странно: эти люди подумали, что он перестанет писать.
       …Но вот Владимир Михайлович вернулся из Солнечногорска — отправлял очередную жалобу в Европейский суд. Оказалось, совсем не рыцарь, а среднего роста худощавый интеллигент. Очки, правда, наперекосяк, рубаха — тоже, поскольку загипсованными руками не поправишь. Печальный образ дополняют шрам над глазом и отсутствие некоторых зубов.
       Рыцаря били не в первый раз. Год назад его, спящего, отходили прямо в кровати. Потом какое-то время Чугунов закрывал дверь на щеколду. Так же отстукивал на «Роботроне» статьи, склеивал макет, но за запертыми дверьми. Вез в типографию, где ему ксерокопировали экземпляров триста—пятьсот. Сам разносил по почтовым ящикам Солнечногорска. Смешной человек, думает печатным словом тиражом в три сотни прекратить среди людей воровство.
       Но эти люди почему-то испугались. «Я по вечерам кошу сено, — рассказывает Владимир Михайлович. — С одиннадцати вечера у дороги на том месте уже стояла иномарка. В ней сидели трое молодых людей тридцати лет. Без пятнадцати двенадцать закончил работу, пошел домой. Около сарая ко мне подошел один из них... А дальше я не помню».
       Дальше — утром следующего дня — к Володе-молочнику пришли за творогом дачники и нашли его в окровавленной кровати. Чугунова отвезли на «скорой» в больницу, где он пролежал месяц, перенес операцию и визит участкового инспектора. Милиционер был 16 июля. Сегодня сентябрь, но больше милиция весточек Чугунову не подавала.
       Про него сказано: мухи не обидит. Он весь открыт миру – ни забора, ни щеколды, ни камня за пазухой. Что думает, то и говорит, то и пишет. Его, бывшего электрика птицефабрики, и еще 1750 ее работников во времена приватизации лишили земельных паев. На этой земле сейчас строятся и строятся коттеджи. А тысяча семьсот человек во главе с Чугуновым судятся и судятся с районной администрацией. Весь процесс кропотливо описан с лирическими отступлениями в «Чугунке».
       И, судя по всему, именно за это он покалечен: первый раз — 21 июля 2001 года (16 июля этого же года в райцентре состоялось судебное заседание по этому поводу) и 4 июля 2002 года (когда Верховный суд РФ и Европейский суд приняли заявления работников птицефермы к рассмотрению).
       — Друзья говорят: «Прекрати, а то убить могут». Но я не могу смириться. Я даю стопроцентную гарантию, что мы выиграем это дело. И, судя по рукам, я достигаю своей цели, – утверждает с виду тихий и робкий, но несгибаемый наш читатель и друг, наш своеобразный распространитель и частный пункт печати Владимир Чугунов.
       Он задвинул свой «Роботрон». Но только потому, что те же друзья недавно собрали ему компьютер. Чтобы из Сверчкова, деревни в одну улицу и пять домов, продолжал идти в райцентр сигнал о том, что власть над нами не безгранична.
       

     
       От редакции. Просим считать этот материал нашим заявлением в прокуратуру Московской области. Мы намерены довести дело об избиении Владимира Чугунова до суда над заказчиками и исполнителями.
       

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera