Сюжеты

НЕДОИГРАННОСТЬ В ЖЕЛЕЗНЫХ СОЛДАТИКОВ

Этот материал вышел в № 68 от 16 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Волнуются в Кремле, и волнуются сильно – сужу потому, насколько громко стали бряцать оружием. Слава богу, обнаружился новый враг – теперь Грузия. Конечно, выбор так себе: в отличие от мусульман-чеченцев грузины – христиане, и христиане аж...


       
       Волнуются в Кремле, и волнуются сильно – сужу потому, насколько громко стали бряцать оружием. Слава богу, обнаружился новый враг – теперь Грузия. Конечно, выбор так себе: в отличие от мусульман-чеченцев грузины – христиане, и христиане аж с третьего века. Однако выбор кремлевских политтехнологов совсем тупым не назовешь.
       Во-первых, грузины (пусть и христиане) в глазах народонаселения все равно не наши – «черные»; во-вторых Эдуард Шеварднадзе – красная тряпка и для Арбата, и для Старой площади. Что лампасники в Минобороны, что их старшие братья на Лубянке и «откомандированные» в Кремле Шеварднадзе яростно ненавидят (хотя вроде бы отчасти и свой, в 70-х был председателем КГБ Грузии): не могут простить ему вывод войск из Европы. Знающие люди утверждают, что товарищи в лампасах и погонах ненавидят бывшего министра иностранных дел СССР не меньше – больше, чем даже Горбачева.
       Помнится, в одном из интервью в книге «От первого лица» Владимир Путин рассказывал об обиде и унижении, которые пережили он и его коллеги по дрезденской резидентуре, когда советские войска уходили из Восточной Германии, а распоясавшиеся демократы громили здания «штази» и КГБ. Вывод советских войск из Германии, падение Берлинской стены и начало процесса либерализации Восточной Европы были как раз результатом дипломатических усилий и маневров в том числе тогдашнего министра иностранных дел Шеварднадзе. Собственно, именно тогда, а отнюдь не 31 декабря 1991 года, советская империя прекратила свое существование. Разве могут такое простить те, кто был хребтом этой империи, ее белой костью? Нет, унижения и обиды помнятся долго – до того, как наступит час «Х». И — о, высшая сладость — в конце концов взять реванш.
       Однако не только это способствовало выбору Грузии в качестве очередного врага. Главное – нужен враг. Поскольку с прежним, возникшим во всем своем дьявольском обличье осенью девяносто девятого года, — с чеченцами — так окончательно справиться и не удалось. Надо объяснить мамам и папам погибших в Чечне солдатиков – многим тысячам, — за что ребята погибли, коли воз и ныне там? Враг! Только он способен сплотить народ и политические партии вокруг своего президента. Так как сплотились они в выборную зиму 2000 года.
       Теперь подсчитаем дивиденды. Военные выбором нового врага счастливы? Счастливы. Военные заводы работают, бюджетные деньги — текут, сколько и чего канет в Панкисском ущелье – разберутся к концу следующего тысячелетия. А военные, между прочим, немалая часть электората. Техническая интеллигенция, которой наличие врага обещает долговременную работу в «почтовых ящиках» и на оборонных заводах, — она довольна? Дальше – чекисты: они зачтут атаку на Шеварднадзе как размен за проамериканскую политику Кремля?
       Конечно, обмен неравноценен и, тем не менее, конфликт, давно уже назревающий в связи со «сдачей всего и вся американцам», как-то поможет разрядить. Наконец, народ, уставший от каждодневной лямки и совершенно уже неспособный понять, почему, несмотря на запредельные нефтяные цены, жить не легче, цены растут, а зарплаты по-прежнему задерживают, — вновь ощутит заботливую руку президента, готового всегда защитить от вечно стоящего за околицей врага.
       Тем паче что и момент вполне подходящий. Американцы, традиционно поддерживающие Шеварднадзе (в том числе за то, за что наши военные его ненавидят), сейчас особенно трепыхаться не будут: им необходимо если и не плечо, то во всяком случае непротивление России (которая имеет право вето в Совете безопасности ООН) в случае новой войны с Ираком. Между прочим, как-то задешево Россия отдает свое вето. В 1990 году, когда случилась «Буря в пустыне», Горбачев с Шеварднадзе за молчание получили для страны девяностомиллионный (в долларах) практически безвозвратный кредит Кувейта. А тут денег – шиш, одни расходы.
       Одного не понимаю: почему в Кремле так волнуются? Телевизор – контролируют, основные издания – тоже, политики – от правых до не очень левых — разве что в любви публично не признаются. (Меня порой мучает вопрос: может, у нас политики все разом ориентацию поменяли?) Коммунисты-ортодоксы обеспечивают выборы на альтернативной основе и формат двухпартийной системы. Правительство в лице министра финансов рапортует о достигнутых успехах и светлом будущем. Спрашивается, из какого такого подвала возьмется альтернатива нынешнему президенту? И если вылезет – куда пойдет? Кто его народу покажет? Какие олигархи решатся его финансировать?
       Может, просто зуд — повоевать захотелось? Или в детстве родители железных солдатиков не купили? Потому играем в живых?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera