Сюжеты

ПРОТИВОСТОЯНИЕ НА ЕНИСЕЕ

Этот материал вышел в № 68 от 16 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

PR-технологии в Красноярске использовались на всю катушку, но дали заказчикам совсем не просчитанный результат... Впереди — второй тур выборов губернатора Красноярского края. Победители первого известны: Александр УСС и Александр ХЛОПОНИН....


       
       PR-технологии в Красноярске использовались на всю катушку, но дали заказчикам совсем не просчитанный результат...
       Впереди — второй тур выборов губернатора Красноярского края. Победители первого известны: Александр УСС и Александр ХЛОПОНИН. Лед и пламень, две противоположности. Что же нас ждет?
       
       Александр УСС: как усидеть на месте


       «Александр Усс выиграл первый тур губернаторской гонки!» — такие заголовки газетных статей можно было верстать еще месяца два назад. Все готовились к скучным выборам. Губернаторский трон должен был по праву достаться второму человеку в крае, вечному оппозиционеру и в то же время наследнику покойного генерал-губернатора Лебедя — Александру Уссу. Все было за последнего: и начальственное прошлое, и менталитет коренного сибиряка-красноярца, немалая харизма и прекрасные отношения с местными алюминщиками. Председатель Законодательного собрания края вступил в избирательную кампанию уверенно и вальяжно, как и подобает хозяину, точечно расстреливая из своих политтехнологических пушек любого из конкурентов.
       Сознание собственной мощи придавало легкую уверенность в словах и твердую неколебимость позы. В пользу Александра Усса свидетельствовали его успехи на предыдущих выборах в Законодательное собрание. Тогда, четыре года назад, с блеском сработала идеологическая парадигма («наши» — «не наши»). Потом Уссу фартило, как иногда фартит карточным игрокам. Единственный серьезный соперник погиб в авиакатастрофе. Край лежал у его ног. Блестящая обертка «наших» засверкала новыми красками. Краевой авторитет, известный предприниматель Анатолий Быков, как «по велению свыше», освобожденный из московского узилища, прибыл в край поддержать «истинного красноярца». Уссу удалось сохранить и отношения с врагами Быкова, также сделавшими на него ставку. Заигрывая с «Сибалом», он мог рассчитывать на большее. Но для начала он обещал победить «не наших» — уроженцев Азиатско-Тихоокеанского региона, обосновавшихся, к своему несчастью, в Красноярском крае. Потом к китайцам приравняют и Хлопонина.
       В начале августа предвыборные рейтинги спикера Заксобрания зашкаливали. И стар и млад, по прогнозам, были готовы отдать свои голоса за Усса. Но постепенно начали «разогреваться» и другие кандидаты. Спикер с ходу определил, кто из них «наш», а кто – нет. Наибольшее раздражение у него вызвала фигура губернатора Таймыра Александра Хлопонина. Неудивительно, что именно Хлопонин стал главным «не нашим» и сразу же получил ярлык «олигарха». А дальше были пущены в ход самые примитивные технологии дискредитации неугодного кандидата. Откуда ни возьмись, на краевом ТВ появились сериалы о тяжелой жизни таймырцев. Красноярские газеты перепечатывали душераздирающие истории о том, что бедные пушные зверьки — норки — на Таймыре голодают и в период размножения вынуждены поедать друг друга и своих детенышей. Особо жалостливо выглядели по ТВ печальные глаза умудренного жизнью человека, рассказывающего об этом. За ним на дальнем плане виднелась развалюха, которая лет двадцать назад могла быть сараем. С экранов ТВ была объявлена благотворительная акция – марафон «Помоги Таймыру». Одновременно кто-то незримый стал во всех красноярских СМИ обсуждать, какие баснословные доходы приносят таймырскому губернатору «голодные норки».
       И вдруг в одночасье все развалилось. Какие-то доброжелатели рассказали, что «грустные глаза» обошлись ушлым политтехнологам по 100 долларов за пару. А главная мишень политпропаганды ехидно задала вопрос: «А это точно на Таймыре?». Тогда Усс продолжал давить на местный патриотизм и критиковать всех: погибшего губернатора Лебедя, московских олигархов и вообще козни Москвы. Досталось и красноярскому мэру Петру Пимашкову — за любовь к фонтанам и брусчатке.
       Усс продолжал лепить образ неподкупного оппозиционера и борца с властями и всячески пресекал разговоры о своих особых отношениях с «Сибалом». С целью утверждения имиджа борца. Его конкуренты в это время на встречах с избирателями говорили о дефиците бюджета края, о путях выхода из кризиса, о том, сколько нужно собрать налогов, чтобы покрыть дефицит и вы-
       платить долги бюджетникам. Александр Усс же звал красноярцев на подвиг, экономика его не интересовала. Что он мог предъявить в активе? Говорить о годах своего вице-губернаторства и распоряжения краевой собственностью не хотелось. Именно тогда создавались теперешние хозяева края – итог известен. Усс решил ни о чем этом не говорить. И вот тут-то непокорные рейтинги его конкурентов почему-то быстро пошли вверх. Причем не только Александра Хлопонина, но и депутата Госдумы Сергея Глазьева.
       В это же время красноярское ТВ прокрутило «документальный» фильм «Операция П» — об одной истинно русской склонности красноярского мэра. О водке, в общем. И еще один противник «основного претендента» начал писать бумаги с жалобами. Увы, подняться ему уже было невозможно. А рядовые избиратели края получили столь неприятную прививку от «грязных» технологий, что стали больше обращать внимание на сущность, а не на видимость.
       Ход избирательной кампании изменился, и главному претенденту на губернаторское кресло не оставалось ничего, кроме как идти ва-банк. Председатель Заксобрания вытащил из кармана свой последний и уже единственный козырь. Анатолий Быков за несколько дней до выборов призвал всех красноярцев проголосовать за «своего». Усс не хотел ждать, его по-прежнему манила вероятность триумфа и выигрыша выборов в один тур.
       9 сентября, в понедельник, после бессонной ночи предварительного подсчета голосов Усс был мрачен, телеканалы показали его очередную филиппику в адрес некоренных красноярцев, содержавшую слова о необходимости коренного губернатора. Почему же так мрачен был, казалось бы, счастливый претендент? Ведь он набрал целых 27,63% и победил. Но Александр Хлопонин набрал 25,25%. И победа Усса показалась многим пирровой. Стоило ли ломать столько копий, снимать столько документальных фильмов, чтобы в результате обыграть губернатора Таймыра Александра Хлопонина на жалкие 2%? В начале предвыборной кампании эта разница была в десять раз больше. Его соперник выглядел победителем и, мягко улыбаясь, дал понять, что ничего неожиданного не произошло. Для него — но не для бывшего фаворита.
       
       Александр ХЛОПОНИН: как стать фаворитом


       Решение Александра Хлопонина выдвинуться в кандидаты на пост губернатора Красноярского края было для многих, даже близких ему людей, удивительным. Блестящий молодой менеджер, совсем недавно перешедший на политическую стезю и сменивший кресло руководителя процветающей компании «Норильский никель» на не менее престижное кресло губернатора Таймыра, казалось бы, стоял только на пороге начала своей новой деятельности руководителя одного из самых трудных российских регионов. И вдруг такое решение. Конечно, всем было очевидно, что полноценно управлять Таймыром, влияя на многие стороны жизни простых северян, невозможно без крепкой связки с Красноярским краем.
       Экономика обоих субъектов Федерации настолько взаимосвязана, что часто само наличие этих различных субъектов выглядит анахронизмом. Однако трудно было себе представить, что достаточно молодой политик, имеющий к началу предвыборной кампании не самую большую известность в Красноярске, способен бросить серьезный вызов таким местным зубрам, как Александр Усс или Петр Пимашков.
       Поначалу кампания Александра Хлопонина казалась пресной и безвкусной. Никакой тебе, понимаешь, харизмы. Никаких разоблачений местного начальства (а разоблачать, как водится, было что, и много), никаких яростных речей с обвинениями своих конкурентов и звонких заявлений о происках Москвы против гордых истинных красноярцев. Он просто встречался с избирателями и говорил о насущных проблемах края. Без всякого пафоса рассуждая о цифрах в бюджете Красноярского края, налоговых отчислениях и еще каких-то других цифрах. Его манера общения с избирателями по сравнению с плакатно-былинной данностью тогдашнего бесспорного фаворита казалась какой-то, что ли, недопустимо мягкой, какой-то домашней и очень-очень будничной. Так предвыборную кампанию в Красноярском крае еще никто не вел.
       Надо отдать должное его конкурентам, они сразу же восприняли Хлопонина всерьез. Однако матерые предвыборные штабы считали, что легко удастся воспользоваться скоротечностью кампании и не очень известный в крае губернатор Таймыра просто не успеет «раскрутиться», времени не хватит. И тут же сразу начали создаваться и тиражироваться замысловатые сочинения на заданную тему с рассказами о крайней злобности московских захватчиков, а в особенности лично Александра Геннадиевича. Обсуждение и подсчет количества денег в чужом кармане стали на время любимой темой довольно-таки многих СМИ Красноярска.
       Самое смешное, что эти деньги никто и не скрывал. А сам Александр Хлопонин довольно спокойно давал понять: да, деньги есть, потому как зарабатывать умею, мало того, и рассказать могу, как зарабатывать надо, и научить тоже могу. И переводил разговор на то, что должен делать следующий губернатор края и почему на его месте должен быть лучший менеджер из всех конкурентов.
       Получилось так, что предвыборная кампания Хлопонина шла в совершенно иной плоскости, отличной от большинства других кандидатов, которые обсуждали политические лозунги. Складывалось ощущение, что Хлопонину и говорить-то с тем же Уссом или Пимашковым было не о чем, настолько разными были темы, их интересующие. Ну правда, что мог сказать председатель Заксобрания об экономике и наполнении бюджета края, того самого бюджета, в принятии-непринятии которого он еще со времен губернаторства Лебедя принимал живейшее участие. Уссу там хвастаться было нечем. А Хлопонину был совершенно неинтересен шум вокруг проблемы вывоза из края представителей национальностей Азиатско-Тихоокеанского региона. В любом регионе есть много важных и животрепещущих проблем, но есть и определяющие.
       Удар пиаровских барабанов не дал оглушительного эффекта. Красноярская публика настолько привыкла за это лето к страшилкам и чернухе, что перестала обращать на них внимание. И, к глубокому разочарованию «мыслителей» из предвыборных штабов, ее все больше стали интересовать реальные пути выхода из кризиса — с цифрами и выкладками. Запудрить мозги красноярцам при помощи легионов московских пиарщиков (конечно же, на проповедников истинно красноярских ценностей всегда работают москвичи) и прочих политтехнологов не удалось. Выпущенные по Хлопонину залпы из орудий крупного пропагандистского калибра типа заявлений Анатолия Быкова тоже пролетели мимо мишени. Грязь смыло волной, и остался сухой остаток. Сухой остаток содержательной части предвыборной кампании.
       Результаты первого тура известны. Быстрой и легкой победы у Усса не получилось. Формально он выиграл, набрав больше голосов, но его преимущество минимально и не дает бывшему фавориту губернаторской гонки никакой гарантии победы. Победа Усса в первом туре вполне может оказаться пирровой. Во всяком случае, моральная победа Александра Хлопонина очевидна. Победа над стереотипами, победа над принципом «кто громче кричит, тот и прав», победа над мутно-грязными технологиями предвыборной борьбы. Победа здравого смысла красноярцев и Александра Хлопонина.
       Второй тур губернаторских выборов расставит все по местам. Теперь слово за красноярскими избирателями, у них есть шанс превратить моральную победу одного из кандидатов в окончательную. Есть и другой шанс — оставить все по-прежнему, по-старому. Решать проблемы края или не решать? Вот в чем вопрос.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera