Сюжеты

ДЕНЬ СУРКА. С ЧЕТВЕРТОЙ ПОПЫТКИ У КПРФ ВЫРВАЛИ ПОСЛЕДНИЙ ЗУБ

Этот материал вышел в № 70 от 23 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Лидер коммунистов смог выдавить из себя только одно слово: «Жульё!» За полчаса до этого Зюганова со товарищи лишили последнего агитационного козыря – возможности провести референдум. Поправки в Закон о референдуме, накладывающие мораторий...


       
       Лидер коммунистов смог выдавить из себя только одно слово: «Жульё!» За полчаса до этого Зюганова со товарищи лишили последнего агитационного козыря – возможности провести референдум. Поправки в Закон о референдуме, накладывающие мораторий на народное волеизъявление в последний год работы президента и Госдумы, были продавлены с четвертого раза, когда вопрос уже сняли с повестки. Называть это беспрецедентным для депутатов позором все-таки будет не совсем верно. Скорее, этот день стал позором для думских кураторов из администрации президента. Законопроект был внесен в такой горячке, что избранникам просто не успели объяснить, за что они должны голосовать. Даже из выступлений основных докладчиков нельзя было понять – очередной ли это гвоздь в гроб «левых» или, наоборот, удар по либеральным ценностям. Так или иначе против поправок голосовали коммунисты и самые радикальные демократы, как то Сергей Юшенков и Сергей Ковалев.
       Причем понять позицию «либерроссов» можно. Закон предполагалось провести за один день сразу в трех чтениях, без рассылки. От такой директивы Кремля либералов, понятное дело, подташнивает. Конечно, и коммунистический референдум сыграл в этом процессе не последнюю роль. И думские центристы, и представитель президента Котенков не раз с правовой сути вопроса срывались на критику инициатив КПРФ. А правые вообще заняли предельно жесткие позиции.
       – Референдум в постсоветских странах используется для установления тоталитаризма и диктатуры. Назарбаев, Каримов провели у себя референдумы и стали фактически пожизненными президентами. Ниязов – туркменбаши – пожизненный. Лукашенко в 1996 году таким образом продлил себе полномочия. Именем народа вершатся темные дела. Принятие этого закона означает: если кто-то захочет продлить на третий срок полномочия президента Путина, он не сможет этого сделать. Что касается вопросов, которые коммунисты выносят на референдум, то это вопросы о государственном перевороте в Российской Федерации, – заявил перед голосованием Борис Немцов.
       Опасения центристов куда проще. В случае, если референдум принесет коммунистам положительный результат, прокремлевскому большинству в следующей Думе (а в своей победе они не сомневаются, как не сомневались и в исходе голосования) придется этот результат учесть. И принимать соответствующие законы. В противном случае может случиться конституционный коллапс.
       Но после первого голосования коллапс чуть не наступил у самих центристов. Закон, для которого было необходимо 300 голосов, набрал 299. Процедуру повторили. Депутат Олег Королев (ОВР) попросил коллег голосовать помедленнее. Во второй раз за закон медленно отдали голоса 297 депутатов. Можете представить чувства коммунистов. Но в Госдуме есть универсальное средство для устранения подобных ЧП. Называется «перерыв». Как правило, одного перерыва достаточно для того, чтобы народные избранники уяснили правильное расположение кнопок. За таким ликбезом депутатов застал противник законопроекта Юшенков: «Сейчас они сидят в кулуарах и анализируют. Сегодня Госдума превращена в половую тряпку, о которую администрация президента вытирает ноги. А депутаты превращены в чиновников, которые обязаны выполнять решения администрации президента. Они лгут, что выступают против референдума КПРФ. Вранье все это. Они выполняют указания из Кремля. И в данный момент отчитываются: почему депутат Фомин (СПС) не проголосовал за этот закон. Я это слышал своими ушами».
       Но сторонники закона не терялись. «Закон должны принять», – сказал как отрезал в антракте Александр Котенков. И в третий раз закинули проект в пучину думскую, и пришел он с тиной болотною – 297 голосов. Геннадий Селезнев снял вопрос с повестки.
       Что в этом случае делал бы нормальный парламент? Работал по повестке, а проваленный проект переработали бы в комитете и внесли позже в другом виде. Так было бы в прошлом созыве, когда Дума не знала, что такое конструктивная работа с администрацией президента. Но депутаты отменили встречу с премьером Касьяновым. В Думу прибыл зам главы АП Владислав Сурков. Вернулся откуда-то Геннадий Селезнев. В поправки внесли еще одну – мораторий не распространяется на международные обязательства России. (То есть на референдум по вопросу объединения с Белоруссией.) За это проголосовал даже спикер. 304 голоса «за». Словоохотливые товарищи Зюганов и Харитонов аж дара речи лишились.
       Коммунистов не жалко. Вопросы их референдума либо риторические, либо глупые. Жалко этот «институт демократии», которым так грубо и топорно манипулируют кремлевские функционеры. Совершенно странно, казалось бы, вел себя СПС. Ведь не далее как в понедельник «правые» говорили о желании провести референдум по поводу возвращения на Лубянку пугала Дзержинского. Но уже в четверг ситуация прояснилась: Владислав Сурков заявил о том, что в Кремле не поддерживают идею восстановления памятника.
       Конечно, второе и третье чтения проекта пришлось перенести на пятницу. Но свою главную задачу в этот день парламент выполнил. А рыбку съедят потом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera