Сюжеты

АДМИНИСТРАТИВНО-ВООРУЖЕННЫЙ РЕСУРС

Этот материал вышел в № 70 от 23 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Разгул амбиций с бандитским уклоном – это и есть сегодня выборы по-нашему, по-русски, и неважно, что дело происходит в Чечне Мы продолжаем подбирать штрихи к портрету Ахмата-Хаджи Кадырова, главы Чеченской Республики, назначенного...


Разгул амбиций с бандитским уклоном – это и есть сегодня выборы по-нашему, по-русски, и неважно, что дело происходит в Чечне
       
       Мы продолжаем подбирать штрихи к портрету Ахмата-Хаджи Кадырова, главы Чеченской Республики, назначенного президентом Путиным более двух лет назад, — это продолжение темы, начатой в № 68 нашей газеты, где мы сообщили о существовании незаконного вооруженного формирования под видом «охраны Кадырова», замеченного в том, что промышляет похищениями людей и располагает собственной «внутренней» тюрьмой в селении Центорой Курчалоевского района Чечни.
       
       Почему?
       В этой истории пока больше вопросов, чем ответов. И главный из них: почему?
       Почему Кадырову все позволено? Почему он смеет вести себя именно так, а не иначе? Куда смотрят спецслужбы, которыми набита зона «антитеррористической операции»?
       Все сложное, как водится, имеет очень простые объяснения. Данный случай – не исключение: ответы на поставленные вопросы примитивны и циничны. Люди, следы которых теряются в Центорое, мучаются и исчезают всего лишь по причине электоральной слабости Кадырова. В этом — корень трагедии.
       Дело в том, что бывшего муфтия полностью захватила страсть быть «всенародно избранным», — во что бы то ни стало он хочет стать равным с Масхадовым, получить ту же, что у него, легитимность. Ведь сейчас Кадыров, быть может, и глава республики, но неполноценный – только лишь назначенный. И власти у него в принципе с гулькин нос. А хочется-то всю. И так сильно хочется, что в пылу этого безумства совсем не остается места для здравого смысла.
       Итак, незаконное вооруженное формирование, в просторечии именуемое «охраной Кадырова», гоняется за врагами Кадырова. Теми, кто будет явными его противниками, когда военно-политический процесс в Чечне все-таки подойдет к выборной черте.
       Прежде всего враги – это так называемые ичкерийцы (те, кто служил и поддерживал Чеченскую Республику Ичкерия и президента Масхадова), ваххабиты, члены ваххабитских джамаатов, подрывники, сочувствующие всем вышеперечисленным, а также слишком дудаевцы, когда-либо рьяно поддерживавшие идею отделения Чечни от России...
       Именно здесь – направление главного удара «охраны Кадырова», нигде не зарегистрированной, не имеющей правового статуса вооруженной бригады. Естественно, подобный подход находит полное понимание и Объединенной группировки войск, и сотрудников ФСБ, ответственных за проведение «антитеррористической операции на Северном Кавказе». А так как разговор о методах борьбы с терроризмом и их силовой чрезмерности давно даже не идет, поскольку чрезмерность по умолчанию признана нормой, то Кадыров с его явным отклонением в сторону «эскадронов смерти» ничем особенным и не выделяется на общем фоне.
       Однако вседозволенность – мама личной разнузданности, она дает шанс расплатиться со всеми обидчиками, накопленными за жизнь. Необязательно быть политическими и идеологическими врагами шефа, чтобы попасть под каток «охраны Кадырова», быть похищенным и оказаться в центороевских застенках. Вторая категория людей, против которых действуют «охранники», — это совсем случайные люди. На первый взгляд, конечно. Многие из них — те, кто когда-то, в молодые годы, просто чем-то насолил Кадырову лично либо был с ним неласков в пору его религиозной карьеры...
       Смешно, конечно, такое сведение счетов... Если бы не то обстоятельство, что людей этих больше нет.
       
       Турко
       Третья, и особая, категория людей, попавших в поле зрения «охраны Кадырова» и сгинувших, – это неформальные лидеры чеченских сел. Те, кто волею военных обстоятельств – от безысходности происходящего, от того, что негде искать защиты, — оказались очень активны в своих районах и селах и продемонстрировали свою яркую харизму. Шеф республики углядел в их растущей популярности среди народа опасность для себя на будущих выборах. И не в том смысле, что они могут оказаться избранными, – нет, конечно. Турко Дикаев, например, никуда и не собирался... Просто они показали, что могут успешно агитировать в своих селах, и это будет агитация не за Кадырова.
       Турко Дикаев – из числа личных друзей Кадырова, причем с давних лет. Однако это его не спасло. В последние месяцы Турко оказался в числе типичных народных неформальных лидеров поневоле — от безвоздушности чиновничьего пространства вокруг, по принципу: кто-то же должен делать необходимое, когда все разбежались от страха по кустам.
       Так вот, в августе этого года при весьма странных обстоятельствах, позволяющих подозревать причастность к этому «охраны Кадырова», Турко Дикаев погиб. К этому моменту он, личность яркая и ответственная, уже стал главой администрации селения Цоцан-Юрт Курчалоевского района. Ответственная не потому, что его кто-то назначил быть ответственным, — он сам так себя чувствовал на свете.
       Как известно, Цоцан-Юрт – село с тяжелейшей нынешней историей. Новый, 2002 год начался для цоцанюртовцев с одной из самых страшных «зачисток», которую видела Чечня. 1 января солдаты входили в дома и говорили: «С новым горем!». И тут же доказывали слова делом: мародерство, убийства, пытки, насилия... Тогдашний глава администрации попросту драпанул из села, а военные, даже чтобы разговаривать о выдаче трупов, требовали только главу. И вот тогда Турко, будучи одним из совета старейшин Цоцан-Юрта, взял на себя ответственность за положение дел. Как настоящий глава.
       Мы встретились в начале марта. На центральном «пятачке» Цоцан-Юрта шел круглосуточный поминальный митинг по жертвам «зачисток». Турко не спал уже несколько суток – он просто не мог спать и погибал от высокого давления. Бесконечные набеги военных на измученное село сменились к весне новой пыткой: почти ежедневно кто-то методично подбрасывал на окраину Цоцан-Юрта изуродованные трупы. Люди жили в шоке и панике, они взывали к Турко, а он не мог дозваться в село хоть каких-то властей из Грозного... И метался в поисках облегчения участи односельчан. Пытался договориться с федералами, мотался в Грозный, стремясь добиться аудиенции у старого друга — Кадырова...
       Но тот не принимал и даже не пускал Турко на порог, в предбанник. А начальник кадыровской охраны, расхаживая по коридорам правительственного комплекса, уверял всех, что только так жестко и надо, потому что Цоцан-Юрт – оплот и символ бандитизма и там, в засаде, погибли «их люди», и потому не может быть и речи о том, чтобы обратить «высочайшее» внимание на беды цоцанюртовцев...
       Предлагаю вычленить главное: Кадыров предложил селу выживать, как придется, абсолютно суверенно от него. То есть Кадыров сдал власть в Цоцан-Юрте. А Турко просто не предал своих людей – и он власть принял. И сделал все, что мог, для односельчан в самый тяжкий для них момент. И именно поэтому завоевал огромный авторитет, никогда, кстати, не скрывая, что разуверился в моральных качествах Кадырова. И?.. И – все. Убит.
       Турко предчувствовал подобный итог и лично мне говорил, откуда он ждет главную для себя опасность: от Кадырова, который, как паровоз, прет к выборам имени себя и сметает со своего пути тех, кто может ему помешать. Даже словом, например. Как Турко.
       Он оказался опасен только потому, что его точка зрения могла бы отнять у Кадырова (по мысли самого Кадырова) часть голосов...
       
       Выбери меня. Только
       Это и есть ответ на главный вопрос: почему, собственно, есть кадыровщина, такая, какая она есть теперь? Банда готовит поле для выборов шефа, и это поле должно быть ровным. «Охранники» похищают и мучают людей, а его сынок их судит на пару с начальником «охраны», в результате люди исчезают. Потому что у Кадырова – всего лишь электоральный зуд. Он жаждет легитимности. Кадыров уже два года при власти — но на табуретке, а не на троне. Он и говорить-то, собственно, ни о чем другом не может, как о грядущей окончательной победе над Масхадовым; какой вопрос ни задай – все к одному сводит...
       Кадыров понимает: только выборы будут означать для него окончательную победу над старым товарищем, духовным учеником и по совместительству врагом № 1. Ради этой победы Кадыров даже написал новую конституцию Чечни – под себя. Потому что выборы надо проводить в соответствии с конституцией, а она в Чечне имеется только дудаевско-масхадовская, и по ней уже избран президент... И Кадыров даже договорился с Кремлем, что ноябрь – лучшее время для возможного референдума по новой конституции. Ведь надо спешить, пока в Чечне полно войск, способных «правильно» проголосовать при расчистке пути к трону...
       Все вроде предусмотрел, кроме одного.

       Есть только одно «но»
       В этой паскудной истории о страстях человеческих со смертельным исходом есть одно принципиальное обстоятельство, которое упорно скидывает со счетов Кремль, продолжая оказывать упорную поддержку именно такой личности, как Кадыров, и эта поддержка в конечном счете и развязывает последнему руки.
       Дело в том, что Кадыров может сегодня строить какие угодно планы относительно чеченского трона и, быть может, даже будет коронован «выборным путем», но только при условии сохранения многотысячного голосующего силового контингента в «свободно изъявляющей» зоне.
       А как быть с авторитетом? Которого катастрофически не было и нет. И два года губернаторства по указу опять же оказались потрачены не на приобретение любви народной, а на дальнейшее падение... Ведь если накануне своих выборов в президенты Путин был «пирожком ни с чем» и с начинкой можно было манипулировать, то с Кадыровым подобный трюк не пройдет. Он – рулет с ядом, об этом знает вся Чечня.
       Так, как можно строить кадровую политику страны на глухих, как тюремная стена, антирейтингах, подобных кадыровскому, толкающих его носителя во все тяжкие? Не преступление ли это уже само по себе? Против народа, бесконечно уставшего ждать освобождения от войны, беды, похорон, трупов, пыток?.. Если вы не знаете фамилий достойных людей в Чечне, спросите тех, кто знает. Ведь так все просто... И тогда кому-то будет сохранена жизнь...
       
       Кавычки
       В редакции возник спор. Как писать: кадыровцы или «кадыровцы»? Охрана или «охрана»? Антитеррористическая операция или «антитеррористическая операция»?..
       Мнения разделились. С точки зрения грамматической, все вроде ясно, без кавычек. Но современная чеченская реальность настолько лжива, что политика не дает шанса соблюдать грамматические правила. В Чечне все – в кавычках. Потому что нелегитимная война в нелегитимно существующей зоне. Нелегитимная власть плодит нелегитимных бойцов. Узел завязан уже так крепко, что трудно представить, как его станут распутывать, даже если в одночасье прозреют те, у кого в руках власть и, возможно, ответственность в сознании.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera