Сюжеты

ВЫЗЫВАЮ СЕБЯ НА ДОПРОС

Этот материал вышел в № 70 от 23 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Избранные главы Поставьте памятник Цхаю**. О знаменитой опере, банде террористов и банкире Кивилиди У данной темы есть длинная предыстория, которая для меня началась в 1994 году, перед первой чеченской войной. В это время я сидел в одном...


       
Избранные главы
Поставьте памятник Цхаю**. О знаменитой опере, банде террористов и банкире Кивилиди


       
       У данной темы есть длинная предыстория, которая для меня началась в 1994 году, перед первой чеченской войной. В это время я сидел в одном кабинете с Женей Макеевым. Он разрабатывал банду Лазовского.
       18 ноября 1994 года в Москве на железнодорожном мосту через Яузу произошел взрыв. Бомба, видимо, взорвалась случайно в момент минирования полотна. Был обнаружен труп подрывника — капитана Андрея Щеленкова, сотрудника нефтяной компании «Ланако». Руководителем фирмы был Максим Лазовский. Вскоре после взрыва на мосту произошел взрыв в городском автобусе на ВДНХ — это был первый теракт в Москве. Пострадал шофер. Два года спустя в совершении теракта признался шофер Лазовского Владимир Акимов.
       — Кому нужно было минировать железнодорожный мост и взрывать пустой автобус?
       — А вспомни. Первая чеченская война началась через пару месяцев. Во взрывах 94-го года сразу обвинили чеченцев, было заявление Сосковца, что готовятся группы террористов для засылки в Москву.
       Московский угрозыск совместно с нашим управлением начал разрабатывать Лазовского, и выяснилось, что за ним — большое количество преступлений. Его дали в розыск по статье «Бандитизм». Лазовский был задержан вместе с офицером Московского управления ФСБ майором Алексеем Юмашкиным. Об этом написано в книге «ФСБ взрывает Россию». То есть офицер Управления по незаконным бандформированиям ФСБ ездил с лицом, находившимся в розыске за бандитизм. Естественно, выяснилось, что Лазовский — тоже агент Управления ФСБ по Москве и Московской области. Погибший подрывник также числился в списках агентов ФСБ.
       Лазовский и его банда совершили похищение Феликса Львова из VIP-зала аэропорта «Шереметьево-1». При этом Львову было предъявлено удостоверение сотрудника ФСБ. Его вывели прямо из таможенной зоны, увезли, а через несколько дней нашли убитым.
       Лазовского посадил в тюрьму Владимир Цхай из МУРа, который работал по этому делу вместе с Макеевым. Он сам его арестовывал. Цхай — замечательный профессионал, сыщик от Бога. Это был лучший сыщик России, и он ничего не боялся.
       Просидел Лазовский недолго, года три…
       Кроме того, был осужден за теракты один из сотрудников фирмы «Ланако», подполковник Воробьев, который был агентом спецслужб (в его уголовное дело из ФСБ пришла положительная характеристика). Воробьев был осужден за взрыв автобуса, получил три года за терроризм, а того, кто с ним минировал автобус, Акимова, вообще отпустили из зала суда.
       Что интересно: Лазовского и Воробьева осудили за взрывы 94-го года, вроде бы их вина доказана, но никто даже не поинтересовался, кто же у них заказчик? Не сами же они решили мост да автобус взрывать ни с того ни с сего?
       А ведь Воробьев в последнем слове назвал приговор «издевательством над спецслужбами». Еще бы — за выполнение боевого задания дали срок.
       Вторая серия взрывов произошла летом 96-го года. Сначала в метро «Тульская» — четверо убитых, 12 раненых; 11 июля в троллейбусе на Пушкинской — шестеро раненых, 12 июля в троллейбусе на проспекте Мира — 28 раненых. И опять заговорили о чеченцах — Лужков пообещал выселить их из Москвы.
       — А в это время в Чечне…
       — А в это время в Чечне мы проигрывали, и начались мирные переговоры, так что непонятно, зачем чеченцам были нужны эти взрывы. Правда, сорвать переговоры не удалось — в конце августа Лебедь подписал с Масхадовым Хасавюртовское соглашение.
       Цхай был уверен, что вторая серия взрывов — тоже дело рук банды Лазовского вкупе с ФСБ.
       — На Лубянке хотя бы между собой об этом говорили?
       — Конечно. Макеев это знал. Его это просто из себя выводило. Он порядочный, честный парень, десантник бывший. Читает публикации, где написано, что чеченцы, чеченцы… Один раз сказал: «Какие чеченцы?!». Тогда Макеева уволили. Всех повыгоняли. Отдел разогнали.
       — А Цхай?
       — Цхай скоропостижно скончался при странных обстоятельствах 12 апреля 1997 года в возрасте 39 лет. Диагноз: цирроз печени, хотя он не пил и не курил.
       Незадолго до его смерти я завербовал одного из людей Лазовского, Сергея Погосова (оперативный псевдоним Григорий), и тот рассказал мне все, что знал о банде и о ее связях с ФСБ. От Погосова я узнал, что эта бригада — не бандиты, а скорее секретное подразделение, которое решает государственные задачи, устраняет людей, организует теракты. Лазовский был всего лишь исполнитель. Приказы исходили от кого-то из нашего руководства.
       Погосов прямо сказал мне, что Цхаю — конец, что ФСБ ему не простит разгрома команды Лазовского. Я передал это Цхаю лично. А мне Погосов искренне советовал держаться подальше от этого дела.
       Как только я начал работать с Погосовым, мне стали звонить из Московского управления, сначала с просьбами, а потом и с требованиями отказаться от услуг моего нового агента. Я не реагировал. В конце концов мое начальство распорядилось прекратить все контакты с Погосовым.
       — Что ты думаешь о смерти Цхая?
       — Думаю, его отравили. Он сгорел у всех на глазах. За два месяца. Наблюдать это было страшно. Его смотрели лучшие доктора, но помочь уже не мог никто. Смерть Владимира была как показательная казнь для всех оперов. Так будет с каждым. Они ведь убивали лучших из нас.
       Да и первый случай. Помнишь банкира Кивилиди? Того отравили ядом, заложенным в телефонную трубку. И Цхаю, наверное, что-нибудь подсыпали. У ФСБ есть спецлаборатория для этих целей на Краснобогатырской улице. ***
       
       Перед смертью на Цхая давили. Из Московского УФСБ несколько раз звонили в МУР, требовали прекратить «дело банды Лазовского». Со смертью Цхая оно и прекратилось.
       — Странная смерть Лазовского тоже подтверждает версию о его участии в терактах в Москве?
       — Да, Лазовского убили в 2000 году, уже после взрывов и в тот день, когда должны были арестовать второй раз. Красивое совпадение.
       — Правда, что на похоронах Цхая из ФСБ был ты один?
       — Как мне сказал начальник МУРа Голованов: «Ты единственный, кто из ФСБ пришел с ним проститься». Может, позже еще кто-то пришел. Я никого не видел. Со слов Голованова — больше никто так и не пришел.
       — У меня сложилось впечатление, что успехи Цхая в поисках террористов и бандитов во многом были возможны только потому, что он исходил в своей работе из того, что против него действует ФСБ.
       — Не думаю. Цхай был просто сыщик, который собирал доказательства. Причем талантливо это делал. Цепочка следов привела его… в ФСБ. Он не предполагал, а просто на нее вышел. Ему было без разницы — ФСБ, ЦРУ, ФБР. Для Цхая существовали преступление и лицо, его совершившее. Нарушил закон, неси ответственность. Я уверен на сто процентов, что если бы Цхай вышел по следам на начальника МУРа, он бы ему в кабинете наручники надел. Такой был человек, и за это его уважали. Когда мы стояли на похоронах, Голованов плакал и говорил: «Я был за ним как за каменной стеной. Я ему доверял. Ему можно было доверить все».
       Будь моя воля, я на Лубянке вместо Феликса поставил бы памятник Цхаю. Он это заслужил.
       
       ** Цхай Владимир Ильич — замначальника УУР ГУВД Москвы, полковник милиции, умер в 1999 г.
       *** На с. 134 той же книги Литвиненко прочно указывает, что «всем было уже известно, каким ядом отравлен Кивилиди», намекая на лабораторию ФСБ.

       Далее читайте: Анализ показаний Литвиненко с точки зрения прокуроров и его бывших коллег
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera