Сюжеты

ПРОДУКТЫ РАСПАДА

Этот материал вышел в № 70 от 23 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анализ показаний Литвиненко с точки зрения прокуроров и его бывших коллег Скандалы вокруг опальных чекистов имеют нечто общее. Персонажи, вокруг которых они разгорались, заявили о себе в девяностых годах, когда система госбезопасности,...


Анализ показаний Литвиненко с точки зрения прокуроров и его бывших коллег
       


       Скандалы вокруг опальных чекистов имеют нечто общее. Персонажи, вокруг которых они разгорались, заявили о себе в девяностых годах, когда система госбезопасности, как, впрочем, и остальные госсистемы, переживала не лучшие времена. Сами контрразведчики говорили о разложении — и внутреннем, и внешнем, упоминали, что их нынешние генералы в КГБ СССР не стали бы и майорами, а селекция кадров попросту отсутствовала, поскольку выбирать было не из кого... Так что опальные их коллеги — не просто порождение спецслужбы, а скорее продукты ее распада. Официальные структуры не вступают в полемику с Литвиненко, поэтому эксперты, предоставившие редакции свою точку зрения, своих фамилий не называют.
       К Александру Литвиненко можно относиться по-разному. В интервью он и сам признал, что в других обстоятельствах, не случись олигаршьей борьбы, политических раздоров и интриг, его судьба сложилась бы иначе — не оказался бы он с Березовским, не бежал бы за границу... И все же, хотя что-то из рассказанного им, особенно касательно «рязанских учений», и заслуживает определенного внимания, позволю себе усомниться в его компетентности. Этот опальный чекист — явление своего времени.
       Александр Литвиненко оказался в Управлении по борьбе с терроризмом (УБТ) госбезопасности совершенно случайно. Его привел Александр Платонов, который стал начальником отдела в УБТ. До этого Платонов служил особистом в дивизии Дзержинского, его супруга возглавляла спецбуфет на Лубянке, а Александр Литвиненко был конвоиром и имел дело в основном с заключенными. Затем некоторое время работал у Платонова водителем и был им завербован.
       Новые сослуживцы смотрели на Литвиненко косо. Милиционер, да еще конвоир, протеже начальника отдела на майорской должности старшего оперативника... Всего несколько лет назад об этом и речи быть не могло. И Литвиненко устроили «прием»: отметили с ним назначение, добавив в портвейн немного спирта. Тот расслабился, рассказал о себе лишнее, и с тех пор отношения не сложились. Не усидел даже в одном кабинете с коллегами — пришлось пересаживаться поближе к Платонову.
       В итоге за два года Александр Литвиненко не завел ни одного дела оперативного учета, не было у него и литерных дел. Это означает, что серьезную информацию по службе он не собирал, с агентами практически не встречался. Именно поэтому сложно поверить в его активную официальную работу по делу об убийстве Листьева. (Расследование относится как раз к этому периоду.) Заданий по этому поводу Литвиненко не получал, в следственную группу не входил.
       Его разговоры с Коржаковым — тоже под вопросом. Старший опер, мягко говоря, не та фигура, которая могла выйти на всесильного в то время главу службы безопасности президента. А вот с Березовским у Литвиненко отношения действительно сложились. И в деле об убийстве Листьева опальный чекист странным образом появился именно с этой стороны.
       Наши источники в Генпрокуратуре говорили, что причастность Березовского к убийству всерьез рассматривалась следствием. Листьева убили после того, как он разработал новую сетку вещания на ОРТ, здорово урезал рекламу и собирался ввести долгий мораторий на ее трансляцию.
       Странное совпадение, но все конторы, так или иначе связанные с рекламой на ОРТ, находились под контролем Березовского и близких ему людей: председатель совета директоров ЗАО «ОРТ-регион» (все по России) — Бадри Патаркацишвили, он же первый зам гендиректора ОРТ, директор по коммерции и финансам плюс ко всему один из функционеров «Объединенного банка» Березовского, который, в свою очередь, владел более чем 20% ЗАО «Евразия плюс ОРТ» (Казахстан).
       Сам Березовский, будучи членом совета «Объединенного банка» и гендиректором «АВВЫ», являлся еще и первым замом председателя совета директоров ОРТ, там же был гендиректор АО «ЛогоВАЗ» Жабоев, позднее первым замом председателя стал все тот же Патаркацишвили...
       А через два месяца после убийства Листьева вовсю заработало ЗАО «ОРТ-реклама». Его гендиректором был Сергей Лисовский, председателем совета директоров — Бадри Патаркацишвили. Патаркацишвили входил еще и в комиссию по лицензированию рекламных роликов к эфиру. Аккредитацию, то есть право изготавливать рекламу для ОРТ, получили «ЛогоВАЗ-пресс», «Лис'С», «Премьер СВ»... Так кто получил выгоду от устранения Листьева?
       Есть и другие данные, прямо противоположные тому, что говорит Литвиненко. В Генпрокуратуре была кассета с показаниями Григория Лернера — финансового афериста, который теперь находится в Израиле (был там арестован за махинации). На этой кассете он прямо говорил о том, что убийство Листьева «заказал» Березовский. Нас уверяли, что ее видел человек «семьи» — Рушайло, после чего по случайному совпадению она исчезла. А копия сохранилась у израильской полиции, которая не против ее выдачи. Сведения ничуть не хуже тех, что предлагает Литвиненко, только проверяются легче...
       По некоторым данным, официально не участвуя в следственных действиях, Александр Литвиненко все же подкинул руководству версию преступления, которая была очень популярна в милицейских кругах. Арестовали порядка тридцати человек, с Березовским никак не связанных. Через год их выпустили, извинившись... Допускаю, что Литвиненко искренне заблуждался. Но это отвлекло внимание от Бориса Абрамовича.
       Остальная часть истории о чуть ли не главной роли Литвиненко в расследовании дела Листьева, увы, сомнительна. Бывший милиционер, который еле держался на новой работе в чуждой ему среде, практически не имея агентуры, к сожалению, физически не мог подняться на высокий уровень основных фигурантов истории и проникнуть во все тайны этого преступления.
       Другие громкие дела, о которых рассказывает Александр Литвиненко, также не имеют к нему никакого отношения.
       Его рассказы об убийстве банкира Кивилиди и депутата Галины Старовойтовой прокомментировал наш эксперт, бывший милиционер с 25-летним стажем оперативной работы:
       — Вопросы, которые задает Александр Литвиненко, в общем-то правильные. Их способен задать каждый оперативный работник. Но выводы, которые он делает, не имея ни малейших доказательств своей правоты, по меньшей мере, скороспелые. Есть в этих выводах некая политическая составляющая, а доказательств нет. Всего лишь версия, которую он почему-то возводит в ранг абсолютной истины.
       Добавлю только, что Александр Литвиненко перепутал даже лабораторию, из которой украли яд, отравивший Кивилиди. В материалах дела фигурирует не московская лаборатория ФСБ (неизвестно, есть ли такая), а армейская — в Подмосковье.
       Во всех этих делах действительно много вопросов. Но, к сожалению, Александр Литвиненко задает лишь некоторые из них. Весьма выборочно.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera