Сюжеты

ИЗ ТЕНИ В СВЕТ ПЕРЕБЕГАЯ

Этот материал вышел в № 70 от 23 Сентября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В футболе крутятся миллиарды долларов, а вокруг них – серьезные криминальные структуры О криминале редко что услышишь от спортивных функционеров. Не любят они эту тему. Если обобщить все ими сказанное, то получится весьма размытая картина:...


В футболе крутятся миллиарды долларов, а вокруг них – серьезные криминальные структуры
       


       О криминале редко что услышишь от спортивных функционеров. Не любят они эту тему. Если обобщить все ими сказанное, то получится весьма размытая картина: мол, если криминал и есть, то мы с ним не сталкивались, а если и пересекались, то буквально на секундочку, из-за временного помутнения сознания. А вообще наш футбол чист, как попка младенца. В это хотелось верить, но как-то с трудом получалось.
       Может быть, из-за врожденной недоверчивости. А может — из-за обреченного выражения глаз припертых к стене спортсменов. Или из-за фраз тех же функционеров: «Это не для прессы, так, чтобы знал». Или — из-за откровений людей, уже отошедших от околоспортивных дел: «Ты только имя мое не называй, мало ли что». Или — из-за постоянных известий о том, что где-то снова избит арбитр, футболист, функционер. Или из-за «дела Сычева»…
       Помнится, глава РФС Вячеслав Колосков в интервью «Новой газете» на вопрос о теневой стороне спорта ответил, что единственный негатив в его подопечной структуре – это подъемные, которые выплачивают игрокам при переходе в очередной клуб, — и все… Непонятно, правда, зачем в наших футбольных клубах не так давно создали институт офицеров безопасности, а высшие футбольные менеджеры плотно стали общаться с высшими чинами МВД. Неужели только ради того, чтобы разобраться с какими-то подъемными?
       И, наконец, все дискуссии по поводу того, присутствуют ли «теневые отношения» в российском спорте или нет, завершены. Точку поставили офицеры безопасности футбольной лиги и Министерство внутренних дел. И при МВД на прошлой неделе создан отдел, который будет заниматься криминалом в футболе.
       «Новая газета» неоднократно писала о связи криминала и спорта. А посему о том, что скрывают футбольные чиновники и околоспортивные дельцы, будем рассказывать мы. Этому будет посвящен отдельный цикл спортивных расследований. Мы попробуем объяснить рядовому болельщику, кто стоит за некоторыми клубами, почему футболисты вынуждены их покидать, как иногда «делается» результат.
       А начнем с беседы. Генеральный директор ПФЛ Виталий КРЕЧЕТОВ и помощник генерального директора ПФЛ по безопасности Михаил КОРШУН обычно интервью не дают. Но сегодня эти два отнюдь не последних человека в российском футболе фактически впервые откровенно признали наличие теневой составляющей в российском спорте.
       С Михаилом Коршуном я познакомился на заседании КДК по так называемому «делу Сычева». Потом я узнал, что Михаил Михайлович – бывший офицер МУРа, который почти три десятка лет только и занимался тем, что ловил преступников. И со спортом знаком по профессиональной необходимости, поскольку футбольное ведомство находилось на подотчетной ему территории. Я спросил его тогда: мол, вот вы, заняв кресло помощника гендиректора ПФЛ по безопасности, обнаружили кого-нибудь из своих бывших «подопечных» в футбольном мире? Михаил Михайлович ответил коротко: «Да…» И согласился на разговор.
       
       — Последние события в футболе очень жестко поставили вопрос о попытках криминальных структур внедриться в российский футбол, диктовать свои условия. Ваше желание плотнее сотрудничать с правоохранительными органами связано именно с этим?
       Виталий КРЕЧЕТОВ:
       — Если я бы сказал, что криминальные и теневые структуры не интересуются футболом, то погрешил бы против истины. Да, это есть. Мы очень пристально наблюдаем за этим процессом. И уже располагаем достаточно большим объемом информации.
       Михаил КОРШУН:
       — А что вы хотите — такое окружение, естественно, возникает там, где крутятся большие деньги. А в нашем футболе в разное время фигурировали цифры от трех с половиной до четырех миллиардов долларов…
       — Такой оборот и в нашем-то футболе?
       КОРШУН:
Да. И вообще, футбол давно пора признать бизнесом. Причем серьезным бизнесом. Это уже произошло явочным порядком. Просто для наведения порядка в этой отрасли нужно соответствующее признание и понимание со стороны правоохранительных органов и других властных структур. Почему, допустим, какие-нибудь никелевые компании с таким же оборотом средств считаются крупным бизнесом, а футбольные клубы, да и спорт вообще, нет?
       Только надо помнить, что футбол – это как бы спортивное министерство в другом спортивном министерстве. Потому что все футбольные федерации напрямую подчиняются УЕФА или ФИФА. А там не терпят разбирательств в судах, вне пределов «футбольного права». Футбольные законы сами по себе достаточно суровы, весьма консервативны и способны быстрее и жестче наказать нарушителя.
       На столе у Михаила Коршуна заверещал телефон. После короткого и напряженного разговора Михаил Михайлович пояснил:
       — Вот… Доложили обстановку, как прошла одна из игр. Мы получаем после каждого тура такие сводки: полная статистика плюс нарушения. Сообщили, что некий неизвестный Валера — человек из окружения одного из клубов — угрожал арбитру в момент подписания протокола матча.
       — Ну ситуация в принципе обычная. Постоянно об этом говорят даже сами судьи…
       КОРШУН:
Вот по этому поводу и будем разбираться в милиции, хотя и не сто процентов, что этот неизвестный будет опознан. Но сам факт нахождения постороннего в момент подписания протокола – это для нас достаточно серьезная тема для обсуждения. Судья обязан написать рапорт и объяснить, что на самом деле там произошло.
       КРЕЧЕТОВ: К сожалению, бывают случаи физического воздействия на судей. Не так давно это произошло в Нальчике. Тогда мы дисквалифицировали стадион. Такие случаи бывали и раньше.
       КОРШУН: Честно говоря, я изучал обращения арбитров. На мой взгляд, некоторые неприятности происходили с теми судьями, которые имели неделовые контакты с заинтересованными лицами.
       — Чуть раньше вы сказали, что футбол – это бизнес. Мне же порой часто приходится слышать совершенно обратное: мол, уж на чем не заработаешь, так это на футболе. Что это — ложь или заблуждение?
       — Эти люди заблуждаются. В футболе очень серьезные деньги очень серьезных людей. И рубль требует к себе серьезного отношения. Тем более если он положен на развитие, становление команды. У разных клубов — деньги разные. Если чем-то серьезным пахнет, естественно, нужно опасаться, что кто-то будет стараться приклеиться к клубу. Проникнуть в его структуру или руководящий орган.
       Многим кажется, что футбол заканчивается с финальным свистком судьи. Ничего подобного — он с 1863 года живет круглосуточно. И здесь уже руководители клубов должны нести ответственность: с кем они завязывают дружбу и зачем, кого подпускают к клубу. Ведь криминальные товарищи только поначалу улыбаются и предлагают свою помощь. Но если ты подпустил их к себе или пошел к ним за рублем, то отдавать надо будет два. А зачастую и больше.
       Поймите, сейчас действительно не хочется называть конкретные города и клубы, потому что некоторые из них пообещали исправиться, в других случаях работа только идет. Не хочется подсказывать, кто какие действия производит. Когда наступит время, вы первые об этом узнаете.
       КРЕЧЕТОВ: Мы получаем подобную информацию из разных источников. Руководители некоторых клубов были предупреждены, что если они не предпримут необходимых действий для того, чтобы освободиться от подобного рода окружения, то к ним будут применены меры в соответствии с регламентом плюс дополнительные меры по линии МВД.
       — Насколько мне известно, криминальные структуры очень плотно работают с клубами низших дивизионов. Неужели, например, у клуба первой или второй лиги есть такие средства, которые могли бы заинтересовать преступный элемент?
       КОРШУН: Очень даже привлекают внимание. Например, много говорится о подпольном тотализаторе. Иногда даже руководители футбола не догадывались о существовании какой-то определенной заинтересованной группы людей. Откуда в Москве мы можем знать, чем дышит у себя дома конкретный менеджер клуба.
       Невозможно заниматься воспитанием взрослых людей, но мы все равно их предупреждаем: обсуждаем эти вопросы на совещаниях, сообщаем об изменениях в законодательстве, о нашей совместной работе с правоохранительными органами тоже информируем. А клубное руководство уж само решает, что можно делать, а что нельзя. Но если после таких предупреждений они все-таки вступают в неблаговидные сделки с посторонними лицами, тут уже никуда не денешься.
       Бывали случаи, что футбольные руководители где-то на стороне занимались и другим бизнесом — квартирным, например, — и попались на чем-то. Возникает необходимость его проверки и, не дай бог, возбуждения уголовного дела. Естественно, все это сказывается и на клубе, и на команде. А при возбужденном деле та же самая налоговая полиция вправе приехать к нам сюда и проверить документацию, к примеру, по трансферным делам.
       КРЕЧЕТОВ: По налоговой линии тоже есть ряд претензий. Если клубы еще не поняли, что стоит быть законопослушными, то их жизнь научит. Но уже со значительными потерями. Какие руководители — такая и обстановка в клубах.
       КОРШУН: Иногда из-за подобных руководителей клубы просто исчезают из футбольного мира вообще. Вспомните нижегородский «Локомотив». Где он? А нет его больше. «Оазис» из Ярцева — то же самое. Можно назвать еще три-четыре команды. И все только потому, что руководители этих команд очень неосторожно обращались с клубными средствами.
       То же самое можно сказать и про спортсменов. Особенно если это популярная личность, к нему все стараются прилипнуть, в том числе и мошенники. Причем самого разного пошиба. Например, те, которые занимаются куплей и перепродажей автомобилей. Они ведь знают, что спортсмен без машины не может. И в принципе нет такого футболиста, у которого не было бы автомобиля, а у кого-то по две-три штуки…
       Мошенники начинают их окручивать – и не все этот прессинг выдерживают. А потом мы читаем в газетах: у одного угнали машину, у другого… Начинаем разбираться: оказывается, человек сам приблизил к себе сомнительного человека и в итоге от него пострадал.
       У тех криминальных структур поставлена задача: искать слабые места в различных сферах экономики. Футбол многие из них считают той заманчивой нишей, в которую грех не засунуть свою лапу. Через спортсмена, через футбольного руководителя, функционера, какого-нибудь агента. Кстати, у многих футболистов было бы гораздо меньше проблем, если бы они имели дело только с официальными агентами.
       А то смотришь, по тому же «делу Сычева»: то официальный агент всплывает, то неофициальный. И это не только Сычева касается. Достаточно посмотреть биографию многих других футболистов. Спрашивается: что их заставляет работать с этими людьми? То ли характером слабы, то ли окружение настолько сильно влияет…
       — А кто они – агенты официальные и неофициальные? Откуда взялись, ведь, по-моему, профессии агента в России не учат? Но между тем у иного футболиста их по 5—6 человек.
       КОРШУН:
У кого-то даже и больше. Есть официальные агенты. Они проходят процедуру подготовки и лицензирования в ФИФА, делают взносы в эту организацию и на вполне официальных основаниях занимаются своим делом. Бывает, конечно, когда они перехватывают игроков и президенты клубов начинают обижаться, но это — чисто рабочий момент.
       А вот неофициальные агенты влезли в этот бизнес путем запугивания и демонстрации своей силы. Это уже другой вопрос. Это та теневая часть спорта, с которой мы боремся.
       И многие поняли, что к нам можно обращаться напрямую, а не только в контрольно-дисциплинарную комиссию. Мы даем им разумные советы. И вообще, футболистам лучше обращаться к нам заранее, пока они еще ничего ни с кем не заключили.
       — Насколько я знаю, одним из явных свидетельств того, что вы реально можете помочь игроку, стала история с футболистом Тишковым.
       КОРШУН:
Я даже удивляюсь, как эта история не попала в печать. С Тишковым произошла вообще вопиющая история. Но ему все-таки заплатили 27 500 долларов задолженности. Заплатил клуб «Рубин» (Казань). Хотя и не хотели этого делать.
       Тишкову угрожали даже в стенах этого учреждения, где мы с вами сейчас находимся. И требовали отказаться от судебного иска. Но, что характерно, народный суд одного из районов Казани принял решение в пользу футболиста. Создан прецедент, ведь ранее многие сомневались в возможности подобного вердикта: мол, как это известный клуб, находящийся практически под патронажем мэра города, не смог повлиять на суд?..
       А суд вынес решение, в котором обязал «Рубин» выплатить задолженность. Я разговаривал с одним из теперь уже бывших руководителей этой команды, который и угрожал Тишкову. Доходчиво объяснил, что эти угрозы здесь, в Москве, могут привести к переезду в другое здание. А Тишков – молодец: действовал решительно, напористо и грамотно. И человек победил. Можно назвать еще десятки и десятки примеров оказания помощи игрокам со стороны футбольных органов.
       — Вы не могли бы назвать примерное процентное соотношение, скажем так, «тени» и «света» в нашем футболе?
       КРЕЧЕТОВ:
Эти пропорции нас ни к чему не приведут. Я не хотел бы детально комментировать, но что касается общего представления... Есть отдельные регионы и клубы, в которых так или иначе делают не очень чистые дела. Если они не прислушаются к нашим требованиям, то придется действовать уже через правоохранительные структуры. Работа идет деликатная, а информация несет серьезную нагрузку.
       — Почему вы вынуждены молчать – понятно. А вот почему молчат руководители клубов, которые часто сталкиваются с негативом в футболе?
       КОРШУН:
До этого они как могли, так и реагировали: обращались по назначению. А там, где дела у них зашли далеко и они сами оказались в каком-то неприглядном положении, тут же застеснялись, подумав, что это повредит их карьере. Но сейчас они вновь обращаются к нам.
       Раньше просто люди думали, что футбол есть футбол, вроде как сам в себе разберется. И много раз действительно сам разбирался, и не только футбол... Даже после того, как погибли большие спортивные функционеры: Бут в «Черноморце», Нечаева в «Спартаке», Валентин Сыч, еще, к сожалению, есть такие примеры, — это особо никого не растормошило. Только после создания в клубах института офицеров безопасности, когда руководство поставило определенные задачи, всерьез стали обращать внимание на жизнь в футболе, в том числе и за пределами зеленого газона.
       КРЕЧЕТОВ: Футбол же не инородное тело; мы отражение того, что происходит в нашей стране. Со всеми плюсами и минусами. Но, во всяком случае, беспредела в нашем футболе пока еще нет. Но хвалиться в этом плане нам нечем. Работа ведется. И все те, кто читает вашу газету, пусть об этом знают. Превращать наш футбол в футбольную Колумбию мы не позволим.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera