Сюжеты

ОН НЕ ВИДЕЛ СЫНА И НОВУЮ КВАРТИРУ

Этот материал вышел в № 72 от 02 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

День в семье пропавшего без вести подполковника Сергея Боряева 29 сентября исполнился год, как помощник военного коменданта по артиллерии Веденского района Чеченской Республики подполковник Сергей Константинович Боряев попал в плен. Тогда...


День в семье пропавшего без вести подполковника Сергея Боряева
       
       29 сентября исполнился год, как помощник военного коменданта по артиллерии Веденского района Чеченской Республики подполковник Сергей Константинович Боряев попал в плен. Тогда через удуговский сайт в интернете Хаттаб потребовал от военного командования обменять российского офицера на 25 человек.
       Пока велись переговоры об условиях обмена в конце октября прошлого года, в Курчалоевском районе, где предположительно держали российского офицера, началась операция федеральных войск по ликвидации бандформирований. После этого следы подполковника Боряева теряются.
       Одни, в том числе высокопоставленные военные и гражданские чиновники, говорили, что Боряев был убит бандитами, другие вселяли надежду. Такая же противоречивая информация шла к нам и со стороны чеченских посредников.
       Факт, что с тех пор не было ни одного человека, который лично видел подполковника Боряева живым или мертвым.
       Драматизм ситуации состоял еще и в том, что жена подполковника Боряева Инга ждала ребенка. И вела борьбу за спасение мужа. Она приехала в октябре прошлого года в Москву из военного гарнизона поселка Мулино Нижегородской области, где до командировки в Чечню служил Сергей Боряев, и пыталась достучаться до чиновников в Министерстве обороны, администрации президента…
       В те дни мы и встретились с Ингой у нас в редакции. В «Новой газете» вышел материал «Спасти подполковника Боряева».
       Героям фильма Стивена Спилберга «Спасти рядового Райана» ценой своих жизней удалось вызволить из плена американского солдата, единственного сына своей матери. Мы этого сделать в отношении подполковника Сергея Боряева пока не смогли.
       Спустя год «Новая газета» возвращает наших читателей к судьбе без вести пропавшего офицера, к судьбе его семьи, чтобы еще раз напомнить: мы не имеем права бросать попавших в беду на войне своих солдат и офицеров, их семьи.
       На прошлой неделе я приехал к Боряевым. Собралась вся семья. Инга с девятимесячным сыном на руках, которого назвала в честь мужа Сергеем, и ее главная помощница — 10-летняя дочь Виталина.
       Вместе со мной приехали к снохе Константин Иванович и Нина Николаевна Боряевы, родители пропавшего офицера.
       Они живут километрах в двадцати от Мулина — в поселке Ильиногорск.
       Пили чай, говорили о жизни, обсуждали планы, как и где искать Сергея Боряева-старшего
       

  
       — Мы рассчитываем в поисках Сергея на жителей Чечни, в том числе и на тех, кто так или иначе был связан с боевиками. Кроме того, необходимо просить помощи у наших друзей в таких передачах, как «Жди меня» телекомпании «ВИД» и «Забытый полк» Евгения Кириченко (ТВС).
       — Я стала бояться журналистов. От них часто исходит нездоровый ажиотаж. Во всяком случае, так случилось со мной.
       Я ждала ребенка, бегала по всем инстанциям, чтобы помогли в поисках мужа.
       Наша история получила широкую огласку. Журналисты начали доставать меня везде. От некоторых из них не исходило сочувствие, а только желание решить какие-то свои задачи.
       Меня доставали даже в роддоме. Я нервничала, врачи давали мне успокоительное. Местные бабушки, встречая меня, говорили: «А вот сегодня ты по телевизору не так плакала». Все это становилось невыносимо.
       — К сожалению, это обратная сторона участия СМИ. Нередко, чтобы выйти на похитителей людей и завязать с ними переговоры, мне приходилось обращаться через программу «Взгляд», «Жди меня». Так удалось найти рядового Евгения Щанова, мама которого приехала с Урала и три месяца приходила к нам в газету, как на работу. Другого солдата, Сергея Мандрюкова, он родом из далекой деревушки в Башкирии. Его отец также обратился за помощью в нашу редакцию. В итоге нам удалось вызволить из неволи этих ребят, как и многих других.
       А бабушки на лавочках, конечно же, будут все обсуждать.
       — Если бы только бабушки! После того как мне позвонили из программы «Забытый полк», меня ведь искали через войсковую часть, кто-то распустил слухи, что мой муж спокойно ходит по Чечне…
       И я боюсь за детей… Виталине в школе все что угодно могут сказать об отце.
       — Конечно, могут. Люди часто безжалостны. Есть и военные руководители, которые по должности ответственны за судьбы своих подчиненных, и, чтобы их не доставало начальство, требуют от родственников, чтобы они никому не жаловались.
       3 февраля этого года пропал экипаж вертолета пограничников в Чечне. Жен и матерей по сей день убеждают, чтобы они сидели тихо. Но они сами недавно обратились за помощью к нам, в редакцию, когда поняли, что эффективная работа по поиску их сыновей и мужей не ведется.
       Но, слава богу, есть люди и среди военных, которые действительно сочувствуют и помогают.
       — Конечно. Я очень благодарна командиру полка, в котором служил Сергей до Чечни, полковнику Владимиру Викторовичу Королеву. По его приказу Сергея восстановили в списках очередников на получение жилья, хотя он уже числился в штате Северо-Кавказского военного округа. И мы перед рождением сына получили эту прекрасную трехкомнатную квартиру. А до этого десять лет жили где придется, снимали чужое жилье.
       — Инга, а на какие средства сегодня живет семья подполковника Боряева?
       — Вот две недели, как я вышла на работу. Я учитель музыки в детском саду.
       — А с кем же остается Сергей Боряев-младший?
       — Наняла няню. Те часы, что я работаю, малыш находится у пожилой женщины. Зарплата у меня по нашим меркам большая — 3 тысячи рублей. Садик относится к военной части, и я считаюсь служащей. Выслуга у меня уже почти 13 лет.
       — Но ведь сейчас отменены все льготы для семей военнослужащих и вам приходится платить за квартиру в полном объеме? А это с телефоном не менее тысячи рублей. Третья часть вашей зарплаты.
       — Даже больше. Но из Чечни, из веденской комендатуры, мужу начисляют денежное содержание. Так, говорят, будет до года с момента его похищения.
       — Но ведь год уже прошел, что будет дальше?
       — Пока не знаю.
       — Деньги из Чечни присылают регулярно?
       — Нет, с задержками. Один раз пришлось ждать пять месяцев. Пожаловалась начальству. Из комендатуры Ведено сообщили, что мой муж уже в списках у них не значится и зарплата его начисляется по отдельной ведомости. А деньги то товарищи привезут, кто в отпуск едет, то по почте присылают. И каждый раз разные суммы. За август и сентябрь прошлого года привез отец Сергея. Он ездил в Чечню его искать
       В разговор вступает Константин Иванович Боряев.
       — До Грозного добирался на перекладных. Перед поездкой обратился за материальной помощью в совхоз, сейчас это акционерное общество, где проработал 30 лет электромехаником. Не помогли.
       Две недели пробыл в Чечне. 10 дней жил в комендатуре в Ведено.
       Конечно, все сочувствовали и пытались помочь. И комендант Чечни генерал Кизюн, и комендант Ведено полковник Шевелев. При мне Шевелев разговаривал по телефону с полевым командиром боевиков по поводу обмена.
       Он предложил чеченцу поговорить с отцом, то есть со мной. И тут связь почему-то прервалась Видимо, полевой командир не захотел со мной разговаривать.
       Потом в Ведено я встречался с местным жителем Мусой. Он сразу меня узнал: «Ты отец Сергея. Он хороший человек. Он нам помогал».
       Инга:
       — Потом мне сообщил один из офицеров комендатуры Ведено, он наш, мулинский, что боевики убили Мусу как свидетеля, знавшего о судьбе Сергея. И еще офицер сказал, что местная жительница Фатима также может что-то знать о Сергее.
       Константин Иванович Боряев:
       — В ноябре прошлого года к нам домой, в Ильиногорск, заехал знакомый таксист и сообщил, что от станции Ильино в военный гарнизон Мулино подвозил солдата-контрактника. У него были отрезаны пальцы на правой руке. Солдат сказал, что был в плену, ему пальцы отрезали боевики как снайперу. И главное, солдат сообщил, что вместе с ним, но в другом подвале держали подполковника Боряева.
       Инга:
       — Когда я об этом узнала, стала искать этого солдата через 245-й полк, но не нашла…
   
       Здесь я подумал: в этом вся наша система, вернее, отсутствие ее — поиска без вести пропавших. Ведь кто-то должен был из спецслужб побеседовать с этим солдатом, кто-то должен был сообщить об этом тем офицерам, которые занимаются пропавшими военнослужащими.
       Мы прошлись с Ингой по военному городку. Дома для семей офицеров были построены на немецкие деньги финнами. Инга показала детский сад, в котором работает, также построенный финнами, как и школа, в которой учится Виталина, с прекрасным спортивным залом и двумя бассейнами — для младших и старших школьников…
       Проснулся Сережа Боряев-младший. Удивительный ребенок! За все время, что я находился в семье Боряевых, он совсем не капризничал, вел себя очень спокойно. Дедушка с бабушкой по очереди играли с ним.
       А девятимесячный Сережа как будто что-то понимал из наших разговоров. Постоянно смотрел на меня каким-то особым взглядом, будто чувствовал, что этот незнакомец говорит о каком-то главном для него, Сережи, но пока неведомом человеке.
       …Вечер провел в Ильиногорске, у Константина Ивановича и Нины Николаевны Боряевых. Познакомился с младшим сыном Алексеем, 24-летним выпускником Нижегородской сельскохозяйственной академии.
       У него высшее образование, по закону положено год отслужить солдатом.
       Леша сказал, что собирается в армию. И только здесь, первый раз за все время, чуть всплакнула Нина Николаевна: «Не пущу! Пусть сначала Родина вернет мне старшего...».
       

       Нижегородская область

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera