Сюжеты

ЛЮБУ-ДОРОГО ПОСМОТРЕТЬ

Этот материал вышел в № 72 от 02 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Подружка нашего обозревателя Самсона пошла на поправку! Люба так и упала на бок. Доктор Льюис отбросил оружие в сторону… Жирафу Любовь обездвижили, чтобы провести плановую операцию. Любовь растет, ноги у нее растут, старый фиксатор (гипс)...


Подружка нашего обозревателя Самсона пошла на поправку!
       
       Люба так и упала на бок. Доктор Льюис отбросил оружие в сторону…
       Жирафу Любовь обездвижили, чтобы провести плановую операцию. Любовь растет, ноги у нее растут, старый фиксатор (гипс) не отвечает требованиям времени.
       А доктор Льюис — это анестезиолог с мировым именем. Джон.
       Невеста нашего Самсона, совсем еще девочка, повредила ногу в июле, когда летела из Америки якобы на смотрины. Говорят, ей обещали, что, если не понравится, вернется назад во Флориду. Дура малолетняя, знала бы она, сколько стоит «назад»…
       Но все обошлось, и молодые снюхались. При спаривании жирафов специалистам не придется идти на подлость. А то ведь бывает по-всякому…
       В Институте проблем экологии и эволюции РАН вязали, например, короткошерстную борзую. Борзая обнаглела. Она отказывалась встречаться с кобелем своей породы. Нашла постороннего бульдога и тыкалась ему в морду. Тогда суку обманули. Дали погулять с любимым, завели в темный двор и поставили сзади другого. И ничего. То есть все нормально. Родились прекрасные щенки…
       В отношениях Самсона и Любы такой метод не пройдет. Да он и не нужен! Только бы невеста выздоровела. А через три-четыре годика наступит…
       Половозрелость, короче говоря…
       
       «Заноси!» — крикнул Льюис на английском, и русские засуетились.
       Торопится. Пока Люба лежит, этим надо пользоваться. Льюис – голова. Так говорили в кулуарах «жирафника».
       Пятнадцать человек, «шухеривших» у входа, бросились в вольеру. С собой у них были посторонние предметы: рентгеновский аппарат, металлические пластины, ножовки...
       Льюис уложил девушку со второго раза. Первая ампула вошла неудачно, потому что Люба по неопытности не понимала, как ей лучше, и дернулась. В соседней вольере суженый Самсон смотрел, как мучается Люба, сам мучался, а помочь ничем не мог. И если кто-то думает, что жирафья любовь — романтическая выдумка вроде «Самсон Ленинградов, обозреватель «Новой газеты» (мол, сидит жираф за компьютером и набирает заметки), то он циник, но не знающий животной жизни.
       Когда Люба встала после операции и смогла доставать Самсона, она подошла к его клетке. Самсон облизывал ее красивую рыжую голову и шею, «склеенную» из неправильных рыжих в белую окантовку ромбов...
       
       Врач-ортопед из ЦИТО Цуканов и специалист по травмам лошадей Ник (из Англии) снимают старый гипс. Льюис делает интубационный (tuba – труба (лат.) наркоз, вставляет в Любино горло трубку.
       Трубка нужна, чтобы Люба не задохнулась. Пока она спит, доктор следит за давлением, контролирует пульс.
       Гипс сняли, а рентген показал, что нога ничего себе. Срастается потихоньку нога после операции от 14 июля (работа Льюиса).
       Осталась ранка, сантиметр в диаметре. Ногу моют и сушат прямо на месте. Пудрят детским тальком-присыпкой. Накладывают повязку, льют гипс, современный гипс из пластика голубого цвета. «По мокрому» не прорубают, а вырезают окно для маленькой ранки, чтобы она дышала.
       Льюис кричит: «Выметайтесь отсюда!» и еще что-то непонятное, все на родном Любином английском. На языке Самсона доктор знает только «здравству€йте» и «спасыбо болшоэ», но выражения не подходят к ситуации. Доктор изредка шипит, когда что-то не получается. Вот так: «Ш-ш-ш-и-ит»…
       Помощники убирают приборы, сено и доски. Доктор Льюис и лошад-Ник держат в руках голову пациентки. Вы не представляете, какие это крепкие мужчины…
       
       С Льюисом будить Любу остались завсекцией и замдиректора зоопарка. Они вместе стоят далековато от Любы, но близко к двери, чтобы успеть принять решение, если жирафа удивится тому, что увидит. Английский доктор в общем не страшный (см. фото), и жирафов у него за тридцать лет усыпления было уже пятнадцать. Но мало ли…
       Льюис колет антидот (буквально с греческого — «противоядие», а по смыслу — «антиусыпитель», или «будильник»)...
       Люба потихоньку встает на ноги. «Оу, ес», — говорит Льюис, глядя в щелку вольеры.
       Люба идет к Самсону.
       
       P.S. Сейчас Люба, которую мы помогли сотрудникам Московского зоопарка доставить к Самсону, чувствует себя прилично. После операции ее кормили сеном, а потом ветками (ветки вкуснее сена). Посещения больной, к сожалению, запрещены. Доктор прилетит к ней через шесть недель… Он за обедом потреблял говядину, кофе и шампанское «Надежда».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera