Сюжеты

ОТ ЛАВИН НЕ ЗАСТРАХОВАН ДАЖЕ ПРЕЗИДЕНТ

Этот материал вышел в № 73 от 03 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

После ледового обвала страна вспомнила законы гор Трагедии бывают очень эффективным средством от беспамятства. После ледникового обвала в горах Северной Осетии внезапно проснулся интерес к мнению и проблемам исследователей ледников, лавин...


После ледового обвала страна вспомнила законы гор
       
       Трагедии бывают очень эффективным средством от беспамятства. После ледникового обвала в горах Северной Осетии внезапно проснулся интерес к мнению и проблемам исследователей ледников, лавин и селевых потоков.
       С Натальей Володичевой, доцентом кафедры криолитологии и гляциологии МГУ, я встретился накануне ее очередной командировки на хребты Большого Кавказа — и поломал все ее планы. «Извини, мне некогда. Я опять даю интервью», – обреченно отвечала на каждый телефонный звонок Наталья Андреевна.
       О гляциологии и горах кандидат географических наук Володичева может рассказывать часами. Но постепенно тема нашего разговора переместилась в сферу психологии. Или психиатрии.
       
       – Катастрофа в долине Геналдона унесла человеческие жизни. Убытки исчисляются миллиардами рублей. Но за ледником Колка, махиной с репутацией ледника-убийцы, уже лет шесть никто не наблюдал. Это глупость? Или здесь уместны совсем другие слова?
       – Катастрофы такого типа случаются достаточно редко. Последняя пульсация ледника Колка была зафиксирована в конце 1969 – начале 1970 годов. До этого была катастрофа 1902 года. А человека, как известно, учит собственный опыт. В 1963 году был прорыв ледникового озера Иссык на Тянь-Шане. В это время там находился на отдыхе председатель Совмина СССР Алексей Косыгин. Его охрана среагировала мгновенно. Советского премьера успели вывезти из зоны бедствия, но там погибли несколько тысяч человек. Косыгин отнесся к этой трагедии абсолютно серьезно. Вскоре после этого вышло в свет постановление правительства СССР о создании в стране специальной гляциологической службы. Начались работы по изучению лавин. Были созданы карта лавиноопасных районов страны и карта зон селевой опасности.
       А сегодня проводить крупномасштабные работы не хочет никто. Это же деньги. И деньги немалые. Чтобы в дальнейшем отслеживать ледниковые процессы в районе того же Кармадона, потребуется не один год работы.
       – Сравним, к примеру, деньги, вложенные в фешенебельную горно-лыжную базу, и деньги, вложенные в проект по исследованию ледников. В чью пользу сравнение?
       – Без всяких сомнений, в науку вкладывается меньше денег. Мы, географы МГУ, получаем только гранты. Из бюджета – копейки. Хотя горы в нашей стране занимают больше 20% территории, а пятая часть наших гор находится в зоне лавинной и селевой опасности.
       Даже в Таджикистане до сих пор аэрокосмическими методами ведется мониторинг ледника Медвежий, который давал пульсации в 1963-м и 1973 годах. А наш собственный ледник мы прозевали.
       Еще один пример. На Камчатке исследованием взаимодействия оледенения и вулканизма занимается выпускник нашей кафедры Слава Муравьев. Его работы воспринимают на «ура» и финансируют… японцы.
       – Но после трагедии в Северной Осетии на гляциологические исследования, наверное, денег жалеть не будут? Тем более что туризм в высокогорье развивается бешеными темпами.
       – В Приэльбрусье есть совет по туризму. В этом совете работают люди, которые нам верят. Они нас привлекают по любым мелочам. На основе наших добрых взаимоотношений. За консультации, которые стоят баснословных денег, нам ничего не платят. А доцент Московского государственного университета с окладом 80 долларов в месяц – это все, что имеет отечественная наука.
       Недавно компания «Русская горно-лыжная школа» выиграла тендер на развитие горно-лыжного туризма на Эльбрусе. Они хотят заключить с нами договор. Но договора все нет. Мы уже проект написали. Пошел уже третий месяц, а пока одни только разговоры. По одному из пунктов мы должны сделать им электронную карту, и вдруг: «Мы решили обойтись местными средствами». Но если опять главная цель – заиметь задаром «золотые горы», то снова, к сожалению, получим очередную катастрофу.
       Очень жаль, когда зачастую принимаются административные решения вместо решений научно обоснованных.
       – На равнине такое поведение давно стало нормой. Но ведь с горами шутки плохи.
       – Прямо на Чегетской Поляне в Приэльбрусье идет повальная застройка территории. Но еще совсем недавно, в 1987 году, с гор сошла лавина, которая полностью завалила эту поляну. Лавина ударила в гостиницу «Чегет», которая была построена вопреки нашим рекомендациям. Снег лежал на уровне седьмого этажа гостиницы. Что вы думаете? Все прекрасно помнят об этом. Спрашиваем: «Почему вы строитесь в лавиноопасном месте?». А нам в ответ: «Мы успеем убежать». Это при скорости лавины 50 метров в секунду? При силе удара в 100 тонн на квадратный метр? Попробуй-ка убеги.
       От лавин не застрахован даже президент России. Престижный горно-лыжный курорт «Красная Поляна» тоже находится в лавиноопасной зоне. Ровно через год после того, как Путин катался там на лыжах, снежная лавина разрушила горно-лыжную трассу и вплотную подошла к ресторану, где он тогда обедал.
       Точно такой же подход к проблеме и в зонах селевой опасности. В 2000 году произошла катастрофа в Кабардино-Балкарии. На город Тырнауз сошел самый масштабный в XX веке на Кавказе сель. По самым скромным оценкам, четыре с половиной миллиона кубометров камней и грязи.
       Нельзя было строить в городе Тырнаузе девятиэтажные дома на пути движения селевых потоков. А их построили. Я показывала местным жителям фотографии города после катастрофы 1960 года, когда селевой поток прошел прямо посередине города. Они ничего не знали о потенциальной опасности. Но руководство Тырнауза имело на руках все материалы экспедиции географов МГУ. По этим материалам давно были даны необходимые рекомендации. Но рекомендации, видно, оказались в столе. И оттуда, похоже, так и не вынимались. В результате – трагедия 2000 года. Сколько тогда погибло людей, не знает никто. Под селевыми завалами нашли только восемь человек.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera