Сюжеты

ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ НИКТО НЕ ИЩЕТ

Этот материал вышел в № 74 от 07 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Комиссия при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести была создана при Борисе Ельцине в феврале 1996 года, в разгар первой чеченской кампании, по требованию общественности и депутатов Государственной Думы...


    
       Комиссия при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести была создана при Борисе Ельцине в феврале 1996 года, в разгар первой чеченской кампании, по требованию общественности и депутатов Государственной Думы
       
       Знает ли президент о существующей при нем комиссии?
       Тогда сотни матерей без вести пропавших солдат заполонили Чечню и своими силами разыскивали своих детей. И комиссия предназначалась для координации действий всех силовых структур по освобождению пленных и заложников. В ее состав вошли депутаты Госдумы, общественные деятели, военные. Возглавил комиссию директор Института военной истории генерал-майор Владимир Золотарев.
       При комиссии образовали рабочую группу из офицеров Минобороны, ФСБ, МВД и Федеральной пограничной службы, которые до 2000 года непосредственно работали в Чечне в контакте с командованием группировки и с местным населением, освобождая попавших в плен солдат и офицеров, разыскивая места захоронений погибших военнослужащих.
       Фактически результативная работа комиссии оборвалась при перемене президентской власти. Почти четыре тысячи пропавших без вести за две чеченские кампании, вероятно, показались кому-то незначительными в сравнении со 140-миллионным населением страны.
       Так или иначе, а рабочая группа Комиссии при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести деньги на свою работу уже не получает и — как результат — в Чечне не работает.
       С декабря 1994 года по сентябрь 2002 года без вести пропавшими в ходе двух чеченских кампаний числились 3976 военнослужащих и гражданских лиц. Кого-то удалось освободить, кого-то — идентифицировать в 124-й Центральной медико-криминалистической лаборатории в Ростове. Но по сей день без вести пропавшими числятся 638 человек. На их поиск у президентской комиссии средств нет.
       Почему? Администрация президента ссылается на то, что представитель президента в Южном федеральном округе Виктор Казанцев выразил готовность заниматься поисками без вести пропавших в Чечне силами Северо-Кавказского военного округа и местных силовых структур. Но реально этим Казанцев не занимается. Администрация президента от получения денег на работу президентской комиссии отказывается, хотя Министерство финансов по просьбе депутатов Государственной Думы нашло возможности для финансирования.
       Позиция чиновников в принципе объяснима. Действительно, зачем иметь постоянную головную боль на Старой площади?
       Но ведь по статусу комиссия по военнопленным действует не при администрации президента, а при самом президенте. И судьбу ее должен решить именно президент России.
       Надо заметить: многие уже легендарные офицеры, освободившие десятки пленных благодаря опыту и личному мужеству, — Бенчарский, Пилипенко и другие — уже не служат в Вооруженных силах. Места им не нашлось. Хотя опыт их уникален…
       
       Как опознают погибших в Чечне
       Учет погибших и пропавших без вести в Чечне военнослужащих возложен на специальный отдел, созданный при штабе тыла Вооруженных сил России. Этот же отдел должен организовать эксгумацию останков и доставку их для идентификации в 124-ю лабораторию, а также решать другие связанные с захоронением погибших задачи. Средства на эту работу есть. Они выделяются строкой бюджета «Прочие расходы» Министерству обороны. Увы, хотя деньги есть, и немалые, работа пока организована неэффективно.
       Как докладывал на последнем заседании Комиссии при президенте России по военнопленным начальник спецотдела тыла полковник Александр Диденко, этой работой занимаются нештатные команды, созданные из военнослужащих 58-й армии, дислоцированной во Владикавказе. Реально же ответственных в районе боевых действий нет.
       28 августа этого года в районе чеченского селения Старый Ачхой на территории, где в 1995—1996 годах боевики держали лагерь для пленных российских военнослужащих, силами прокуратуры, ФСБ, местной администрации и солдат были произведены эксгумационные работы. Предположительно здесь было уничтожено бандитами до 100 человек. Останки убитых были эксгумированы, но на идентификацию представлены не были.
       Не решив, что с ними делать, их снова захоронили.
       
       Еще раз о 124-й лаборатории
       Единственное, что эффективно функционирует в системе розыска, эксгумации и идентификации, — это 124-я медико-криминалистическая лаборатория. И в этом главная заслуга ее коллектива и начальника полковника Владимира Щербакова. Но и эту лабораторию чиновники пытаются ликвидировать. Мы писали об этом в материале «Забыть слово «неизвестный солдат» в «Новой газете» № 66 от 9 сентября этого года и ряде последующих публикаций. После публикации депутаты Государственной Думы Юрий Щекочихин и Алексей Арбатов направили запросы министру обороны России Сергею Иванову. Официальный ответ пока не получен. Но уже есть предварительная информация, что уникальную лабораторию не уничтожат в связи с реорганизацией. Видимо, настало время, когда эта проблема должна стать предметом обсуждения в Государственной Думе. Тогда и президент России вникнет в судьбу существующей при нем комиссии.
       

       военный обозреватель «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera