Сюжеты

«КОВЧЕГ» СЛОМАЛ СТЕРЕОТИПЫ И СПАС СЕМЬИ

Этот материал вышел в № 75 от 10 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Знакомьтесь – социальный психолог, член совета «Национального общества защиты детей от жестокого обращения», автор книги «Пути решения проблемы сиротства в России» Марина Дубровская. Поговорим? — Марина, мы так привыкли к термину...


       
       Знакомьтесь – социальный психолог, член совета «Национального общества защиты детей от жестокого обращения», автор книги «Пути решения проблемы сиротства в России» Марина Дубровская. Поговорим?
       
       — Марина, мы так привыкли к термину «социальные сироты», что сегодня услужливое воображение и в самом деле сразу нам рисует родителей-алкоголиков, у которых дети без присмотра. Но все больше и больше уходят ребята из семей внешне вполне благополучных. И вот есть в Москве такая школа – «Ковчег», собственно, вы-то сами мне когда-то, несколько лет назад, о ней и рассказали. Я помню свое первое потрясение: ученики этой школы участвовали в городской математической олимпиаде, заняли три первых места и все никак не находили времени для того, чтобы поехать за наградами.
       — Страх родителей, что ребенок окажется в этой жизни на обочине, что не справится с ней, этот страх заставляет все время обращать внимание на успехи ребенка. Успех здесь выступает как гарантия того, что ребенок, повзрослев, непременно впишется в эту нашу взрослую жизнь и будет успешен. Этот страх – он не всегда даже осознается, а потому он и не контролируется. И этот страх заставляет все время предъявлять повышенные требования, а эффект получается обратный.
       Вместо того чтобы становиться все крепче и крепче, ребенок становится в конце концов все слабее и слабее. Ему трудно почувствовать собственную ценность, а не почувствовав ее, трудно найти самого себя. Он чувствует, что ценность имеют только успехи, а именно их становится все меньше и меньше от такого напряжения всех сил. И вот в «Ковчеге», а это и школа, и одновременно и общественная организация, в состав которой входят вместе с учителями детские психологи, дефектологи, много разных нужных специалистов, — там стараются ценить самого ребенка, а его успех имеет прикладное значение.
       — Когда успехи имеют только прикладное значение, появляются гении. В этой школе есть дети, которые в уме перемножают трехзначные цифры, и есть мальчик, который, взглянув на полотно, видит 48 оттенков коричневого цвета.
       — И это именно те ребята, которые в других каких-то школах, лицеях и гимназиях казались никакими. Они были запряжены в необходимость догнать остальных, соответствовать стандартам и не могли этого сделать. Вот эти ребята вдруг расцветают в «Ковчеге». Расцветают, потому что здесь с них сняли наложенную родителями, школами, гимназиями необходимость соответствия. Они начинают соответствовать только самим себе, а школа только поддерживает их в этом…
       — Я была в этой школе снова недавно. Долго не могла понять, что здесь так непохоже на все другие школы. А потом я поняла: фотографии на стенах. В любой школе – это доски почета для отличников или для тех ребят, кто чем-то выделился. «Передовики производства, отличники», если перейти на теперь уже древний советский язык. А здесь в каждом классе фотографии всех без исключения. Групповые снимки, отдельные, но всех, снятые в какие-то удачно-улыбчивые моменты.
       — Успех – не измеритель тебя, вот что сразу здесь чувствует ребенок. Ты не измеряешься своими школьными успехами. Ты вообще не измеряешься!
       — Директор этой школы Александра Михайловна Ленартович рассказывала мне о том, как она пришла к идее этой школы. Все говорили, что в России — лучшее в мире образование, а ее все время мучил вопрос: почему у нас люди с таким хорошим образованием так плохо живут? Зачем образование, если оно не дает жить нормально, достойно и красиво? Еще она сказала, что, читая художественную литературу, всегда точно чувствует, какое детство было у автора книги. Люди, которые были надломлены в детстве, они выживают в трудных обстоятельствах, но только физически, не духовно. А духовно выживают лишь те, чьи души в детстве щадили, не унижали. Они росли свободными людьми. Свободные люди – они всегда терпимые, у них не возникает желания кого-то унизить. Кого-то считать человеком второго сорта. И школа «Ковчег» – интеграционная школа, где учатся самые разные дети: и здоровые, и с проблемами, есть ребята с аутизмом, есть глухие дети. Есть дети из довольно богатых семей и есть дети беженцев…
       — А расцветают все: и дети, и их родители, которые выпускают журналы, в которых вдруг появляются их собственные стихи. Зарисовки, рассказы. И вы видели, что делают в этой школе дети, я, например, ничего из того, что они творят, не умею. Не смогу так слепить из глины, не сыграю так на флейте, я так, как они, никогда не смогу станцевать. Мне слабо проехаться на «ковчеговской» лошади по имени Зозуля. Вот в этой атмосфере, где от детей не требуют успеха, они, выясняется, могут больше, чем в обычной школе.
       
       (Подробнее о «Ковчеге» читайте в следующем выпуске клуба-полосы «Инаколетние». Задавайте свои вопросы директору этой школы Александре Ленартович и психологу Марине Дубровской.)
       
       "Новая Газета"

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera