Сюжеты

ЗЕЛЕНАЯ ЭМИГРАЦИЯ

Этот материал вышел в № 76 от 14 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сначала уехали деньги, а потом их владельцы Вы заметили, что Россия пустила по миру новую волну эмиграции? Но в отличие от тех, кто уехал после Красного Октября, современные кутеповы, савинковы и милюковы сначала депортировали свои деньги,...


Сначала уехали деньги, а потом их владельцы
       
       Вы заметили, что Россия пустила по миру новую волну эмиграции? Но в отличие от тех, кто уехал после Красного Октября, современные кутеповы, савинковы и милюковы сначала депортировали свои деньги, а потом уже и их тела скрылись от предвзятого отечественного правосудия.
       Как и любая эмиграция, новая — неоднородна. Самая любопытная ее часть — бизнесовые политики: Березовский, Гусинский, Живило. Именно им в первую очередь заказано возвращение на родину. Физическое возвращение… Идеи и деньги границы пересекают спокойно. И если агитаторы-белогвардейцы надевали на ноги копыта и переходили контрольно-следовую полосу с багажом листовок, то нынешним эмигрантам вовсе не обязательно состязаться с Карацупой. Хотя бы потому, что существует интернет, да и бизнес их в России никто не национализировал.
       Эмигранты всегда играли в России особую роль — они со времен Герцена, беспрестанно звонившего в свой колокол, мешали жить существующей власти, превращаясь в центр сопротивления. Разные мотивы — цели одни: вернуться на родину и желательно на белом жеребце тире черном «Мерседесе». У уехавших ныне денежных тузов тоже выстроились с Россией принципиальные и серьезные отношения. Их по накалу страстей можно сравнить с белым эмигрантским сопротивлением, воевавшим с советской властью и ее передовым отрядом — ЧК. Сейчас Советов нет, но основной враг тот же — органы госбезопасности и та власть, которая на них опирается. Другой вопрос: закончат ли новые эмигранты так же, как Савинков и Кутепов? Или все-таки, как Ленин etc.?
       Они надеются на последний вариант. Других планов и быть не может: хотя новая волна невозвращенцев и денежная, но не настолько, чтобы начать приличный бизнес на Западе и стать там теми столпами общества, какими они были в России. Но все они устроены так, что должны действовать и руководить, только заниматься этим они способны лишь на родине. Хотя бы потому, что выросли не на законах, а на понятиях.
       Новая эмиграция живет своей жизнью: встречаются между собой, вытягивают соратников и даже пытаются аккумулировать денежные средства и политические ресурсы, дабы выполнить заветную мечту: написать на обломках самовластья свои имена, и желательно золотыми буквами.
       Де-факто лидером сопротивления является, конечно, Березовский, чья демонизация продолжается: исключили из партии, друзья и партнеры по бизнесу публично отреклись, его объявили во всесоюзный розыск, грозятся заявить в Интерпол. Осталось только предать Березовского анафеме, потому что из синагоги он ушел сам.
       У Березовского два серьезных рычага давления: деньги, которые у него есть там, и оставшийся бизнес в России. Если верить самому Борису Абрамовичу, то активов на родине у него немало. И так ли с ним серьезно поругался тот же Абрамович со своим чукотским шельфом и «Сибнефтью» — еще вопрос.
       Березовский занял позицию в оппозиции и прекрасно себя в ней чувствует. И став президентом, Борис Абрамович мог оказаться в оппозиции самому себе. Он оппозиционер по складу ума и характера. Это — креативная позиция, которая не дает политику засохнуть, а бизнесмена делает инвестиционно привлекательным.
       Мы можем только догадываться, но есть такое ощущение, что теперь Березовский пытается объединить всю «зеленую» эмиграцию: как крупных тузов типа Живило, так и тех, кто поменьше рангом. Между всеми этими людьми — масса противоречий, взаимные обиды, но — и мы знаем подобные примеры — бизнесмены способны наступить на горло самолюбию ради дела.
       Если предположить, что какой-то следующий олигарх дернет из страны, то Лондона ему не миновать, — он обязательно встретится с Березовским. Березовский будет бороться с нынешней властью всеми способами, потому что иного ему не дано — он слишком далеко зашел. Если власть и решится заключить с ним пакт о ненападении, подписав секретные протоколы, то сделает это только тогда, когда ей не будут грозить перевыборы, — то есть через два года. Есть ли основания для перемирия? Если вспомнить, что и власть, и Березовский — выходцы из одной семьи, то предпосылки для договора могут быть только экономическими.
       Главным союзником Березовского в «крестовом походе» может стать Живило — у них отчасти общий враг: не политический, а экономический. Вокруг Живило тоже кучкуются недовольные (особенно те, кого отодвинули от цветометаллургической кормушки, — Андреев, Быков), способные войти в тот же «орден крестоносцев».
       Естественно, все они вместе не смогут перевернуть мир и выступить на Финляндском вокзале с крыши «Брабуса», но повлиять могут на многое. Они серьезно и долго будут цвести и пахнуть на политической сцене, что неприятно в период выборов. Тем более что «сопротивление» это постоянно будет подпитываться новыми соратниками: наш бизнес просто, не без участия власти, устроен так, что без обиженных существовать не может, — постоянно кого-то кидают или сажают...
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera