Сюжеты

ВСЕМЭРСКИЙ ПОТОП

Этот материал вышел в № 76 от 14 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

О стихийных послед-ствиях наших бедствий Непонятно, почему осталось вне внимания Генпрокуратуры Министерство по природным ресурсам, которое несет ответственность за состояние водохранилищ, в частности Владимирского, которое и затопило...


О стихийных послед-ствиях наших бедствий
       

   
       Непонятно, почему осталось вне внимания Генпрокуратуры Министерство по природным ресурсам, которое несет ответственность за состояние водохранилищ, в частности Владимирского, которое и затопило город? Или главное занятие министра Артюхова и его подчиненных — «блатные» землеотводы на побережье?
       
       Обрушившийся 8 августа на Новороссийск смерч повлек за собой человеческие жертвы, разрушения объектов жизнеобеспечения, транспортных магистралей, объектов жилищно-коммунального хозяйства. Сегодня ясно, что причина чрезвычайной ситуации в том, что на протяжении последних лет оказались запущенны все гидротехнические сооружения, не проводилась расчистка ливневой канализации, русел рек, бесконтрольно застраивались зоны стока воды.
       Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по фактам превышения должностных полномочий и нецелевого использования бюджетных средств вице-губернатором Краснодарского края Леонидом Баклицким. Возбуждено уголовное дело по статье «Халатность», по которому проходят мэр Новороссийска Валерий Прохоренко и замначальника Гидрометцентра Карачаево-Черкесии Галина Денильчук-Йенсен. Непонятно, правда, почему осталось вне внимания Генпрокуратуры Министерство по природным ресурсам, которое несет ответственность за состояние водохранилищ, в частности Владимирского, которое и затопило город? Или главное занятие министра Артюхова и его подчиненных — «блатные» землеотводы на побережье?
       Спустя два месяца после смерча наши специальные корреспонденты побывали в местах, где прошлась стихия...
       
       Казалось, в курортном местечке прошли бои. Восьмого августа темный «рукав» сумасшедшего воздуха, пройдя вдоль берега на глазах отдыхающих, хлебнул воды из моря и, резко развернувшись, выплеснул многотонный ушат на берег. Здесь, на Широкой Балке, в двух шагах от Новороссийска, вода смыла палаточный городок. Тут же, опорожнившись, смертоносный «рукав» двинулся вниз к морю, прихватывая все, что попадало под руку.
       ...Четыре солдата, почерневшие на солнце, ковырялись в земле, будто вспаханной «градом».
       — Эмчеэсовцев уже давно нет, вот мы сами и разгребаем, — сообщил человек в черном камуфляже.
       Это морпех, старший мичман Володя, ассенизатор и водовоз, прикомандированный к Широкой Балке. Мичман сказал, что точное число погибших так никто и не знает. После смерча место сразу же оцепила милиция. Подъезжали «КамАЗы», вывозили останки…
       От Володи исходил странный запах — не то серы, не то газа. «Это не газа запах, — пояснил мичман, — так пахнет мертвый человек».
       
       Баба Шура все еще не отошла от потрясения. Ее затопило за десять минут. Не успела воздуха набрать, как вода поднялась по шею. Спас соседский подросток. «Витенька, брось меня, я утону», — говорила она юному герою. Но тот быстро нашел лестницу и поднял ее на крышу, к коту Ваське. Дом был наполовину бетонным. Глина растворилась, а бетонные стенки устояли. Баба Шура сидела на крыше с Васькой, наблюдая, как уносит куда-то вниз, в морскую пучину, козу, гусей… С размытого старого кладбища выплыл гроб...
       От соседних коттеджей прилетел кусок асфальта на ее огород. Столько лет не могли заасфальтировать дорогу, а тут — на тебе…
       «Два часа сидела, потом зять пришел и сказал: «Слазь, не видишь, воды уже нет». На земле баба Шура обнаружила под ногами бьющуюся рыбу. Это были карпы, их разводили рядом, в воинской части... Стала варить уху.
       — Я живу в Восьмой щели… — прошептала баба Шура, сдерживая слезы, — жила... Теперь, на старости лет, в гостинице побираюсь.
       
       Вера Тихоновна Бойко из дома выплыла на катере. У нее потоп уничтожил многотомную библиотеку — собирала всю жизнь. Она сейчас проживает в «Бригантине» — гостинице. Вечерами выходит на балкон посмотреть на свой дом — напротив, на Анапском шоссе, в центре города.
       Первые потопы начались еще в 1996-м, после строительства гаражей.
       Весь первый этаж дома Веры Тихоновны ежегодно заполнялся водой из огромного резервуара во дворе, не имеющего стока из-за гаражей.
       Положение ухудшило водохранилище, точнее, ветхая дамба. Чтобы избежать ее разрыва, люди на водохранилище время от времени проводили сброс воды. И каждый раз этот самый сброс подтапливал жильцов. «Так и в прошлом году был такой же потоп,— рассказывает она, — мы добирались на работу вплавь или на самодельных плотах, а Новый год встречали в воде со свечами». Жили, как на подводной лодке...
       — В администрацию-то обращались?
       — Ходили, писали и в администрацию края, и города. Получали однотипные ответы из года в год. Что ведутся плановые работы, которые помогут избежать затопления.
       — Кто-то ж должен отвечать за эти потоки? — удивились мы.
       — Никто. Город превратили в помойку. Пойму реки Цемес застроили коттеджами. Мы в детстве отдыхали там среди колокольчиков. А когда начали шлепать дома, все молчали: и администрация, и охранники природы.
       И Вера Тихоновна показала кипу казенных бумаг.
       8 августа вода превратила квартиры жильцов первого этажа на Анапском шоссе в зловонные подвалы, книги распухли... Из щелей выползли грызуны... И тогда жильцов переселили в «Бригантину».
       Администрация познакомила переселенцев с актом, в котором было написано следующее: «Признать жилье непригодным для проживания, так как технически нецелесообразно и экономически невыгодно его ремонтировать». На встрече мэр подтвердил, что жилье дадут. Спустя неделю они увидели новый акт, в котором было написано, что жилье подлежит постоянному проживанию после косметического ремонта.
       Интересно, что акт был подписан до встречи с мэром.
       — Сейчас живем на одном этаже. «Бригантина» нас сблизила, — сказала Вера Тихоновна.
       — Верите, что жилье дадут?
       — Они манипулируют квартирами, посмотрите, как взвинтили цены конторы по недвижимости. Как оживился весь это рынок «вторичного» жилья.
       — Нас смешали с г…м,— сжала кулаки Вера Тихоновна.
       
       Анатолий Каржавин показал нам потрепанную схему городка Крымск, которую начертил сам (она похожа на военную). С тщательно помеченными улочками, прямоугольниками домов. Красные стрелки схемы шли от улицы Веселой, далее — по улице Луначарского, встречаясь с красной стрелой Адагумской...
       «Нужно было всего лишь вот здесь уширить канаву эту и эту, и вода бы не смыла наши дома», — положил ладонь на схему Каржавин. С этой «картой укрепрайона» он ходил два года...
       — Я этой карты четыре экземпляра раздал. В администрацию, депутатам, в комитет по природопользованию. И что? Это нас Бог наказал или какие-то люди?.. Будет еще один смерч, и снова затопит…
       Сейчас Каржавин вместе с другими жителями улицы Мира не может получить компенсацию за разрушенное имущество. Накануне жителям социальная служба выдала по тысяче рублей. Правда, у одного получателя не нашлось домовой книги, у другой муж (владелец квартиры) не мог расписаться — эти не получили. А одна из пострадавших, когда узнала — сколько, сказала, чтобы «благодетели» побыстрее убирались вон, а то она спустит собаку...
       — Соседний поселок тоже затопило, там турки-месхетинцы живут, так о них вообще забыли… Деньги украли...
       
       – Почему мы, почему мы? — нервно бросил нам в ответ глава города Крымска Владимир Рыбин.
       — Так мы и спрашиваем, почему мы оказались не готовы к стихийному бедствию? — говорим мэру.
       Владимир Рыбин, вероятно, решил, что нас интересует конкретно его личная неподготовленность. Этот разговор вышел нам боком. Нас тут же задержала милиция. «Воронок» проехал всего десять метров, околоток находился рядом.
       — Так, военная карта города, — дежурный разложил на столе изъятую у нас... каржавинскую схему водоснабжения Крымска. — Так-так, «стадион», «рынок», «винзавод»... Диверсанты...
       Объяснили, что не диверсанты, а корреспонденты... И нас интересует, могла ли быть диверсия 8 августа?
       — Хорошо, мы... вам... все расскажем,— произнес дежурный, оглядываясь на второго — опера угрозыска — и на дверь «обезьянника», — все... пишите... ...Воруют все, дерутся за портовые точки, в бюджете — щели….
       
       Перед отъездом мы листали подшивку местных газет. Информацию о смерче Гидрометцентр передал 6 августа. В заметке за 8-е число сообщалось, что «по сведениям синоптиков, ожидаются переменная облачность, дождь и гроза». Рядом можно было прочитать, что «сегодня организму необходима будет разрядка, поэтому дайте полную волю вашей скрытой энергии».
       
       P.S. В Восьмой щели прошел слух, что возле клуба будут раздавать «гуманитарку». Народ подтянулся пораньше. Подъехал «КамАЗ», накрытый брезентом. Раздатчики ждали, когда прибудут телекамеры. Наконец те появились. «Гуманитарная помощь» открыла тент, выдала по две банки горошка и по банке сгущенки. И, задернув брезент, уехала вслед за камерами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera