Сюжеты

ЗА ЧТО ТОТ НАРОД, КОТОРЫЙ ПРОТИВ?

Этот материал вышел в № 76 от 14 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей КОРДО: Сильное звено оказалось в роддоме, а слабое подкарауливало победительницу на лестнице Имя телепродюсера Сергея Кордо хорошо известно в телевизионных кругах. А результаты его работы видны абсолютно всем: ведь им запущены такие...


Сергей КОРДО: Сильное звено оказалось в роддоме, а слабое подкарауливало победительницу на лестнице
       

  
       Имя телепродюсера Сергея Кордо хорошо известно в телевизионных кругах. А результаты его работы видны абсолютно всем: ведь им запущены такие знаковые телепроекты, как «Слабое звено», «Кто хочет стать миллионером», «Народ против» (ОРТ). С начала сентября на канале РТР в субботнем прайм-тайме идет его новая программа — реальное телешоу-конкурс «Стань звездой».
       
       — Сергей, в чем особенности вашего нового телевизионного проекта «Стань звездой»?
       — На мой взгляд, это совершенно другое, новое по драматургии и изобразительному ряду телевидение. Ранее монтаж телешоу в таком клиповом варианте, когда из двух с половиной тысяч часов отснятого материала отбираются и склеиваются кусочки по 10—12 секунд, у нас никогда не делался. Благодаря такой технологии на экране царит накал эмоций и страстей, и телезрители не могут не сопереживать этим ребятам, всеми силами стремящимся реализовать свою мечту.
       — Первые выпуски программы прошли с неплохим рейтингом, и, насколько мне известно, в дальнейшем вы рассчитываете, что он еще возрастет. На чем эти оптимистичные ожидания основаны?
       — Они заложены в драматургию программы. И телезрители, судя по их отзывам, понимают, что с каждой последующей серией конкурсная борьба будет их захватывать все сильнее и сильнее. Если в первом выпуске все участники шоу были совершенно равны, то затем телезрители за одного игрока начинают болеть, а вот другой их, наоборот, раздражает: «Неужели этот нахал пройдет в следующую сотню?». И так с каждым выпуском ситуация будет все напряженнее, пока, наконец, мы не получим пятерку победителей.
       К этому я также хотел добавить, что мне кажется, нам удалось сделать программу для категории General (то есть для всех). Мы получаем отзывы от людей практически всех возрастов. Каждый находит в программе что-то свое: 90-летняя бабушка звонит нам и говорит: «Только не прекращайте, пожалуйста, вашу программу». В этой программе она видит своих внуков, которые выросли и уже давно живут своей жизнью. Телезрители среднего возраста открывают что-то новое о жизни своих детей. Тридцатилетние смотрят и думают: «Мы тоже занимались самодеятельностью, но у нас не было такого шанса».
       — Почему у нас все игры лицензионные, неужели не хватает своих идей?
       — Вопрос не в идеях, а в деньгах. Идеи без материальной поддержки нежизнеспособны. Например, программа «Народ против» в Англии разрабатывалась почти полтора года группой из пятнадцати человек. Они сняли в различных декорациях и с различными компьютерными программами четыре пилота. В итоге шоу потянуло более чем на миллион фунтов — и это в Англии, где технологии съемки игр давно отлажены. Так же и у нас — ни один канал не возьмет идею без пилота. Но чтобы снять удачный пилот, нужна не одна версия, а несколько, потому что только в процессе съемок понимаешь просчеты в технологии, декорациях и правилах игры. В наших условиях даже и представить невозможно, что съемочная группа будет год работать, получать зарплату без 100-процентной гарантии результата.
       — Легко ли происходит адаптация западных игр к нашим условиям? Мой знакомый, участвовавший в съемках одного из первых выпусков «Народ против», рассказывал, что англичане постоянно делали Диброву замечания, дергали и прерывали его.
       — Я не знаю, у кого могло сложиться такое впечатление, это абсолютная неправда. «Народ против» пошла очень легко. У нас были сложности с вопросами, потому что первоначально мы завысили их уровень, и игра не клеилась. Кстати, та же самая история была поначалу и с «Миллионером», из-за чего пришлось несколько первых выпусков программы выкинуть в корзину. К Диброву же у англичан претензий не было. Хотя нам действительно легче запускаться без представителей держателя лицензии, потому что мы не можем сразу выйти на тот уровень технологии, к которому они привыкли. Некоторые сложности были при приемке «Слабого звена». Из Англии приехали две девочки, которые сами не принимали никаких решений. И по каждому мелкому вопросу, вплоть до цвета лампочек в подсветке, говорили: «Нет, у нас по-другому» — и звонили в Англию, а мы вынуждены были останавливаться и ждать.
       — Странная вещь происходит: мы покупаем программы, тратим большие деньги, но при этом наше телевидение не становится лучше, неужели мы берем с Запада самое худшее?
       — Я тоже не всегда понимаю, зачем закупаются некоторые проекты, но не согласен с вами в том, что уровень телевидения становится ниже. Всплеск закупки лицензионной продукции пришелся на год 1994-й, когда Павел Корчагин (ныне генеральный продюсер РТР) приобрел «Устами младенца», «Сам себе режиссер», «Свою игру». Вторая волна была поднята нами в 1999 году, когда мы купили «Миллионера». А после начался бум: на Каннском телерынке в апреле этого года я видел толпы наших людей, рыскавших в поисках лицензионных продуктов.
       — Тут самое время вас спросить о все более и более пускающем корни на нашем ТВ негативном телевидении. Собственно говоря, что хорошего в негативе?
       — Есть действительно негативное телевидение, а есть лишь игра в него. Вот это я бы разделил. Для меня некоторые наши новостные программы, авторы которых в погоне за горячими новостями и рейтингами словно не хотят замечать ничего позитивного, — самое настоящее негативное телевидение.
       — Как-то вы сказали, что правила «Слабого звена», одной из игр в жанре негатива, будут еще более ужесточены. Как скоро это произойдет?
       — Пока я не знаю, но мне кажется, что игра должна быть жестче. По сути, это очень интеллигентная игра. Да, в ней есть негатив, но ведь это только обертка, во всем остальном это — справедливое и честное состязание. Если в студии появляются люди, не способные в нее играть, — это их вина, но со временем таких становится меньше.
       — Как складываются отношения между вами и игроками после того, как они уходят из кадра?
       — Некоторые игроки, и их, кстати, немало, переходят в авторы, составляющие вопросы для игр. Например, в «Миллионере» в авторах работают четыре игрока. Самому старшему из них — 80 с лишним лет. Участники «Слабого звена» чаще всего не расходятся после своего выбытия из игры, а ждут друг друга — собираются в комнате, в которой их снимают перед игрой, и довольно весело отмечают завершение программы, пьют шампанское, чокаются друг с другом и с нашими редакторами, с которыми они успевают подружиться.
       — Интересно, не рвут ли они при этом друг на друге волосы?
       — Ничего подобного никогда не было. К окончанию игры раздражение у игроков снимает как рукой, и бывшие соперники становятся друзьями. Исключение из этого правила было только однажды. Во время одной из весенних игр двое игроков, один из которых, между прочим, следователь прокуратуры по особо важным делам, после игры подкараулили на лестничном пролете победительницу — женщину-врача из Ленинграда, выигравшую сто двадцать с чем-то тысяч, — и стали убеждать ее поделить этот выигрыш на троих. К счастью, эту компанию заметил наш директор, который напомнил мужчинам о подписанных ими правилах игры и под своей охраной посадил женщину на поезд.
       Самая экстремальная история, доставившая всей нашей команде массу переживаний, произошла на съемках одного из сентябрьских выпусков «Слабого звена». Уже в студии перед самым началом съемок выяснилось, что одна из участниц... на седьмом месяце беременности. Редакторская группа приняла волевое решение убрать ее со съемочной площадки, но потом смилостивилась. Все-таки Марина приехала на игру из глухого села Долматово Архангельской области и утверждала, что прекрасно себя чувствует и к эмоциональным перегрузкам на игре готова. Играла она замечательно, стала «сильным звеном», выиграла 109 тысяч рублей. После игры, ошалевшая от счастья, дойдя в компании игроков до трамвайной остановки, почувствовала, что… рожает. С этой остановки «скорая» и увезла Марину в роддом. Под утро она родила здорового мальчика (54 см, 3750 граммов). Такие дети рождаются в срок, а не на седьмом месяце беременности.
       — Мы живем в постоянно меняющемся телевизионном контексте, и все форматы со временем устаревают...
       — И у нас есть планы изменений всех наших игр. С 10 октября «Миллионер» идет в новых декорациях. Мы готовим новые сценарные ходы для этой программы, которые будут апробированы в декабре. Более подробно о новшествах рассказать пока не могу, потому что мы еще не успели согласовать их с каналом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera