Сюжеты

ПРОМЕТЕЙ РИСКОВАННЫЙ

Этот материал вышел в № 76 от 14 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Настоящий учитель никогда не уступит историю мародерам Чтобы расширить район поисков, они разделились на несколько групп. Андрей Скрипников со своими ребятами пошел за ручей, Валина группа взяла чуть левее лагеря, Настя повела своих на...


Настоящий учитель никогда не уступит историю мародерам
       

  
       Чтобы расширить район поисков, они разделились на несколько групп. Андрей Скрипников со своими ребятами пошел за ручей, Валина группа взяла чуть левее лагеря, Настя повела своих на запад. Поиски обещали оказаться плодотворными, знающие люди сказали: «Выйдете из электрички — сразу пойдете по солдатским костям...»
       В этом месте рассказа Иван Григорьевич Харченко с минуту молчит, смотрит в пол, трет друг о друга кончики пальцев, испачканные мелом: «У меня все внутри оборвалось, когда вдруг прогремел взрыв. Только мысли, какая же из групп подорвалась, кого уже нет в живых». Он в бешеном темпе связывался с каждым из отрядов по рации и наконец понял: с его ребятами все в порядке. Но кто же зацепил мину?! ...Через несколько часов они нашли воронку — результат поисков малолетнего «сапера»...
       
       Харченко потом выяснил, что здесь, в Погостье, дети целыми днями гуляют по минным полям. Оружие и медальоны погибших солдат ищут не для себя — есть заказчики: так называемые «черные» поисковики.
       А для поискового отряда «Прометей», которым Харченко руководит вот уже 18 лет, эта экспедиция в Ленинградской области оказалась весьма результативной. За 13 дней «подняли» 675 солдат — такого не было ни разу. А с «черными» поисковиками Харченко встретился лично. Они сами пришли в лагерь. Плечистые, коротко стриженые ребята. Было уже поздно, почти все спали. Бесцеремонно вваливаясь в палатки, пришельцы искали старшего. Нашли Харченко — спокойного пожилого человека в старой камуфлированной форме. Вывели из палатки: «Сворачивай, дед, лагерь, собирай своих щенков и вали отсюда подобру-поздорову». Но Иван Григорьевич достал из-за пазухи с утра только что найденную лимонку, перебросил ее из одной ладони в другую и спокойно сказал, что скорее сам здесь ляжет, чем уступит мародерам...
       «Черные», видимо, нашли себе «прииск» побогаче, во всяком случае, в районе лагеря они больше не появились.
       В томском поисковом отряде «Прометей» — в основном студенты. В экспедиции ездят обычно в августе — во время каникул, на две-три недели. Если удается, выбираются еще и в апреле. А готовиться к экспедиции начинают в сентябре. Харченко сам учит ребят, как вести себя с минами и гранатами. Впрочем, на практике применять свои знания им приходится редко: Иван Григорьевич сам, своими тонкими, прямо-таки музыкальными пальцами, обезвреживает снаряды, иногда взрывает. К военному делу при этом отношение имеет весьма косвенное: работал когда-то на военном заводе, в отделе политпросвещения. Теперь вот уже 28-й год преподает историю.
       Харченко очень удивился, когда ему, скромному провинциальному учителю, вдруг присудили громкое звание «Человек года». Конкурс с таким названием вот уже несколько лет проводится в Томской области нефтедобывающей компанией ЮКОС. Тогда-то Виктор Машуков, управляющий «Восточной нефтяной компанией», предложил «Прометею» финансовую поддержку. Хоть и привыкли «прометейцы» справляться собственными силами, но помощь компании оказалась очень своевременной. C каждым годом совершать дальние поездки становилось все труднее. Местные власти, конечно, оказывали помощь в захоронении солдат — покупали гробы, копали братские могилы, но все тяготы дорожных расходов ложились на плечи самих поисковиков.
       Теперь же компания спонсирует все поездки клуба. Интерес к поисковому движению оказался таким серьезным, что в 2000 году на базе кружка создали региональный центр патриотического воспитания, объединивший несколько подобных организаций в Сибири.
       Своих ребят Харченко готовит к поездкам и психологически. Сам он, понятно, не из слабонервных: в походах приходилось даже легкие операции делать. Что интересно, обе дочери Харченко, с двенадцати лет ходившие с отцом в экспедиции, сами стали врачами. Пугливым в отряде делать нечего: не будешь же падать в обморок каждый раз, как увидишь человеческий череп, возиться с тобой никто не будет.
       Валя Сергеенко, главная помощница Ивана Григорьевича, говорит, что, увидев первый раз человеческие останки, почти не испугалась. А вот по-настоящему страшно стало, когда из превратившегося в прах кармана солдатской гимнастерки достала маленькую бумажку, на которой умирающий написал свое имя и адрес родственников: «Было такое ощущение, будто в этих истлевших костях есть жизнь и кто-то на тебя смотрит и ждет — что ты дальше делать будешь...».
       В походах ребята живут в больших военных палатках, которые берут напрокат. Иван Григорьевич в вопросах отношений между подростками придерживается традиционных представлений. Говорит, что хоть ребята у него и хорошие, но мальчики и девочки все равно живут в разных палатках, потому как «зачем до греха доводить».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera