Сюжеты

РОССИЙСКИЙ СЛЕД В ГОЛЛИВУДЕ

Этот материал вышел в № 77 от 17 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

На экранах Москвы — два американских блокбастера: «Цена страха» и «К-19» (сегодня премьера) Выход очередных триллеров — событие и для Америки, и для нашего американизированного проката будничное. Но работы Фила Робинсона и Кэтрин Бигелоу...


На экранах Москвы — два американских блокбастера: «Цена страха» и «К-19» (сегодня премьера)
       


       Выход очередных триллеров — событие и для Америки, и для нашего американизированного проката будничное. Но работы Фила Робинсона и Кэтрин Бигелоу уже в процессе съемок вызвали бурю рефлексий по обе стороны океана. Речь идет о, можно сказать, революционном сдвиге в ментальности заокеанских кинематографистов. И этот «сдвиг по фазе» касается отношения к России. Трудно поверить, но постепенно мы перестаем быть ледяной державой медведей и дебилов в валенках и каракулевых «пирожках». Похоже, американский зритель к такому повороту пока еще не готов.
       
       Рядовой Джек Райэн
       «Цена страха» – четвертая экранизация бестселлеров Тома Клэнси. Сразу скажем: по сравнению с «Охотой за «Красным Октябрем», «Играми патриотов», «Прямой и явной угрозой» фильм Фила Олдена Робинсона – шаг назад. Причем не только в переносном смысле, но и в буквальном. Это приквел знаменитой эпопеи о бравых похождениях коллеги Джеймса Бонда Джека Райэна. Герою, некогда с бешеным успехом сыгранному Харрисоном Фордом и Алеком Болдуином, — снова 28. Оттого играет его душка Бен Аффлек, названный журналом «Пипл» одним из 50 самых красивых людей планеты. «Цена страха» – политический триллер. Террористы из самого центра Европы осуществляют операцию, провоцирующую начало войны между «зарвавшимися» империями — Россией и США. Кульминация их плана — взрыв ядерной бомбы в Балтиморе во время Золотого кубка. Американцы готовы немедленно равноценно «ответить» ни в чем не повинной России. Мир — на грани ядерного срыва. Спасти его может только «рядовой Райан», на самом деле Джек Райэн – молодой сотрудник аналитического отдела ЦРУ, любимый герой Клэнси.
       Но даже в «Цене страха» — классическом второразрядном экшне (хотя сцена ядерного взрыва исполнена с поразительной достоверностью и эффектностью) — возникает ощущение, что постепенно мы перестаем быть для Голливуда грушей для тренировки бицепсов суперменов.
       В «Цене страха» это ощущение еще неуверенное. Даже в Кремле у нас темно, видимо, электричество Чубайс выдает по праздникам. Да и президенты наши, что и говорить: один лучше другого. Первый – пьяница (почти Ельцин) — поспешно умирает от удара, новый – темная лошадка, похоже, сам не знает, как поступить в трудный для мира момент (почти Путин). А главное, срабатывает основной элемент пружины американского кино: мир, в том числе Россию, президентов обоих стран из любой беды вызволит простой американский парень, аналитик и супермен в одном флаконе. (Сомневаюсь, что после ядерного взрыва такой силы спасенный из-под обломков президент останется жив.) Но за то уже спасибо, что не винят, как обычно, Россию во всех смертных грехах, «наши» не выглядят полными идиотами, русских играют русские (Лев Прыгунов, Евгений Лазарев и Александр Белявский в роли советских генералов).
       
       «Оставляющая вдов»
       «К-19» — в сущности, тоже повествование о событии, подведшем мир к краю бездны. Но это абсолютно реальная история, развернувшаяся в разгар холодной войны. В 1961 году во время похода нашей лучшей подлодки «К-19» к берегам Атлантики выходит из строя охладительная система реактора. Отделение атомных боеголовок в непосредственной близости от базы НАТО – это начало ядерной войны. Спасти мир может только подвиг – непосредственный ремонт раскаленного реактора. И моряки совершают подвиг. В отличие от неубиваемых целлулоидных суперменов «райэнов» подводники знают, что погибнут.
       Реальный факт аварии в реакторе «К-19», прозванной в мире «Хиросимой» или «оставляющей вдов», погружен в атмосферу острого человеческого конфликта между двумя главными героями: назначенным начальством капитаном подлодки Востриковым (Харрисон Форд) и отстраненным от управления несомненным лидером и любимцем команды – капитаном Полениным (Лайам Нисон). Холодноватый, замкнутый, почти жестокий герой Форда и гуманист, психолог Поленин. Каждый – крупная личность, исполненная противоречий, потому взаимоотношения их, втянутых в воронку трагедии, непредсказуемы. Великолепный дуэт суперзвезд — достойная страница в их послужных списках.
       И все же мужественная женщина Кэтрин Бигелоу не могла не предполагать, что обрекает и звезд, и картину в целом на трудно оправданный риск. Мало того что она тратит 90 миллионов на русскую историю. Она превращает символ Голливуда, самого Харрисона Форда, прославившегося не только в «Звездных войнах», «Индиане Джонсе», но и ролью того самого Джека Райэна в загадочного русского. Конечно же, американцы обиделись.
       Хотя режиссер и продюсер не унывают, рассказывают, что американцы смотрят непривычное кино с интересом. Замкнутая вселенная по имени Россия постепенно разгерметизируется. Зритель забывает о том, кто на экране: русский или американец. Он просто вдыхает этот горячий воздух, сопереживает, плачет.
       Свой уникальный фильм Кэтрин Бигелоу (мастер мужского экшна) создавала с благородной миссией – напомнить забывчивому миру о подвиге обычных военных, в трагической ситуации ставших героями. Она шесть лет посвятила этой работе: исследовала документы (прежде всего мемуары капитана Затеева), реальные судьбы, ездила в Россию общаться с моряками и их семьями (в качестве консультанта в съемках принимал участие капитан-подводник Адамов).
       Я спросила Кэтрин Бигелоу и Лайама Нисона: «Каким образом в этой на сто процентов российской истории актеры преображались в русских?»
       К.Б.: Правда, это было нелегко. В России я не жила и не настолько знакома с богатейшей культурой, чтобы хорошо ее понимать. Но меня вдохновила на фильм эта трагическая история. Вместе с тем я почувствовала в ней потрясающее напряжение. Я подробно говорила с подводниками, ядерными физиками, офицерами, даже с врачами. Нам было, например, необходимо создать точный грим больных лучевой болезнью крайней степени. Ездила в Мурманск к «К-19». Форд и Нисон в Петербурге встречались с подводниками. Мы знали об их сомнениях, недоверии. И, разделяя всю степень ответственности, подчеркну, что нами руководило огромное уважение и к этим людям, и к вашей стране.
       Л.Н.: Вообще-то я тоже неамериканец. На 100 процентов ирландец. Вам это о чем-нибудь говорит? Между нами много общего, без ложной скромности скажу: мы умные, страстные, готовы в крайней ситуации отдать свою жизнь. Это русская история. Вам судить, насколько она получилась, но мы снимали кино про людей, ценой своей кожи, будущих надежд, своей жизни остановивших почти необратимый процесс разгорания мировой войны.
       «К-19» свидетельствует о настоящем прорыве моратория на саму возможность в качестве героев блокбастера показать «неамериканцев». Страшно сказать… русских.
       И вот «К-19» выходит и в России, а средства массовой информации выдают «горячие репортажи о премьерах». Тут и случается казус. Все эти революционные сдвиги в ментальности американского кино оказываются совершенно «до фонаря» нашим телевизионным острословам.
       Мы уже по инерции сквозь прищур высматриваем: как же нас изображают тупые иностранцы? Забавляемся при виде неточностей, смакуем вкус пресловутой клюквы. Между тем клюквы в американском кино с русской темой становится заметно меньше. Выискивать ее все труднее. Но не для наших бравых репортеров. Модная аналитическая воскресная телепрограмма, упиваясь собственной ироничностью, лихо комментировала очередное киноблюдо. Главным свидетельством непонимания нашей тонкой души должна была стать сцена на кладбище: выжившие моряки спустя годы собираются вместе с командирами, чтобы помянуть погибших товарищей. «Так вот! – радостно восклицает корреспондент. — Смотрите, разве так мы пьем, разве не залпом?». Эту же сцену в программе «Утро» вечно улыбающийся Верник комментирует так: «Голливудские парни чем хороши? Тем, что жить не могут без хеппи-энда!».
       Признаюсь: во время показа, особенно финального эпизода, об этих глупых, бестактных «фигурах речи» забываешь – ком стоит в горле. Но по завершении картины возникают вопросы.
       К примеру, такой. Отчего вместо благодарности к кинематографистам, взявшим на себя смелость (трагедийная история, посвященная героизму не своего, другого народа, заведомо предполагает кассовый провал в США), ответственность (прежде всего перед подводниками) рассказать о забытых страницах нашей истории, о наших забытых героях, мы предпочитаем сарказм и глумление? Конечно, в фильме есть неточности, и лучше всего о них знают сами моряки (оружие на подлодке всегда хранится в специальных сейфах, и достать его нелегко, а наручники в начале 60-х были большой редкостью). Но те же самые подводники, что протестовали против этого сценария, боясь чисто «американского подхода», после премьеры «К-19» в Мариинском театре стоя аплодировали на протяжении всех долгих титров. А когда в зале зажегся свет, ветераны «К-19» и вдовы погибших отдали съемочной группе все свои цветы.
       А вот представьте себе наш российский фильм об американских реалиях на русском языке (особенно теперь, в отсутствие прибалтов, некогда переигравших в нашем кино всех «иностранцев»). Думаю, клюквы будет столько, что почувствует ее и «неамериканец». Дело не только в том, что 90 миллионов на повествование о собственной истории нам не отыскать. Отчего-то наша история не вдохновляет наших творцов на достойные художественные проекты, воздающие должное чести соотечественников, живших в сложное время, при тоталитарном режиме, но сохранивших ценой собственной жизни будущее не только своей страны, но всего мира.
       
       P.S. Съемочная группа поддержала инициативу дистрибюторов фильма: 1% от прокатных сборов «К-19» в России передать в фонд подводников, переживших эту трагедию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera