Сюжеты

ВЕС ВЗЯТ! ЯЩИКАМИ

Этот материал вышел в № 78 от 21 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Борис Ельцин нарушил сто лет одиночества армянского коньяка Хорошо все-таки быть политическим тяжеловесом и при этом обладать избыточным собственным весом. Мало того, надо еще сохранить и донести всего себя без остатка до элитарных...


Борис Ельцин нарушил сто лет одиночества армянского коньяка
       
       Хорошо все-таки быть политическим тяжеловесом и при этом обладать избыточным собственным весом. Мало того, надо еще сохранить и донести всего себя без остатка до элитарных подвалов Ереванского коньячного завода.
       Целую неделю первый президент РФ знакомился с достопримечательностями Армении. Озеро Севан, сарьяновский музей, празднование почти трехтысячелетнего юбилея армянской столицы, посещение погранотряда, встречи. Одна из них — со своим, так сказать, политическим синонимом: экс-президентом республики Левоном Тер-Петросяном. И немногословное объяснение свидания с другим бывшим: «Он тоже не желает возвращения в большую политику, как и я. В этом отношении мы друг друга понимаем».
       Чужая родина — не только земля, но и подземелье. И Ельцин совершает спуск в желанные глубины, где в тиши и молчании янтарный напиток обретает крепость духа. Московскому гостю предложили продегустировать коньяк столетней выдержки, заложенный основателем завода — русским промышленником Шустовым — в 1902 году. До Ельцина бочку откупоривали в честь маршала Советского Союза Ивана Христофоровича Баграмяна в 79-м году, а много позже этим коньяком угостили нынешнего армянского президента. Так что Борис Ельцин нарушил сто лет одиночества национального напитка.
       Подвал. Ряды дубовых бочек. В атмосфере — хмельные флюиды, которые считаются ангельской долей. Экс-президент увидел, пригубил и выдохнул:
       — Армянский коньяк — лучший в мире! Что там, понимаешь, французский…
       Борис, ты прав. Хотя завод этот, между прочим, несколько лет назад приобрела французская фирма «Перно Рикар». Пустяки, теперь все свое.
       В память о почетном визитере заложили новую бочку емкостью 420 литров. Отныне она принадлежит, поймите верно, семье. Во время этой церемонии произошел небольшой казус: Ельцин заметил, что его бочка соседствует с бочкой Николая Ивановича Рыжкова, и не смог скрыть неудовольствия от этой ложки политического дегтя. Попросил переставить: «Не так стоят».
       Впрочем, на всех — один подвал. И надолго. Брожение не терпит суеты, негласный слоган армянских виноделов: «Век живи, век броди!»
       По весу и почет: 130-килограммовому экс-президенту преподнесли в дар эквивалент тела в стеклотаре — девять ящиков превосходного напитка, что в пересчете на меры емкости составляет 130 литров коньяка. Один грамм веса — одна капля огненной влаги. Брутто веса тела воздалось нетто товаром.
       Конечно, эти пикантности ельцинского посещения аксакалов коньячного мира войдут в биографию прославленного завода. Как и то, что армянские коньяки за свою историю завоевали 167 медалей на международных конкурсах, что 80% продукции льется веселой рекой на российских застольях, что его любил Уинстон Черчилль… (О, сэр, как вам не повезло! С вашими-то габаритами — да в наши подвалы! Интересно, на сколько ящиков потянул бы достопочтенный английский джентльмен?)
       Покидая Ереван, Борис Николаевич расчувствовался:
       — Я побывал в шести десятках стран. Армения — самое красивое и сильное впечатление. На всю жизнь.
       Слушая его, я оценивающе оглядел фигуру некогда кремлевского лидера, и мне показалось, что он не тянет на 130 кг. Однако чепуха, главное ведь в человеке — удельный вес. Совсем другая категория.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera