Сюжеты

ПРАЗДНИК ДОВЕРИЯ СО СВИСТКОМ И ФОНАРИКОМ

Этот материал вышел в № 78 от 21 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Уникальность ситуации в том, что государство верит людям на слово. Заурядность в том, что они ему — нет Вспомнив о XIX веке, «хождении в народ» и графе Толстом, переписывавшем босяков в ночлежках, я включился в перепись и спросил про самый...


Уникальность ситуации в том, что государство верит людям на слово. Заурядность в том, что они ему — нет
       
       Вспомнив о XIX веке, «хождении в народ» и графе Толстом, переписывавшем босяков в ночлежках, я включился в перепись и спросил про самый сложный участок.
       Пожалуйста! Четвертый сектор, участок № 1. Пригород, включающий и новорусские коттеджи, и две улицы бараков.
       Но, признаться, этот выбор героическим назвать, конечно, нельзя: участок-то сложный, но в одном из самых тихих, спокойных районов Московской области — Дмитровском.
       Начальник штаба первого участка, бывшая учительница Наталья Николаевна, и ее инструктора-контролеры — милые интеллигентные женщины, в основном из числа зарегистрированных на городской бирже безработных. Переписчики — студенты, получающие четыре рубля за каждую пересчитанную душу населения. Характер работы благоприятствует сдельщине. И, что бы ни говорили о затратности всероссийской переписи, по примеру Дмитровского района замечу, что значительную часть из выделенных 900 тысяч рублей получат те категории, которым эти деньги можно бы отдать и так, без этой работы…
       Самое приятное в переписи — это изначальный, вынесенный за все и всяческие скобки вычислений, фундаментальный постулат: безграничное доверие государства пересчитываемой душе населения. Смысл всех инструкций: слово гражданина — окончательная истина. Пусть по предыдущей переписи (1989 года) замужних женщин оказалось на 20 (двадцать) процентов больше, чем женатых мужчин, — ну что ж, ну такое разное философское осмысление категории брака. Зато какой контраст по сравнению с обычной практикой — когда вы под начальственным рентгеновским взглядом лихорадочно охлопываете карманы: все ли справки есть… Эти праздники доверия можно хоть для психологической реабилитации проводить.
       Я познакомился с Александром Сорокиным, первокурсником Академии приборостроения, и мы пошли в его «проблемный» четвертый сектор. Вооружение рядового переписчика — портфель, фонарик, пластиковая карточка с голограммой и свисток. Индивидуальная пластиковая карточка похожа (даю сравнения для разных социальных групп) на кредитку или на проездной билет в метро. Выдается для возбуждения чувства доверия, чтобы переписчика (проблема проблем) за воровского наводчика не приняли.
       Свисток — вроде бы от собак. Посмотрим.
       В двух словах: тяжело и интересно. Старухи начинают с причитаний: «Ой, да зачем нас переписывать! Помрем скоро». Но у Александра, по счастью, есть неотразимый контраргумент — его собственная прабабушка: живого характера, хотя и почти слепая, 93 лет — дай ей Бог здоровья! Приведенная цифра убеждает 70—80-летних причитальщиц занять более активную гражданскую позицию и ответить на вопросы.
       Родителей десятимесячного карапуза напугала цифра «0» в графе «полных прожитых лет». Долго уговаривали записать «0,8…» ну хотя бы «0,5».
       Два раза предлагали выпить (из них один раз — настойчиво). Одна мрачная компания, наоборот, потребовала три бутылки водки, обусловив этим свое «вписывание в историю России». Воланд резюмировал бы: «Люди как люди, выборы только их испортили». Спешно покидая эту квартиру, мы решили, что у них, возможно, «перемкнуло» — спутали с выборами, откуда и пошла такая несуразно высокая цена.
       Этот барачный поселок, называемый в народе «зажопинские выселки», приютил множество выходцев из «бывшего». Не беженцев, а именно выходцев — примерно 1988—1995-х годов. С российским гражданством, пропиской, жильем и работой. Работа только, конечно… как и жилье. Запомнилась трогательная аккуратность в семье белоруса и немки. Работали на Мангышлаке, теперь — Дмитровский лесхоз. Двое детей. Национальность? Смущенная улыбка: «Русские…»
       Переписали мы и главного поселкового олигарха. Два кирпичных этажа. «Фольксваген» у калитки. Украинец из Узбекистана и русская из Грузии.
       Смеркалось, когда Александру на сотовый позвонила мама и потребовала «немедленно заканчивать». Передали, что в Королеве убили переписчика. Обитатели следующего барака, смотревшие телевизор, подтвердили эту печальную новость.
       Посильную помощь я уже научился оказывать, подхватывая у Александра ворох бумаг. А еще мое участие помогло закончить перепись в поселке. Вдвоем мы убедили маму героя, что тащиться сюда еще раз (4 км от штаба) — это «еще больший облом».
       При надежном свете государственного фонарика мы отыскали и вписали в историю России 126-го и 127-го жителей поселка, чем и закончили свой субботний день.
       

    
       По части исторической подготовки я вооружился лозунгами к Всесоюзной переписи 1939 года, каковые и прилагаю.
       - Всесоюзная перепись населения 1939 года — смотр всемирно-исторических побед социализма в СССР.
       - Выше большевистскую бдительность при проведении Всесоюзной переписи населения.
       - Царская Россия была тюрьмой народов. В Советской стране растет и крепнет великий союз равноправных народов. Образцово учесть национальный состав СССР при переписи населения.
       - Всесоюзная перепись населения 1939 года покажет могучую силу класса рабочих и класса крестьян, кадры советской интеллигенции. Точно учтем общественные группы населения во время всесоюзной переписи.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera