Сюжеты

ДЕЛО ВРАЧЕЙ

Этот материал вышел в № 78 от 21 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Они с ним справляются Если бы машинам давали медали, то большая их часть досталась бы медицинским аппаратам. За каждым из них стоят десятки, а то и сотни спасенных жизней. А если нужного аппарата в больнице нет или он уже отработал свой...


Они с ним справляются
       
       Если бы машинам давали медали, то большая их часть досталась бы медицинским аппаратам. За каждым из них стоят десятки, а то и сотни спасенных жизней. А если нужного аппарата в больнице нет или он уже отработал свой ресурс? Значит, кто-то, может быть, уже обречен.
       Раннее утро, 8 часов. Главного врача томской детской больницы № 4 Николая Михайловича Морозова у кабинета уже ждет большая очередь. За пятнадцать минут раздает больным направления и подписывает какие-то справки. Делает все стремительно, не присаживаясь. Ну, думаю, темперамент такой…
       — Радикулит у меня, — словно поймав мою мысль, отвечает доктор.
       Наконец садится. Медленно, стараясь не разбудить болячку в спине: «Все, теперь надолго. Так и усну здесь...». Сегодня его подняли в третьем часу ночи — у парня в реанимации резко ухудшилось состояние. Разбился на мотоцикле — сломал себе «все, что смог». Но на этот раз, кажется, обошлось. «Бог помог», — Морозов говорит это таким тоном, что не— понятно, шутит он или всерьез. Оказывается, всерьез: из угла кабинета с иконы смотрит лик. Морозов говорит: иногда такие пациенты поступают, что только на НЕГО и остается надеяться. От горздрава многого ждать не приходится. Хорошо еще, спонсоры помогают.
       В больнице многое нужно обновить и переделать, кухню и прачечную – оснастить; физиокабинет и биохимическая лаборатория изношены; у медсестер нет комнаты отдыха, они перед операцией под лестницей переодеваются…
       Доктор Морозов кряхтит и краснеет, поднимаясь с дивана. Поднимается так долго, что, кажется, уже и не поднимется.
       — Пойдем в реанимацию, аппарат покажу, недавно установили. — Все же поднялся…
       …Как написано в инструкции, это «современный, компактный, бесшумный аппарат с множеством режимов для работы в хирургии и реанимации». Если пациент вдруг перестанет дышать или отключится электроэнергия, прибор подаст сигнал. В общем, аппарат непростой и недешевый. Подарил ЮКОС.
       Подарил несколько месяцев назад, а доктор все не нарадуется. И, кажется, ЮКОС для него нечто вроде посланника того, чей лик — в углу кабинета. В соседнем с Томском городке Стрежевом, где обитают нефтяники ЮКОСа, компания, помимо прочего, оплатила ремонт хирургического отделения горбольницы, купили несколько машин «скорой помощи» и рентгеноаппараты. А томская медсанчасть получила аппаратуру для операций на позвоночнике.
       — Стоит наш аппарат примерно, как средняя однокомнатная квартира, — говорит Морозов, — и можно сколько угодно кричать, что для такой компании — это ерунда, что по сравнению со стоимостью мировой революции это вообще не деньги, но факт остается фактом: это реальная помощь.
       Когда эта реальная помощь имеет много других, вполне реальных адресов на карте, она складывается во вполне конкретную картину ответственности крупного бизнеса по отношению к конкретным людям. Вот они, эти адреса: ачинские центральная районная больница и детская горбольница, центральная районная больница села Александровское и горбольница г. Кедровый Томской области, Ангарский астмацентр, областная больница № 2 и областная больница им. Калинина в Самаре, Липецкий онкоцентр, Георгиевская центральная районная больница, сельская амбулатория в пос. Ершово в Подмосковье.
       …Аппарат в детской больнице № 4 уже помог спасти человеческую жизнь. И не одну.
       Возможность испытать его появилась сразу же. В больницу привезли двухмесячную Василину. Она с родителями попала в аварию. Папа и мама практически не пострадали. А Василина получила черепно-мозговую травму, у нее открылось легочное кровотечение. После операции девочку подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Целую неделю малышка не могла дышать сама, но в конце концов легкие заработали.
       А в сентябре привезли младенца с врожденной патологией органов дыхания и пищеварения. В больницу такие поступают 2—3 раза в год. Выживают в одном случае из десяти. И этот бы умер, потому что старый больничный аппарат для выхаживания новорожденных после операций был сломан. Трудно сказать, что будет с малышом дальше, наверняка его ждет еще не одна операция, но самое главное — он жив и дышит самостоятельно. Новый прибор помог.
       …Из тесноватых, пахнущих хлоркой морозовских «хором» выбираюсь в сопровождении хирурга — радикулит не пускает главврача в долгие странствия по больничным коридорам. Вниз спускаемся на лифте для оперированных. Бабушка-лифтерша свила себе в этой коробке уютное гнездо – со стен смотрят котята, на окошке — шторы. Сидит, как водится, вяжет.
       — Как вы думаете, выживет он? — спрашиваю у хирурга. Лифтерша реагирует быстрее:
       — Кто? Новородок-то? Выживет. Николай Михалыч сказал…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera