Сюжеты

СЛУЖЕБНАЯ ОТВЯЗАННОСТЬ

Этот материал вышел в № 79 от 24 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Превышение полномочий или пределов допустимой обороны? Стреляя в собаку, участковый убил хозяйку... В середине сентября я заехала по своим делам в ветеринарную клинику в Митине. В коридоре приема ожидал молодой мужчина с ротвейлером....


Превышение полномочий или пределов допустимой обороны? Стреляя в собаку, участковый убил хозяйку...
       
       В середине сентября я заехала по своим делам в ветеринарную клинику в Митине. В коридоре приема ожидал молодой мужчина с ротвейлером. Задняя лапа собаки закована в титановую конструкцию — аппарат Илизарова. Я поинтересовалась, что с собакой. «Пуля», — коротко ответил хозяин раненой собаки. Я глазам своим не поверила, когда узнала от персонала клиники, что это симпатичное и доброе существо и есть тот самый «свирепый ротвейлер», который чуть не загрыз участкового милиционера. А милиционер, защищаясь, убил хозяйку собаки.
       
       История эта в самых разных перепевах прошла по всем газетам и нескольким телеканалам. Всю первую неделю августа 2002 года она была сенсацией, Потом, понятно, забылась. Но — не закончилась.
       Уголовное дело по факту причинения смерти гражданке Климкиной лейтенантом милиции Азизбаевым заведено в Кузьминской районной прокуратуре, но обвинение «причинителю смерти» пока что не предъявлено.
       Его коллеги заявляют журналистам, что действия Азизбаева были абсолютно правомочны. Если так, лейтенанту предъявят обвинение по части 1 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности» — три года условно. Он сохранит право службы в органах. В статье 109 есть и часть вторая. Пять лет лишения или ограничения свободы и с лишением права занимать определенные должности.
       Ответственность по части 2 наступает при ненадлежащем исполнении служебных обязанностей. Какую часть применять — решит суд. Пока же лейтенант Азизбаев, застреливший молодую, ни в чем не повинную москвичку Надежду Климкину, не чувствует себя виновным. Проведено служебное расследование, признавшее применение оружия правомочным.
       
       Муся, ты меня раздражаешь
       31 июля 2002 года. 20 часов с минутами (точно минуты не установлены). Москва. Жара. Кузьминки. Из подъезда хрущевской пятиэтажки по адресу Волгоградский проспект, 134 выходит Надежда Климкина (возраст — 27 лет, рост — 165 см, вес — 48 кг, образование — высшее юридическое), привычно ведет выгуливать трех своих собак — бразильских фил Афину, Флинта и ротвейлершу Ильму (по-домашнему — Мусю) — на специально оборудованную выгульную площадку во двор.
       За три с лишним года это, наверное, тысячная их прогулка. Простое, привычное дело. За три года ни милиция, ни соседи не запомнили ни одного скандала или покуса. Ни одного штрафа за нарушение правил содержания собак. На дорожках играют и кричат дети, шастают кошки, газуют машины, да мало ли раздражителей, способных вызвать нападение грозных и темпераментных собак? Но этого не бывало. Никогда.
       Филы на поводках, а Муся плетется рядом. Ей сейчас нелегко. У Муси восемь трехнедельных щенков. Оттянутые соски висят тяжким грузом, естественная материнская утомленность — тут не разбежишься. Вся компания направляется к собачьей площадке. Там можно свободно погулять на законных основаниях. (Собственно говоря, 31 июля можно было на законных основаниях гулять везде. В новом Административном кодексе статья об ответственности за поведение животных — выгул в неположенном месте и т.д. вообще отсутствует.)
       Собачья площадка действительно — блеск! Хорошее ограждение, бум, барьер, лестница, штакетник, чистота. Правда, места немного, нормально могут гулять не более пяти—семи собак, и то «своей компанией», иначе не избежать конфликтов. Но и то хорошо, что есть такая площадка. Она построена по проекту Московского городского кинологического центра при правительстве Москвы. Таких площадок должно быть около двухсот в городе. Но пока — с десяток. Дело только началось.
       «А как же дети?» — справедливо спросите вы. И детям, и спортсменам в этом дворе есть где развернуться. Между детской и спортивной площадками проложена чистенькая огороженная дорожка. По ней наши герои и направляются на свою ежедневную прогулку. Ребятишки рисуют на дорожке цветными мелками, не обращая внимания на страшных собак. Их все знают. К ним давно привыкли.
       Собачья площадка занята. Там несколько дам со своими питомцами. (Хозяйки собак и станут невольными свидетелями происшествия.) Надежде надо подождать. Дело привычное. Надя привязывает Флинта к загородке спортивной площадки, Афину держит на поводке, а Муся прохаживается рядом, как и положено воспитанной служебной собаке-маме. Флинт вопросительно гавкает: мол, когда же мы пойдем бегать? А что ему — кукарекать прикажете? Никакие законы и подзаконные акты не запрещают гавкать в общественных местах до 23 часов. А сейчас — 20.30.



       По дорожке, что проложена между собачьей и детской площадками, идет лейтенант Булат Азизбаев. Он имеет фуражку с красным околышем, табельное оружие и должность участкового. Приблизившись к Надежде почти вплотную, Азизбаев начинает требовать убрать собак с его пути.
       Свидетели присшествия слышат, как человек в форме угрожает пристрелить собак. С площадки его хорошо видно. Азизбаев в расстегнутом кителе, в одной руке у него папка. Другой он выхватывает пистолет. Надежда подзывает ротвейлера Мусю, берет ее за ошейник. В одной руке у девушки фила Афина, накрепко примотанная поводком (она так и останется на поводке до трагической развязки), в другой — ротвейлер. Рост Муси — 57 см в холке. Рост Надежды Климкиной — 165 см. Надежда нагнулась, чтобы удобнее держать собак. «Не стреляйте! Мы уходим!» — успевает крикнуть она. Именно в этом согнутом положении — с поводком в левой руке и взятой за ошейник низкорослой Мусей в правой — Надежду Климкину настигает пуля.
       По показаниям свидетелей, в момент стрельбы все собаки Надежды Климкиной находились под контролем. Расстояние между стрелком и его живыми мишенями — около двух метров. Это подтверждают данные судебно-медицинской экспертизы. Пуля оставила в теле молодой женщины два входных и одно выходное отверстие. Я привожу жестокие подробности, чтобы помочь установить истину. Пуля прошила Надежде левую грудь насквозь, и, войдя под четвертое ребро, пробила сердце, и остановилась ближе к пояснице. Не надо быть специалистом, чтобы понять — стреляли сверху в низко склонившуюся женщину. Медики 68-й больницы первоначально думали, что в Надежду стреляли трижды. На самом деле Азизбаев произвел четыре выстрела.
       В кого стрелял лейтенант? В собак или в женщину с собаками? Пуля, конечно, дура, но совсем не шальная. Какая же это «шальная пуля», если стрельба идет по плотной группе, если собаки в нескольких сантиметрах от хозяйки? Азизбаев утверждает, что Надежда Климкина «сама бросилась под выстрел» и оказалась на линии огня.
       Куда она могла броситься, сидя на корточках, ведь у нее в левой руке на коротком поводке Афина (вес более 50 кг), а в правой — Муся, которую Надежда накрепко держит за плотно застегнутый ошейник? Надежда прижимается к земле, чтобы удержать собак значительно большего, чем она сама, веса от любого движения в направлении милиционера. Не надо быть кинологом, чтобы понять, что не собаки нападали на Азизбаева, а он невольно провоцировал их, приближаясь, крича, вынимая пистолет. В качестве своего оправдания лейтенантом приводится довод, что хозяйка своим телом закрыла собаку в момент стрельбы. Действительно. Он ее предупредил, что сейчас собак перестреляет, а она не послушалась, не бросилась бежать. Лейтенант не понял. Она не только собак спасала. По стандартным кинологическим нормам любая профессионально выдрессированная служебная собака при виде оружия, направленного в сторону владельца, немедленно идет на перехват.
       Надежда Климкина спасала Булата Азизбаева. Легко представить, что могли сделать две бразильские филы, если бы не запретительная команда, которую им успела дать хозяйка. Собаки Надежды Климкиной прекрасно воспитаны и отлично отдрессированы. Эти собаки носят в США гордое наименование Personal Bodyquard (персональный телохранитель). Но юрист и просто порядочный человек Надежда Климкина не могла себе позволить с их помощью угрожать вооруженному человеку.
       По Гражданскому кодексу РФ домашние животные признаются имуществом. Если кому-то не понятны иные мотивации, то гражданка Климкина протестовала против уничтожения своего дорогого ей имущества. Если следовать логике порочной, пора уже милиционерам открывать стрельбу по неправильно припаркованным автомобилям.
       
       Не знаешь, что делать, — поступи по закону
       За нарушение правил содержания собак в соответствии с ныне действующим законом 1996 года «Об ответственности за нарушение временных правил содержания собак и кошек в г. Москве» нарушителю полагается штраф. Вот некоторые выдержки из этого закона г. Москвы: «Выгул собаки без поводка и (или) намордника наказывается штрафом 0,05 минимального размера оплаты труда (МРОТ). Нападение животного с причинением вреда здоровью для физических лиц — 0,5 МРОТ, для юридических лиц — 50 МРОТ».
       Надежда Климкина три года по три раза в день выгуливала именно этих трех собак по одной и той же дорожке и на одной и той же площадке, в нескольких десятках метров от опорного пункта, на глазах его сотрудников, в том числе и Азизбаева. Почему за три года гражданка Климкина ни разу не была оштрафована участковым милиционером, если она нарушала московский закон?
       Городское правительство построило отличную собачью площадку. По логике вещей с ее помощью все участковые района могли бы навести идеальный порядок по соблюдению нормативов выгула собак. Но один из них предпочитает стрелять.
       …После первого выстрела, по словам свидетелей, ротвейлер в руках хозяйки начинает вертеться. Надежда оседает и выпускает из рук ошейник. Азизбаев, пятясь, спотыкается и падает. Потом он скажет, что ротвейлер сбил его с ног. Следователь прокуратуры и коллеги Азизбаева отметят, что на форменной рубашке лейтенанта Азизбаева остались следы собачьих лап. Тоже вопрос: как в абсолютно сухую погоду собака могла «наследить»?
       Лежа на асфальте прямо возле собачьей площадки, Азизбаев снова стреляет. Пули рикошетируют от асфальта и ранят собаку — в ноги. Следы рикошетов на дорожке ясно различимы и сейчас. Фотографии этих характерных выбоин на асфальте приняты следствием.
       …Азизбаев подымается, отряхивается и видя, что начинает собираться народ, махнув рукой, быстро уходит в сторону опорного пункта милиции. Свидетели утверждают: Муся участкового Азизбаева не кусала и не валила на землю.
       У собаки «оскольчатый перелом дистальной трети левой голени». Такой диагноз будет поставлен в ветеринарной клинике «Белый клык», где ветврач Михаил Сергеевич Карелин через несколько дней сделал Мусе сложнейшую операцию. Я спросила врача, как вела себя раненая Муся перед операцией и во время процедур. При лечении аппаратом Илизарова требуются регулярные процедуры по обработке травмированной конечности. Это больно. Доктор Карелин ответил, что собака вела себя на удивление спокойно, не проявляла обычных в таких случаях нервозности и агрессивности.
       Метко стреляет лейтенант Азизбаев. Хотел перестрелять трех собак, но только одной попал в заднюю лапу. Не хотел стрелять в человека, но попал прямо в сердце. В любом случае стрелял он в разные стороны. Даже если сначала в бегущего ротвейлера, а потом в филу, как утверждает сам Азизбаев. Фила-то была в руках у хозяйки, на поводке. А стрелять в собаку на поводке он не имел права. Гильзы найдены в разных местах. Из четырех пуль одна точно улетела в сторону детской площадки. Вот только баллистическая экспертиза, проведенная в лаборатории МВД, не смогла ответить, какая по счету из четырех пуль попала в сердце Надежды Климкиной.
       К месту преступления сбегается народ. Надежда несколько раз пытается приподняться, перекладывает поводок из левой в правую руку. Мужчина из дома 113 по улице Юных ленинцев (к этому адресу и будет привязано преступление) кричит людям: «Да она же умирает!» — и вызывает «скорую». Фила Афина, тоже в состоянии стресса, волочит умирающую хозяйку по земле. Надежда высвобождает руку от поводка. Фила остается рядом с хозяйкой.
       Лейтенант скрылся, даже не пытаясь помочь раненой. Еще бы — страшно, фила примотана на поводке к левой руке теряющей сознание Надежды. А вдруг действительно укусит? Напомню, неоказание помощи пострадавшему — отдельная уголовная статья. Но это доказать в данном случае очень трудно.
       Через несколько минут из опорного пункта появляется уже другой милиционер. Он спокойно подходит к раненой. Собаки рядом, они и не пытаются ни на кого нападать. Через 20—25 минут приезжает машина «скорой помощи». Ни раненая ротвейлерша Муся, ни фила Афина не помешали медикам забрать хозяйку.
       Появившиеся наконец в изобилии милиционеры вызывают бригаду спасателей с целью немедленно умертвить собак. Но здесь за Мусю, Афину и Флинта заступаются люди. Они не дают стрелять в собак, не позволяют накинуть им петли на шею. «Не трогайте собак! Сейчас приедет хозяин!». И собаки никого не трогают, просто ждут и не уходят. Горестно нюхают кровь на асфальте. Тогда спасатели вызывают скорую ветеринарную помощь, и доктора быстро оказывают раненой Мусе первую помощь. Причем бесплатно. Спасибо им!
       В это время во дворе появляется муж Надежды Андрей. Пока ему дозвонились на работу, пока, минуя московские пробки, добрался он с другого конца Москвы, прошло почти два часа. Он уводит собак домой. Андрей еще не знает, что с его женой. Они прожили вместе больше 10 лет, это редкий в наше время случай, когда первая школьная любовь длится так долго. И обрывается так страшно. В приемном покое 68-й городской больницы в 21 час 45 минут 31 июля 2002 г. Надежда Климкина, 27 лет, умирает от проникающего огнестрельного ранения в сердце.
       
       Нет предмета, нет декрета?
       Дело о причинении смерти Надежде Климкиной прокуратура затягивает, родственники убитой два месяца не получали оттуда официального уведомления. На вопрос адвоката Екатерины Поляковой, почему до сих пор не предъявлено обвинение, следователь Кузьминской прокуратуры Денис Александрович Мусоряков ответил: «Недостаточно доказательств». Дело собираются передавать другому следователю.
       В Москве уже многие годы Дума пытается принять закон о животных. Уже прошедший два чтения в Думе прошлого созыва, практически готовый закон был просто похоронен. Ответственность владельцев животных практически отсутствует, а сотни тысяч живых существ, активно действуя в социуме, практически находятся в правовом вакууме. «Закон о защите животных от жестокого обращения», предусматривающий и ответственность владельцев, — тоже мертворожденное дитя Государственной Думы. Президент наложил на него вето с формулировкой: «Закон не имеет собственного предмета правового регулирования». Но смысл отвергнутого президентом закона как раз и заключается в правовом регулировании взаимоотношений людей по отношению к животным.
       «Сезон охоты» на собак в городской черте открыт круглый год. В марте курсанты Военного института расстреливали бездомных собак в Люблине прямо в жилом квартале. Местные жители были в ужасе. Тогда не было человеческих жертв. Летом — стрельба из охотничьего оружия в одном из солидных НИИ. По приказу директора. Как не ранили женщин, пытавшихся защитить собак?
       Бесконечные публикации о собаках-убийцах, собаках-людоедах только подливают масла в огонь. Часто эти статьи написаны людьми неквалифицированными, по крайней мере в области общения с животными. К тому же подобные публикации имеют своеобразный рекламный характер, помогая «раскручивать» такие породы собак, с которыми без специальной подготовки не справиться. На Украине, например, при покупке щенка того же ротвейлера обязательно страхование гражданской ответственности владельца. У нас в России этого нет — противоречит Гражданскому кодексу.
       ...На решетке собачьей площадки, там, где погибла Надежда Климкина, — венки, букеты осенних цветов. Я благодарю свидетелей, оказавших помощь в работе над материалом. Они просили не называть их имен. Я благодарю адвоката Екатерину Полякову, дававшую мне юридическую консультацию для написания статьи. Благодарю людей, остановивших убийство собак, ветеринаров, оказавших им помощь.
       А все вопросы, оставшиеся в этой истории, адресую прокуратуре города Москвы.
       
       Р.S. 22 откября правительство Москвы одобрило текст законопроекта «О животных» и вынесло его на утверждение Мосгордумы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera