Сюжеты

ЭТОТ ГОРОД ВЫДЕРЖИТ 50 МЮЗИКЛОВ

Этот материал вышел в № 79 от 24 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сейчас он нарисовал на карте Москвы «42-ю улицу» Столицу накрыла волна мюзиклов. На Комсомольском проспекте теперь прописана «42-я улица» — легендарный спектакль по мотивам голливудского фильма Ллойда Бэкона 1933 года. Первый в России...


Сейчас он нарисовал на карте Москвы «42-ю улицу»
       
       Столицу накрыла волна мюзиклов. На Комсомольском проспекте теперь прописана «42-я улица» — легендарный спектакль по мотивам голливудского фильма Ллойда Бэкона 1933 года. Первый в России англоязычный мюзикл играет настоящая бродвейская труппа из 54 человек, включая оркестр, хореографа и белокурую звезду Мередитт Паттерсон. За кулисами МДМ между гримерками, где артисты меряют обувь, офисом, где толпятся журналисты, и залом, где монтируют декорации, кругами носится невысокий мужчина с подвижной мимикой и непрерывно звонящими мобильниками. Развевается розовый галстук, улыбаются встречные американцы, следом бегут ассистенты, рабочие сцены и журналисты.
       Это он, Борис Краснов, главный сценограф отечественного шоу-бизнеса, нарисовал на карте Москвы «42-ю улицу». Американцев он подбадривает английским языком, с помощниками придирчиво разбирает декорации, на электриков орет, остальных ведет любоваться на репетицию оркестра, а я показываю дорогу в парикмахерскую: через полчаса надо быть во ВГИКе на съемках ток-шоу «Черное-белое» с Петкуном, Цекало и Пугачевой, и к розовому галстуку требуется прическа. Мои попытки завязать разговор на ходу в канун премьеры могли спасти только московские пробки. Что и случилось!
       
       — Борис Аркадьевич, разве у вас нет собственного стилиста?
       — Так я ведь не Киркоров!
       — Мюзикл «Метро» был первой ласточкой, в «Нотр-Дам» есть Вячеслав Петкун, в «Чикаго» — Филипп Киркоров, в «Норд-Ост» — бомбардировщик, а вы чем будете удивлять?
       — Думаешь, я меньшая фигура, чем Петкун?
       — Это разные «звездные» калибры — певец и продюсер.
       — Петь не умею. Я стал заниматься «42-й улицей» ради декораций. И не знаю, что там садится на сцену каждый вечер в «Норд-Осте», а у меня один раз сел самолет в «Шереметьево» с бродвейской труппой, с оркестром, с лучшим хореографом мира из ныне живущих!
       — А чем отличается ваша работа над мюзиклом от постановки «Рождественских встреч» Пугачевой или кремлевских концертов?
       — Грандиозным масштабом и объемом «42-й улицы» — 750 костюмов, 16 смен декораций, бюджет огромный. Это по большому счету театр! Это театральная задача года!
       — Что нужно было сделать с залом МДМ, чтобы в будущем он назывался Московским дворцом мюзикла?
       — Купить хорошую аппаратуру, привести хорошего звукооператора, а «слепых» мест там и так нет. Кто сказал, что там плохая акустика? Не терплю все эти отговорки в пользу бедных вроде «это не телевизионные декорации…». Я тебя умоляю, разве Растрелли думал, как Зимний дворец будет смотреться в кино? А ведь снимают. Подать можно все, если руки на месте. Дали задание — работай.
       — Раньше вы сидели в этом зале, судили кавээнщиков, декорации им иногда делали. Теперь Борис Краснов выгнал «КВН».
       — Ну все с ума сошли с этим «КВН»! Я а-рен-до-вал эту площадку, понимаешь?! Они будут арендовать другую — Театр Советской армии. Все. Какие были туалеты, какой хлам, они просто использовали зал… Даже не пытаясь вкладывать деньги, обращаться к правительству. Всегда придет кто-то, кто не даст простаивать залу. Как оживится жизнь района, этих боулингов, кафе и кинотеатра в этом здании, когда появятся люди!
       — В наследство от них вам достались спекулянты. Бороться будете?
       — Спекулянты — это же счастье! Как мне сказал один американский специалист по налоговым декларациям: «Борис, не бойся налогов. Раз ты их платишь — у тебя есть деньги». Есть спекулянты — значит, все в порядке.
       — В одном интервью вы сделали заявление, идущее вразрез с традициями нашего шоу-бизнеса: «Контрамарок не будет».
       — Да потому что надоело. Это коммерческий проект. Буду истреблять русскую привычку к халяве. Уже звонят все: «Ой, так хочу, так интересно» или: «Мне бы деловых партнеров провести». Блин, да если тебе для партнеров, для успеха бизнеса надо, неужели нельзя найти 300 рублей? Ты же ведешь партнеров в ресторан, подарки покупаешь, взятки даешь. Почему туфли и еду бесплатно не выдают, а билет можно? Это шик какой-то совковый: пыль в глаза пустить, что «у меня везде свои». Билет — это продукт, поймите наконец! Если я посчитаю нужным кого-то им угостить — внесу деньги в кассу. Каждый человек может себе это позволить.
       — А за что в «42-й улице» стоит платить деньги?
       — Слушай, этот мюзикл идет 23 года на Бродвее, и все призы Tony award он получил за хореографию и музыку! Как лучшее киноревю, понимаешь!
       Я хочу продать полновесный продукт и могу его сделать. В этой стране, в этом городе появилась правильная точка отсчета. Пора показать американцев, подлинную классику жанра. А рынок уже есть.
       — Рано или поздно он будет переполнен. Судя по вашим планам привезти знаменитый мюзикл Cats, в ближайшее будущее вы смотрите с оптимизмом. А когда москвичам все это надоест?
       — Все зависит от качества зрелищ! Если каждое варьете в кабаке называть мюзиклом, если различий не делать — люди ходить перестанут. Я — за чистоту бродвейского жанра. «Норд-Ост», «Чикаго», «Метро», «42-я улица» — это серьезный продукт. А этот город выдержит 50 мюзиклов, с таким-то количеством жителей и туристов…
       — Рисковали те, кто ставил «Метро», а теперь все уверены в окупаемости. Что же так волнуетесь перед премьерой?
       — Ну какое «Метро», у нас абсолютно революционный проект! У-у, это такой адреналин, что ты! Страшно еще как: выстрелит — не выстрелит?!
       — А почему бы Путина не пригласить на премьеру?
       — Он получил письмо, это обязательный момент протокола.
       — Чем вызвана бешеная популярность легкого жанра? Кризис драмы, эстрады или просто мода?
       — Мюзикл — явление времени, нового темпа жизни. Зритель получает «5 в одном»: сумасшедший бэнд, музыка, эстрадное удовольствие, драма в сюжете, спецэффекты. Артист мюзикла обязан одинаково хорошо играть, петь и танцевать. Некая критическая масса должна созреть для мюзикла. Да, у нас Миронов и Гурченко, люди их обожают, но школы нет. И другая проблема: наш действительно великий драматический театр приучил нас к идеям. У нас даже мюзикл умудряются под мораль подвести. В то время как его девиз «Развлекая — поучай». Нужно быть упорным, талантливым, готовым к успеху — такая простая мораль у «42-й улицы». Но даже этого там не больше 20%, остальное — развлечение, удовольствие для глаз и слуха!
       — Понятно, привозить мюзикл — честнее, чем клонировать его на местном материале. А нам-то какая разница? Фильма 1933 года мы не видели, различия вряд ли оценим. А незамысловатый сюжет «42-й улицы» — историю провинциальной Золушки Пегги Сойер, покорившей Бродвей, — можно было найти и в советском кино — взять хотя бы «Москва слезам не верит». И сделать современный вариант, задействовать безработных сценаристов, музыкантов.
       — Ерунду ты говоришь. Смысл тогда в чем? «Норд-Ост» получится, а не мюзикл. А насчет безработных — это верно. У нас дирижер и шесть музыкантов из Америки, а еще десять набирали русских. Чтобы получился бэнд мирового уровня, долго пришлось искать. Сколько их уехало в свое время… Вот пришло время работать на родине — их нет.
       — Реально взять кредит под мюзикл? Или деньги дают под ваше имя?
       — Реально. Конечно, бизнес-план очень важен, социологические исследования и прочее, но обращают внимание, кто просит деньги. У меня нет заводов-пароходов, но бренд «Краснов-дизайн» чего-то стоит.
       — Неужели больше, чем 11-миллионный бюджет «42-й улицы»?
       — А то! Мы еще сотню мюзиклов поставим силами нашего бренда! Американцы-правовладельцы не сразу поверили мне, и артистов пришлось уговаривать, фильмы о Москве показывать, чтобы не боялись. Но никто не разочаровался, на метро ездят — и ничего.
       — Так как же мальчик из Киева стал первым?
       — Образование правильное, методология. Киевский художественный институт, педагоги хорошие, практика правильная, в Москву постоянно ездил. Мотивация должна быть!
       — Что, надо себя заставлять — и все точно будет?
       — (Флегматично.) Ну да….
       — А что же у других упорных и талантливых не все гладко получается?
       — Учились плохо. А мне еще повезло на окружение и на время, когда все начиналось. Я пережил дремучий украинский консерватизм, борьбу с тамошней советской властью, маразматической вдвойне. В Москве у КГБ была другая тактика — давали художникам выставляться, чтобы взять самых прогрессивных на карандаш. Меня не трогали, я из другого мультфильма человек.
       — А вот есть мнение, что ваша манера оформления — вариация на тему Большого Советского Стиля.
       — Что такое стиль? Колонны? У «Роллинг Стоунз» тоже колонны на сцене. Пропорции сцены и экрана телевизора одинаковы — два к трем. В театральной работе важно искусство компиляции, создания композиции из остатков материальной культуры человечества. Приемы и способы этой композиции я и называю стилем, подачей собственного лица.
       — Какие у Бориса Краснова излюбленные приемы?
       — Нет. Смета определяет идеи. А диктует их образ. На концерте Танича мне хватило повесить диск в виде циркулярной пилы — уже образ. В Доме кино на вечере памяти Райкина — отвернуть уголок второго занавеса, показав атласный треугольник, добавить луч света и старый, со шнуром, микрофон — все, будто сейчас он сам выйдет на сцену.
       — А как появился образ «42-й улицы»? И что раньше — образ или смета?
       — Сначала ходил на Бродвей, потом договорились и начал придумывать. Тут фишка в «рамочной» композиции — по ходу действия герои шоу играют мозикл. Важно подчеркнуть этот китч в костюмах и декорациях. Такой вот театр со всеми марципанами.
       — Американцы будут петь на родном языке «42-я улица», а переводить будет Аркадий Арканов через наушники. Сам вы свободно владеете английским, а зрителя это не отпугнет?
       — «Ла Скала» почему на японском не поет? Роли, шутки, костюмы «42-й улицы» — такая же классика, проверенная временем. Арканов к тому же юморист, что отвечает фарсовой природе мюзикла.
       — Получается, что вы — единственная русская звезда «42-й улицы». Раньше вы были в тусовке, но за кадром, а теперь приходится лицом торговать. Чувствуете себя публичной фигурой?
       — Мне пришлось себя таковой почувствовать — при нашем-то пиаре. По радио ролики кричат: «Борис Краснов», в телевизоре постоянно, интервью, ток-шоу…
       — Ну и как? Узнают?
       — В Москве реже, чем на периферии.
       — Вы так артистично и уверенно держитесь в кадре. На сегодняшних съемках чуть не затмили саму Аллу Борисовну. В кино не приглашали сниматься?
       — Снимался в нескольких фильмах друзей. Больше не хочу.
       — Как можно быть пиарщиком, звездой, декоратором, организатором и постановщиком одновременно? Жить-то когда?
       — Сегодня вот еще не кушал. (На часах 16.30.) Нет системы, нет культуры организации — поэтому так тяжело. А доверить никому не могу.
       — Сгореть не боитесь?
       — Намного страшнее сгорать от безысходности, нереализованности, неудовлетворенности. Та же логика с мобильным телефоном: нервирует, мол, беспокоит… По-моему, наоборот. Если мобильный рядом и не звонит — все в порядке, я спокойно себя чувствую. А если отключен — нервничать начинаю: как там без меня? Поверь, со стороны чужая жизнь может показаться кайфом, а проблемы в ней могут быть покруче твоих.
       — А как в шоу-бизнесе удается сохранять отношения с людьми?
       — Плохо. Друзей многих потерял… В Киеве со мной даже водку не пьют: «Нахапал, конечно, теперь угощаешь…». Зависть — национальная черта советского народа. Еще Иван Грозный спросил Малюту Скуратова, отчего на Руси неспокойно. Тот сказал: «У нас, батюшка, и в мирное время друг друга грызут». Вот в Америке религия разума, она побуждает и делиться, и обогащаться. Наше государство никогда не культивировало, не поощряло успешность. Да о чем речь, если власть не может «скультивировать» мента, заставить народ по башке его не бить хотя бы, не то что уважать!
       — Тенденция последнего времени: на первый план выходит не художник, а куратор, организатор, продюсер.
       — Это от нехватки продюсерской культуры. Лига продюсеров нужна — иначе скоро сожрут друг друга. А мой вклад в общее дело в том, что на афишах шоу стали упоминать художника по костюмам и постановщика.
       — А для вас это творчество или бизнес?
       — Прежде всего реализация. Творчество ведь не только в рисовании, а еще и в умении организовать… Алло! Да! Ну и какого они там…Сейчас, подожди.
       — Да, алло! Еду.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera