Сюжеты

Алексей ВАСИЛЬЕВ: ВО ВРЕМЯ ГОНКИ ПРОСТО НЕ УСПЕВАЕШЬ ИСПУГАТЬСЯ

Этот материал вышел в № 79 от 24 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Автогонщик Алексей Васильев в паре с Николаем Фоменко уже третий год выступает в международном чемпионате GrandTouring (сокращенно — GT) за команду TNK Racing. Наши гонщики выглядят очень неплохо, но практически в каждой гонке им не везет...


       


       Автогонщик Алексей Васильев в паре с Николаем Фоменко уже третий год выступает в международном чемпионате GrandTouring (сокращенно — GT) за команду TNK Racing. Наши гонщики выглядят очень неплохо, но практически в каждой гонке им не везет — из-за неисправностей автомобиля результаты команды получаются чуть хуже, чем могли бы быть. И все-таки российская пара обратила внимание на себя: уже поговаривают о том, что Алексею Васильеву предстоят тесты в «Формуле-1».
       
       — Недавно за руль болида «Формулы-1» сел первый россиянин — Сергей Злобин. Теперь поговаривают о ваших тестах в «Формуле». Что тут слухи, а что правда?
       — Идея тестов появилась у одного из организаторов GT, по совместительству являющегося менеджером «Макларена». Но пока мне говорят, что надо подождать, будет возможность — поеду, главное — не торопиться. Что касается команды, то это будут ни «Эрроуз», ни «Минарди». От меня же ничего не зависит: я со своей стороны готов и физически, и морально.
       — Как вы оцениваете шансы Сергея Злобина в «Формуле-1»?
       — Сложно судить о шансах, не имея возможности видеть ситуацию изнутри. Скажу лишь, что мы с Сергеем давние друзья, можно сказать, что я приложил руку к началу его карьеры — помогал настраивать машину в гонках на выживание. Вообще Сергей не имеет как такового гонщицкого образования, но это не главное. Ведь «Формула-1» — это больше шоу-бизнес, чем соревнование. Сейчас ему необходимо укротить свой характер, а то, бывает, он и судей побить может. Вот если Сергею удастся не показывать свой нрав, то перспективы у него неплохие.
       — В «Формуле-1» для дебюта нужна суперлицензия. А как дело обстоит в GT?
       — Вообще суперлицензия больше предназначена для прессы, чем для организаторов. Ведь и без того понятно: опасный для других пилотов гонщик в верхние эшелоны автоспорта не пробьется. Есть пример Алекса Йонга — он даже по улице ездить не умеет, а суперлицензию получил без сучка и задоринки. Так что теоретически получить ее может любой. Что касается GT, то достаточно лицензии класса B, которую должна предоставить национальная автомобильная федерация. В разных странах лицензии отличаются друг от друга, и поэтому организаторы особо не проверяют их подлинность. В принципе можно показать даже водительские права, и ты будешь допущен к гонке.
       — Возможны ли в автоспорте такие скандалы, которые периодически происходят в футболе? Я имею в виду скандал с Сычевым, например.
       — На уровне чемпионата России — вполне. Только у трех-четырех пилотов команд-лидеров существуют контракты в полном понимании этого слова. Остальные получают деньги по факту выступления. Проехал в гонке — получай гонорар. Так что если кто-то захочет уйти, он уйдет. Если на Западе контракт — это 100 страниц текста, то у нас не больше десяти. И написаны в нем только самые банальные вещи вроде того, что перед камерой можно позировать только в экипировке команды.
       Кстати, могу привести и собственный пример. На заре своей гонщицкой карьеры я выступал в команде Canopus. Выступал неплохо, стабильно занимая второе место. Я был практически единственным конкурентом тогдашнего лидера Тараканова. При этом он ездил на «Тойоте», в то время как я — на «восьмерке». Так вот, в один прекрасный момент я понял, что имею право получать больше. Понял — и ушел из команды. Тем более что автомобиль принадлежал мне, и я мог продолжать выступления, просто отодрав наклейки Canopus. Команда, правда, пыталась меня вернуть всеми правдами и неправдами, но в итоге ничего так и не добилась.
       — Бывало ли так, что вы уже готовы были распрощаться с жизнью на гоночной трассе?
       — Тьфу-тьфу, таких ситуаций не было. Во время гонки часто находишься в таком состоянии борьбы, что просто не успеваешь испугаться. Страх возникает тогда, когда машина начинает скользить в повороте. И тут дело не в возможности получения травмы, а в чувстве ответственности перед командой, ведь при восстановлении машины потребуются дополнительные материальные средства, а механикам добавится работы.
       Два случая из тех, когда не я был за рулем, мне запомнились. Первый — это когда по телевизору показывали, как разбился Айртон Сенна. Второй — уже в реальной жизни. Дело было так. Стою я на светофоре с одним мужчиной. Загорается зеленый свет, я начинаю переходить дорогу. И вдруг слышу сзади удар — мужчину на огромной скорости сбил «УАЗ», несшийся «без тормозов». А ведь на его месте вполне мог оказаться я.
       — Автоспорт — это витрина автопроизводителей. А что вы думаете о серийных автомобилях? Какие три лучшие машины вы навскидку можете назвать?
       — На первое место поставлю Audi, дальше, наверное, Honda, третий Mersedes, только не новый «пластмассовый», а 124-й или 201-й. Впрочем, третье место, наверное, все-таки отдам не Mersedes, а BMW.
       — А какая машина сейчас у вас? Не гоночная, естественно.
       — Это Audi A4. Я купил ее в «Audi Центре» на Таганке по заводской цене. Ее сделали по моему спецзаказу в Германии, при этом запросив устраивающую меня сумму. Audi нравится тем, что при не очень высокой цене она является очень хорошим автомобилем для среднего класса.
       — Если бы ваш друг мог потратить на покупку машины, положим, 20 тысяч долларов, какую вы ему порекомендовали бы?
       — Выбор машины зависит от того, какую он захочет модификацию: стандартную или с «наворотами». В первом случае я бы обратил его внимание на BMW, во втором — на российский вариант Ford. Также неплохим выбором стал бы «напичканный» по полной программе Hyndai.
       — Жизнь не ограничена автодромами. Существуют и обыкновенные дороги, для проезда по которым специальная лицензия не нужна. Как, на ваш взгляд, водитель должен вести себя за рулем? Как понять, хорошо ты водишь или нет?
       — Скорость тут не главное. Главным критерием является то, обращает ли пассажир внимание на происходящее на дороге. Нет — значит, все нормально. Да — значит, надо ехать по-другому. Иногда и езда на скорости 20 км/ч может быть опаснее, чем сумасшедшее вождение пьяного таксиста по встречной полосе.
       — Не возникает ли у вас желание отомстить помешавшему вам на дороге водителю?
       — Ни в малейшей степени. Я профессиональный гонщик, я просто по статусу знаю об автомобилях очень многое. И поэтому я стараюсь смотреть на подобные выходки других водителей свысока, все заранее оценивать. Я могу предсказать действие другого человека по положению его плеч, по изменению поворота колес его машины. Заводит меня только одно: когда едущий впереди всячески старается не пустить меня вперед. В GT в такой ситуации я просто подтолкнул бы его, на дороге же приходится сдерживаться.
       — Какой совет вы могли бы дать обыкновенным водителям, которые каждый день ездят по Москве или другому большому городу?
       — Если вы относите себя к людям со взрывным характером, то время от времени выезжайте за город, чтобы растратить накопившуюся за время стояния в пробках энергию. Особенно хорошо делать это зимой в Крылатском. К тому же лишняя тренировка никому не помешает.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera