Сюжеты

СЛУЧАЙНЫЙ ЗВОНОК 26 ОКТЯБРЯ

Этот материал вышел в № 80 от 28 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ВОПРОСЫ: 1) Насколько неожиданным стал для вас сегодняшний штурм? Насколько своевременным? 2) Как, вам казалось, разрешится ситуация? 3) Как вы оцениваете действия спецслужб? Ирина Владимирова, секретарь, 30 лет: — Уступать террористам...


       

  
       ВОПРОСЫ:
       1) Насколько неожиданным стал для вас сегодняшний штурм? Насколько своевременным?
       2) Как, вам казалось, разрешится ситуация?
       3) Как вы оцениваете действия спецслужб?
       
       Ирина Владимирова, секретарь, 30 лет:
       — Уступать террористам было нельзя, а значит, штурма избежать не удалось бы. И хорошо, что он прошел именно сейчас. Чем дольше тянули, тем больше было бы жертв. Мне кажется, что брать центр вообще надо было сразу, как появились сообщения о том, что террористы минируют здание. Без жертв тоже не обошлось бы, но их было бы меньше.
       
       Валентина Петровна, пенсионерка, 70 лет:
       — Никакой неожиданности в штурме не было. Бандиты уже начали расстреливать заложников, и если бы военные промедлили, то жертв было бы намного больше. Молодцы, что догадались применить газ: будь террористы активны при захвате, они взорвали бы здание. Терять им уже было нечего.
       
       Леонид, доцент, 34 года:
       — Штурмовать здание нужно было в первые же часы – все равно по-другому окончиться это дело не могло. Любые переговоры с террористами заканчиваются после первой крови. Когда были убиты два заложника этой ночью, судьба бандитов была решена. С самого начала террористам не нужно было давать повода думать, что на их требования согласятся. На карту были поставлены целостность государства, авторитет власти, и, я уверен, в этой ситуации поступились бы даже несколькими сотнями жизней.
       
       Петр Марков,студент, 22 года:
       — Для меня этот штурм стал совершенной неожиданностью. Казалось, что равновесие продержится еще пару суток и власти пойдут на некоторые уступки. Я был на Мельникова в первые две ночи, а вчера остался дома. Когда узнал, что здание взяли, был очень удивлен.
       Оценивать действия спецслужб не могу – я не специалист. Одно непонятно: почему до сих пор говорят, что в здание запустили неизвестный газ. Разве нельзя дать формулу этого газа врачам?
       
       Лена, домохозяйка, 21 год:
       — О том, что произошел штурм, я впервые слышу от вас. У меня маленький ребенок, и времени смотреть телевизор и читать газеты нет совершенно. Я и про захват-то только вчера узнала.
       
       Сергей Анатольевич, продавец печатной продукции, 48 лет:
       — Я, конечно, не специалист, но мне кажется, что спецслужбы работали просто отлично. Мы за всем следили по телевизору, и сложилось впечатление, что военные действовали по какой-то хорошо отлаженной схеме, с самого начала знали, что делать. Время для штурма они выбрали самое подходящее и смогли свести число убитых к минимуму.
       
       Ирина Михеева, студентка, 27 лет:
       — Для меня штурм был неожиданным, но ведь должны были штурмовать — рано или поздно. Спецслужбы хорошо поработали, ничего не скажешь. Хотя жертв, конечно, много.
       
       Владимир, строитель, 43 года:
       — Штурмовать здание стоило, это бесспорно. Спецслужбы действовали отлично.
       
       Алексей Малитин, слесарь, 47 лет:
       — Штурма, конечно, не ждал. Думал, будут переговоры и никаких решительных действий. Как оказалось, штурм был неизбежным. Людей погибших жалко, но спецслужбы сработали неплохо. Можно сказать, что мы обошлись малой кровью.
       
       Марина Калитниченко, повар, 48 лет:
       — Не думала, что будут штурмовать. Задача спецслужб состоит не в том, чтобы освобождать заложников. Они вообще не должны были допустить того, что террористы свободно проникли в Москву. Потом им пришлось уже ориентироваться по ситуации. Штурм был проведен хорошо, жертв могло быть и больше. Ведь там шла такая бойня. Главное, что остальных людей спасли.
       
       Валерий, плотник, 40 лет:
       — Штурм был неожиданным. Но штурмовать нужно было в самый первый день, чтобы не дать террористам расположиться. Все эти переговоры были ни к чему. Зачем к ним пускали депутатов, журналистов? Нужно было действовать сразу, а не ждать, пока террористы начнут убивать людей. В целом спецслужбы сработали нормально, хотя и затянули операцию.
       
       Светлана Григорьева, студентка, 19 лет:
       — Ни в коем случае нельзя было штурмовать. Нужно было выполнять требования террористов, выводить войска из Чечни. Эта война не нужна никому: ни воюющим там нашим солдатам, ни самим чеченцам. Если бы террористы увидели, что власти идут на уступки, они бы постепенно отпустили всех заложников. А теперь мы имеем убитыми 67 человек. Это очень большая жертва. На месте Путина я бы выстроила перед стенкой сотрудников всех спецслужб, которые в этом участвовали, и расстреляла.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera