Сюжеты

СНОВА — ЗАЛОЖНИКИ. ТЕПЕРЬ — НА БОЛЬНИЧНЫХ КОЙКАХ

Этот материал вышел в № 80 от 28 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Во второй половине дня горздрав запретил сообщать прессе о состоянии бывших заложников. Главврачам запрещено давать интервью... Вместе с боевиками под действие снотворного газа попали все без исключения заложники. Но о побочных эффектах...


Во второй половине дня горздрав запретил сообщать прессе о состоянии бывших заложников. Главврачам запрещено давать интервью...
       

  
       Вместе с боевиками под действие снотворного газа попали все без исключения заложники. Но о побочных эффектах пока толком не сообщили ни «штабные», ни медэксперты. Усталые, непонимающие родные и знакомые пытались найти своих по наспех сделанным спискам, узнать, живы ли и когда можно повидать. Но больницы вечером 26 октября охранялись похлеще набитых инкассаторских фургонов.
       
       Больница № 53
       Никого в штатском не пускали. Пришедшим с передачей так и говорили: не положено, приказ. Никаких списков, естественно, не вывесили. Никаких данных о поступивших, о распределении по отделениям больных получить было невозможно. Журналистов гнали в шею. Два квадратных метра у входа сторожили восемь (!) автоматчиков и два вежливых усача, раздающих всем телефоны приемной. В 16.00 ворота все-таки распахнулись: впускали новый караван «скорых» и милицейских «уазиков». Пришедшие ругались с охраной, плакали и совали им деньги – они не знали, что делать.
       
       Горбольница № 13 (что на Велозаводской)
       С посетителями общались через железные ворота. Здесь опять были журналисты с мохнатыми микрофонами, которые старались втиснуть между прутьями, чтобы было слышно вахтеров. Выжимали новые комментарии у затравленных близких пострадавших. Через какое-то время из-за ворот объявили, что списки будут зачитывать в ближайшей школе, в актовом зале. Все ринулись туда.
       В тринадцатую доставили 329 пострадавших, из которых восьмерых на 17 часов дня опознать не смогли. Общее состояние оценивалось по трем категориям: терапевтическое (189 человек), хирургическое (88) и реанимация (52). Главврачу не давали говорить, и он скоро ушел, не отвечая на сыпавшиеся вопросы. Второй раз списки читал человек в погонах. Фамилия, имя, отчество – они были у большинства – означали, что пострадавший помнил себя и назвался. Были имена и фамилии без отчества и просто фамилии – это когда человек был в тяжелом состоянии либо несвязно говорил. Потом пошли вопросы, никем не контролируемые, сразу со всех сторон. Кого-то оставляли силы – при мне было два обморока. Постоянно звенели мобильные, на них не отвечали. Людей с камерами, снимавших зал, называли сволочами и бессердечными. Я записывал только цифры.
       
       НИИ имени Склифосовского
       Около НИИ им. Склифосовского толпятся 10—15 посетителей. Некоторые из них – родственники и знакомые заложников, остальные – посетители, пришедшие навестить обычных больных. Но никого из них не пускают на территорию больницы. «Вход разрешен только сотрудникам ФСБ, МВД и прокуратуры», — отвечает одной из родственниц, Татьяне, охранник — лейтенант милиции. «Но мне позвонили сотрудники этой больницы, сказали, что моя сестра Марина Буланова здесь. — Татьяна в растерянности. — Марина смогла только написать мой телефон на листке». «Подойдите к главному входу, там висит список, составленный врачами», — советует ей милиционер.
       На стеклянной двери прикреплен листок с 14 фамилиями заложников, написанными от руки, а в НИИ лежат 42 человека, вывезенных из дома культуры. Булановой в списке нет. «По «горячей линии» не пробовали узнать?» – спрашиваю у Татьяны. «Там все время звучит сигнал «занято», — отвечают за нее родные заложников.
       — Племянницу отвезли в Первую градскую, зять уже навестил девочку. Пришла в сознание два часа назад. Вроде отравилась газом, — рассказывает Татьяна. — Но там хотя бы впускают к больным, врачи постоянно дают информацию о пациентах.
       Родные заложников начинают стучать ногами в дверь. Охранник за стеклом неподвижен.
       — Два часа назад он выходил и зачитывал список выписанных из больницы заложников. Их трое. На вопросы наши ни слова не сказал, зашел.
       Часом назад бывших заложников навестил Путин. Потом в Склифе перестали давать какую-либо информацию. Врачи не ответили, как долго это продлится. Родные и знакомые пострадавших во время теракта вынуждены ездить по всем названным в СМИ больницам, искать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera