Сюжеты

«КРЫША» ПОЕХАЛА. С МИГАЛКОЙ

Этот материал вышел в № 80 от 28 Октября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Соседство с крупным госчиновником оказывается опасным для жизни Квартирный вопрос, что уже стало банальностью, портит человека. Хотя иногда этот человек испорчен уже давно и крепко. Как правило, большая испорченность сочетается с большой...


Соседство с крупным госчиновником оказывается опасным для жизни
       

  
       Квартирный вопрос, что уже стало банальностью, портит человека. Хотя иногда этот человек испорчен уже давно и крепко. Как правило, большая испорченность сочетается с большой властью. Игорь Костиков — глава Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. Видный госчиновник захотел обзавестись домом в Москве. Обзавелся. Завладев двумя последними этажами дома в районе Старого Арбата, принялся перестраивать помещения и — возводить новый этаж.
       Проживающей под г-ном Костиковым журналистке Елене Масюк пришлось вспомнить военные канонады. Я подъехал к Елене на место «боевых действий». Ее дом нашелся легко — грохот разносится на всю округу.
       — То, что они учинили, невыносимо, — говорит Елена. — Меня просто выживают. Сам Костиков сюда не наведывается. Поначалу он передал записку: «Предлагаю встретиться по поводу продажи квартиры». Я отказалась. Теперь представитель Костикова мне заявляет: «Все равно вы отсюда съедете!»
       — Старый дом?
       — Построили в 1926 году. Это дом московской интеллигенции. В квартирах, которыми завладел Костиков, жили небогатые люди. Квартиры они продали по дешевке. Видимо, Костиков решил сэкономить. Главное — дом может не выдержать экспериментов!
       Потолок у Елены и в спальне, и на кухне покрыт трещинами.
       — Посмотрите, какая расщелина, — показывает Елена. — Я измеряла: глубина — 9 сантиметров.
       Мы выходим во двор. Запрокидываем головы.
       — Вон рядом с костиковской — на крыше еще пристройка. После войны начали ее сооружать. Но вовремя остановились, поняли, что дом рухнет. Костиков этого понимать не желает. А соответствующие структуры ему потворствуют. Хорошо бы проверить, откуда у «ценителя ценных бумаг» столько средств, ведь он еще и в Питере отгреб себе несколько этажей.
       Мимо проходит старушка:
       — Воюешь, Леночка... — вздыхает она. — Без толку!
       — Соседи меня поддерживают, — объясняет Масюк. — Но сами они пассивны, я же мириться с наглецом не намерена! Буду спасать свой дом через суд.
       История Масюк — не бытовая частность.
       Таких историй, где есть обнаглевшие высокопоставленные собственники и страдающие жильцы, — уйма.
       Достаточно вспомнить бизнесмена Вадима Бойко, экс-депутата Госдумы и экс-кандидата на пост мэра Сочи. В свое время, въехав в дом в столице, он тоже прославился громким (я бы сказал, оглушительным) переустройством. В результате чуть не пострадали люди. Могучая ванна-джакузи продавила пол.
       Самый, пожалуй, важный аспект квартирной темы — коррупционный. В ближайших номерах мы планируем продолжить эту тему.
       Пока же хочется узнать у обычно неповоротливых чиновников префектуры:
       — Кто утверждал проект г-на Костикова?
       — Есть ли разрешение архитекторов?
       — Проводилась ли экспертиза?
       — Существует ли согласованный с многочисленными ведомствами (БТИ, пожарными и т.д.) план переустройства?
       Или при словах «ценные бумаги» законы г. Москвы действовать перестают?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera