Сюжеты

КАК ОЛИГАРХИ СЪЕЛИ КРЕСТЬЯН

Этот материал вышел в № 82 от 04 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Зачем откровенно банкротят сельское хозяйство? Битва против урожая Второй год подряд на воронежских черноземах уродился богатый урожай зерновых. Причем после прошлого урожая ученые доценты с кандидатами дружно обещали, что такое не скоро...


Зачем откровенно банкротят сельское хозяйство?
       

  
       Битва против урожая
       Второй год подряд на воронежских черноземах уродился богатый урожай зерновых. Причем после прошлого урожая ученые доценты с кандидатами дружно обещали, что такое не скоро повторится. Что это был уникальный шанс хоть немного поправить дела на селе. Но область не смогла извлечь пользу из даров природы и крестьянского труда. А теперь ждать второго пришествия такого урожая придется долго.
       Однако природа вместе с крестьянами опять потрудилась на славу, и опять ничего хорошего для крестьян из этого не вышло. Даже наоборот: беда пришла. Цена на зерно упала ниже низкого: рупь за кило. При этом хлеб на прилавках не подешевел. Хотя на мировом рынке, оказывается, ситуация для нас тоже очень благоприятна и спрос на российское зерно довольно высок. Живи и радуйся. Ан нет. Крестьянам от богатого урожая зерна достались корешки, а живет и радуется кто-то другой.
       В чем дело-то? Почему опять счастье не наступило? Когда такой вопрос задаешь «компетентным» – не органам, нет, а просто специалистам, — большинство из них показывают наверх, на московские капиталы, которые в последние годы активно «осваивали» дешевую провинцию. И освоили. Компетентные люди загибают пальцы:
       80—90% предприятий переработки в Воронежской области принадлежат трансрегиональным корпорациям из-под правительства РФ, корпорациям прошлых и настоящих министров, их замов, начальников отделов и простых олигархов с московских улиц; им же принадлежат все до единого хлебозаводы Воронежа;
       транспортные артерии и экспортные возможности принадлежат им же;
       элеваторы («О, элеваторы! – восклицают специалисты. – Это песня!») в последние годы создали фантастическую погоду на зерновом рынке; всех не своих они брали за горло и держали в этом положении до тех пор, пока сдатчики не начинали задыхаться и не соглашались признать их наместниками хлебного бога на земле. С соответствующим правом диктовать любые цифры оценки качества зерна, его объемов и сроков хранения. Никакие суды и правоохранительные структуры частным элеваторам не указ; сегодня зерно хорошее, а завтра уже подгнило, сегодня у него одна клейковина, завтра — совсем другая, сегодня пшеница была высших сортов, а завтра в ней больше половины оказалось почему-то кормовой. Все зыбко, и ничего не докажешь. Что, под открытым небом прикажете зерно держать? Посмотрите в окошко: дождь моросит который месяц и с паршивого элеватора хоть шерсти клок.
       Элеваторы стали второй крепостью на воронежской земле, которую московские капиталы взяли осадой и штурмом – с помощью, разумеется, местной пятой колонны из недорогих чиновников. После хлебозаводов. И налоги они платят Лужкову, по месту жительства.
       Рупь за кило — это еще ничего, воронежские крестьяне должны благодарить судьбу. В Оренбурге, пишут, кило фуражной пшеницы стоит 40–50 копеек. Солярка — в 15 раз дороже. Подобных методов борьбы с крестьянами в мировой практике еще не встречалось. Мировая практика — в худшем случае, один к одному. Ну пусть учатся.
       Литр минералки в Оренбурге стоит 20 рублей. Литр молока – 20–25 рублей. А в некоторых районах молоко закупают по 2–3 рубля за литр. Называется такое соотношение – «замочить в сортире».
       
       Да здравствуют йеху, строители капитализма!
       Вот приезжал в Воронежскую область президент Российской ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Владимир Башмачников, собирал фермеров и журналистов и говорил с ними. А крестьян он не собирал. Потому что какой смысл разговаривать с крепостными? Слово услышит только свободный. А крепостной, отдав кесарю все заработанное, пойдет самогон кушать.
       Президент всех фермеров объяснил, что сегодня в правительстве собрались в основном представители крупного бизнеса. Построения гражданского общества они не понимают (есть лишь надежда, что Путин хоть немного задумывается стратегически). А понимают они делать деньги. Быстро и побольше. В расчете, что завтра не наступит никогда. И ждать от них чего-либо иного – глупо.
       И сколько ни произноси слово «фермер», погоды во рту у нас они не сделают. Потому что фермер супротив министра-капиталиста – что плотник супротив столяра. Ни кредитов льготных, ни субсидий бюджетных им не видать никогда. Кредиты и субсидии нужны самим министрам. И пусть политики примут хоть сто программ поддержки и развития фермерства в России, все материальные блага из них достанутся тем, кому фермеры – конкуренты. Тем, кому надо, достанутся. Хотя какие им фермеры конкуренты? Так, одно название. Тем не менее даже малости не дождутся. Врагу – ни пяди.
       Встречался Башмачников со многими губернаторами и увидел он, что все они уповают на одно и то же: крупные агрохолдинги и мощные зернотрейдеры. Губернаторы и сами охотно создают подобные структуры. И получили губернаторы то, что хотели: сегодня в стране владельцев почти всех элеваторов можно пересчитать по пальцам.
       При этом антимонопольное законодательство выглядит особенно смешным. Монополия на хранение и на экспорт очевидна всем, кроме Антимонопольного комитета.
       Зерновые олигархи проводят довольно дружную политику. Нынешний дружный обвал цен на зерно – результат этой дружбы. Причем ограбление произведено по всем возможным направлениям: цену зерна сбили до предела, а задрали максимально стоимость «услуг» элеваторов. Не говоря уж о мощной инфляционной огневой поддержке со стороны энергетиков.
       Результат операции налицо: российские трейдеры скупали на внутреннем рынке зерно в среднем по рублю за килограмм, а на Западе продавали его по семь рублей. Прибыль существенно превышает искомые 300%, указанные Марксом. При этом сельхозолигархам даже не пришлось идти на преступление: операция по отъему денег у населения произведена на вполне законных основаниях. Один из 400 сравнительно честных способов.
       А что народ? Народ — ничего. Он чувствует, что дело плохо, но никаких намерений не выказывает. Опрос, проведенный институтом общественного мнения «Квалитас», свидетельствует: лишь шесть процентов воронежцев верят в снижение цен на хлебобулочные изделия, большая часть (45,5%) надеются лишь, что цены останутся прежними. Пессимисты, которых 34,3%, считают, что ничего хорошего ждать не приходится: несмотря на обвал цен на зерно, хлеб в цене даже возрастет.
       Правительство? Оно, как всегда, позаботилось об отечественном производителе. Правительство заговорило о создании государственного хлебного резерва, но именно тогда, когда торги на рынке закончились и продавцы с покупателями разошлись: госзаказ на зерно в размере шести миллиардов рублей приурочен к ноябрю. «Я тебя поцелую. Потом. Если захочешь».
       То есть власть и рыбку съела, и заботу о крестьянах как бы проявила. А шесть миллиардов на всю Россию – лишь часть личного состояния одного нефтяного или газового олигарха средней руки. А может, и хлебного. Впрочем, сказать «на всю Россию», имея в виду десятки миллионов крестьян, — значит, соврать. Съесть-то они, может, и съели бы, да кто ж им даст?
       Президент всех фермеров не раз удивился тому, что министры-капиталисты откровенно живут одним днем, под собою не чуя страны. Ведь рано или поздно при таких делах народ наверняка пожелает ответно замочить кого-нибудь в сортире. Башмачников видит лишь одно тому объяснение: надеются успеть в аэропорт и свалить из ограбленной страны на воссоединение с западными своими капиталами и вывезенными загодя семьями. Иначе разве можно столь оголтело?..
       Выход Башмачников видит достаточно простой: свобода и равенство всех форм собственности минус коррумпированность всей страны. Опросы населения институтом «Квалитас» никаких выводов о будущем сделать не позволяют.
       
       Села разменяли на валютный дисконт
       Когда некоторые кассандры и колдуны пророчат рост популярности коммунистов, у этого есть серьезные экономические основания. Это не просто брожение дум туда-сюда, а реальность, основанная на цифрах. Шевченко и Загайтов, два авторитетных профессора из Воронежской сельхозакадемии, выдали на днях арифметическую политэкономику процесса. Вот их расклад.
       В советские годы цена зерна составляла 97% цены хлеба на прилавке. В последний год правления Ельцина – 17,3%. Сегодня – до 9%. То есть 81% цены хлеба – услуги энергетиков, элеваторов, хлебозаводов и посредников.
       Никаких излишков зерна на самом деле нет. Это миф о загробной капиталистической жизни. В 90-м году производство зерна превосходило рекордный прошлогодний сбор на 23%, однако тогда и речи не заходило о перепроизводстве, и зерно в большом количестве докупали за границей. Суть мифа в том, что тогда до 75 миллионов тонн зерна шло в животноводство и мяса на душу населения потреблялось в 2,5 раза больше, чем сегодня. С тех пор спрос на продукцию животноводства упал радикально (не в Москве, нет, поэтому там этого и не замечают), что сократило потребность в фуражном зерне на 42 миллиона тонн. Так что основа нынешнего «избытка» зерна – элементарное голодание миллионов российских семей.
       Удивительно, но лидер объединения фермеров, человек правых взглядов, оценивает ситуацию совершенно одинаково с левыми. Видимо, потому, что в пролете от такого бизнеса оказались все, кроме весьма ограниченного контингента министерских капиталистов, приближенных олигархов и командующих пятыми колоннами на местах.
       Сегодняшняя ситуация в сельском хозяйстве грозит «раскрестьянить» Россию. Срок обвала цен удивительным образом совпал с принятием закона о свободной купле-продаже земли. Обвал этот окончательно рушит финансовое положение крестьян. Многим из них остается либо исход в города, либо спиться. Как в Англии XVII века говорили: «Здесь овцы съели крестьян», так и будущие историки смогут когда-нибудь написать о России начала XXI века: «Здесь олигархи съели крестьян».
       Да, крестьян откровенно банкротят. Кому нужна земля, которая даже в год рекордного урожая приносит одни убытки? Раньше банкротили предприятия, чтобы переделить их между собой и по дешевке. Поделили. Теперь, с принятием закона о купле-продаже, поделят землю. На войне, как на войне, — и власть олигархов разменивает «живую силу» села на валютный дисконт. Никого не беспокоят внутренний рынок и покупательная способность населения. Быстрей-быстрей взять свое сегодня, иначе «все вокруг колхозное» другие заберут. И сам собой навязчиво становится все более важным вопрос: успеют ли в аэропорт?
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera